Все о пенсиях в России

11:45В пенсионный стаж россиян включат время работы на Украине до начала СВО

два дня назадПутин подписал закон об индексации военных пенсий с октября на 5,1%

12.07.2024Депутат Чаплин рассказал, как будут индексировать выплаты работающим пенсионерам

Черные коллекторы теперь вне закона

Государственная Дума приняла, а Совет Федерации одобрил закон о защите прав и законных интересов физических лиц при осуществлении деятельности по возврату долгов.

05.07.2016 15:56

Автор: Леонид Левицкий

Черные коллекторы теперь вне закона
 

Авторы законопроекта -председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко и председатель Государственной Думы Сергей Нарышкин. Этот документ был крайне нужен даже не вчера, а позапозавчера. 20 лет банки и другие финансовые, торговые организации агрессивно затягивают россиян в долговые сети. За кредиты, а их подлинная стоимость тщательно скрывалась до недавнего времени, начисляется от 17 до 40 процентов в год. Это в банках. Примерно в такую же сумму обойдутся и потребительские займы в торговле. Рекорд ростовщичества за микрофинансовыми организациями — до 890 процентов в год.

УГРОЗА НАЦИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ

По информации ЦБ, каждый чет­вертый россиянин расплачивается по одному или нескольким креди­там. Их объем превысил 11 трилли­онов рублей — сумма, сопоставимая с расходной частью федерального бюджета. Если верить Объединен­ному кредитному бюро (ОКБ), за 2015 год просроченная задолжен­ность увеличилась на 48 процентов и достигла 1,15 триллиона рублей. Эта статистика — статистика беды. Общий долг продолжает расти и нынче. Это притом что средний за­емщик отдает в месяц 8905 рублей. Плата за потребительский кредит — 9680, за автокредит (или ипотеку) -15 603, за кредит на неотложные нужды — 7905 рублей. Треть россиян ежемесячно тратит на выплату дол­га от 10 до 25 процентов зарплаты, еще треть — 50 процентов, пятая часть — более 75 процентов. Для каждого четвертого заемщика велик риск стать «добычей» коллекторов. Свыше 300 тысяч человек одновре­менно гасят пять и более займов.

Все больше людей вынуждены влезать в новые займы, чтобы рас­платиться по старым. Население 30 регионов почти поголовно в долгах.

Откуда свалилась на нас эта на­пасть — закредитованность населе­ния, оказавшегося на грани массо­вого банкротства? Совет безопас­ности оценил ее как угрозу нацио­нальной безопасности. Если это так, то ответственно за нее Правитель­ство, прежде всего его финансово-экономический блок и Центробанк. Поспешными, непродуманными и непросчитанными действиями они буквально насаждали «кредитный рынок» — такой как в цивилизо­ванных странах, забыв, что там он формировался более века и что на нем жестко прописаны все правила и нормы.

Свыше 300 тысяч человек одновременно гасят пять и более займов»

ИГРА БЕЗ ПРАВИЛ

В России пошла игра без правил, в результате которой «кровеносная система» экономики обернулась ро­стовщической системой с дохода­ми, о которых разные там гобсеки и мечтать не смели.

Экономические власти разре­шили банкам буквально все, ничем не ограничивая их погоню за при­былью. Достаточно сказать, что 64 процента всех выданных населению кредитов — ничем не обеспеченные кредиты. Риск? Ни в коем случае — он в двойной-тройной мере закла­дывается в проценты займа. Если кто-то и не вернет деньги, то за него обязательно с лихвой рассчитается другой клиент. Финансисты исполь­зуют солидарный принцип — и всег­да в выигрыше. Банки так просто от своего не отказываются. Не будем вспоминать трагедию 90-х, когда главными инструментами возврата долгов были паяльник и кипятиль­ник. Сейчас методы помягче: запу­гивание словом и делом, шантаж, телефонный терроризм, запугива­ние близких, знакомых, соседей, настенная «агитация». Более редкие жесткие эпизоды…

Безусловно, банк не имеет к этим преступлениям отношения. Коллекторское агентство, которое непосредственно занимается вы­биванием долгов, — тоже. А кто же имеет? На все подобные эксцессы одно объяснение — это черные кол­лекторы. Но откуда у них адреса, явки, пароли — копии договоров и другая обширная информация о заемщике? Ею обладает только за­имодавец, есть и такое определение. Все остальные из очереди к долж­нику могли получить ее только у него. Система воздействия на нера­дивых клиентов появилась не сразу. Классические отношения: креди­тор — должник — суд. По постанов­лению последнего за дело берутся судебные приставы — арестовывают счета, имущество (если они есть у нерасплатившихся). Процедура эта долгая, хлопотная и, с точки зре­ния заимодавца, малоэффективная. По статистике, возвращается 20-25 процентов займа. Поэтому банки опять-таки по западному образцу стали создавать дочерние коллекторские агентства. Коллекторское (долговое) агентство (от английско­го collection — «сбор») специализи­руется на внесудебном взыскании просроченной и проблемной задол­женности.

Копии оказались по содержа­нию далеки от подлинников. Цель западных коллекторов — сблизить интересы кредитора и заемщика, предложить схемы расчетов, устра­ивающие обе стороны. Это работа посредников-интеллектуалов, полу­чающих свой гонорар за нее: чем мягче, тактичнее они себя ведут, тем чаще к ним обращаются. «Сбор долгов», как и любой финансовый бизнес, ориентируется на «долго­срочный период», на широкий круг клиентов. И понятно, любые формы выбивания долгов для него разру­шительны. Добавим, каждое запад­ное государство с разветвленным массовым кредитным рынком не полагается на интеллигентность, здравомыслие, высокую мораль фи­нансистов и других заимодавцев. В большинстве стран законы строго ограничивают деятельность кол­лекторов. Суть ограничений — за­прет на все досаждающие заемщику действия.

Когда в России пошли массовые потребительские необеспеченные кредиты, стало совершенно ясно, что вернуть их можно будет толь­ко жесткими силовыми акциями. Суды в сложившейся ситуации не помощники. У своих коллекторских агентств тоже связаны руки — один-два скандала обрушат любой банк. Так появились независимые коллекторские агентства (первое — в 2004 году). Сейчас их несколько тысяч -только в Москве более сотни. Кре­диторы (банки, торговые фирмы) нанимают их «собирать» долги за определенный процент от возвра­щенных средств. Или все чаще про­дают им долг — вместе с судьбой заемщика, который их больше не волнует. При этой передаче долг не уменьшается (хотя его и продают за треть или полцены), но возрастает и нередко в разы. Арифметика весьма проста — «тело» долга, накопившие­ся проценты на него, пени, штрафы за неустойку, зарплата и другие за­траты коллекторов.

Долги на благоприятной россий­ской почве растут почти со скоро­стью света. Попытки вернуть их простым напоминанием безнадеж­ны. В дело вступает неизвестно чья, но известно на кого работающая ар­мия беспощадных черных коллекто­ров. Опасаться им некого: основная масса заемщиков потребительских кредитов в правовом и финансовом отношении — необразованные люди. Законов, даже в минимальной мере защищающих их интересы, в Рос­сии до последнего времени не было. Первые — о потребительском кре­дитовании и о банкротстве физиче­ских лиц — приняты совсем недавно.

НЕ ТОТ ДРАЙВЕР

По уверению финансовых чиновни­ков, рост кредитования — драйвер экономики: увеличивает потребле­ние товаров и услуг. Казалось бы, все так, но услуг и товаров глав­ным образом импортных. Судя по данным Росстата, при увеличении кредитования в благополучные 2011-2013 годы темпы роста про­изводства, перевозок, платных ус­луг, занятости, доходов населения снижались при увеличении объ­емов кредитования населения. Три этих года активно рос лишь импорт, укрепляя чужие экономики. Погряз­шие в долгах россияне, подстегива­емые коллекторами, экономили на всем, чтобы выбраться из долгового рабства. Без силовых методов за­ставить беднеющее население вы­плачивать огромные долги просто невозможно. И чем жестче кризис, тем активнее их используют.

Осуществлять контроль и над­зор за деятельностью организаций, выдающих потребительские креди­ты, — обязанность Центробанка. В феврале 2016 года Генпрокуратура внесла представление главе ЦБ об отсутствии такого надзора. Руко­водители ЦБ в ответ сослались на осуществляемый дистанционный контроль, поскольку выездные ин­спекционные проверки слишком дороги…

1,15 триллиона рублей такова сумма просроченной задолженности на 2015 год по кредитам физических лиц
Старались не вмешиваться во взаимоотношения кредиторы — кол­лекторы — заемщики и правоохра­нители. К тому же закон о потреби­тельской кооперации легализовал деятельность коллекторов, назвав их «профессиональными взыскате­лями». Согласно Гражданскому ко­дексу кредитор может передавать свое право требования другому лицу без согласия должника. Так что «профессиональные взыска­тели» имели полную возможность использовать любые доступные им средства воздействия на непла­тельщиков. Единственное условие -«сообразовывать свои действия с правовым полем России». И сообра­зовывали… Город Волжский: «про­фессиональный взыскатель» явля­ется домой к должнику и, угрожая пистолетом, требует рассчитаться с финансовой организацией. Поли­ция отказалась возбудить уголовное дело. Омск: коллекторы разыскали беременную многодетную мать и «разъяснили», что ждет ее и ее де­тей в ближайшем будущем, если не вернет деньги. В Ульяновске, помни­те, своя новация-аргумент: бутылка с «коктейлем Молотова» — ребенка лечат по сей день. Характерно: на циничное злодеяние депутаты Гос­думы и члены Совета Федерации отреагировали раньше правоохра­нителей. Генеральная прокуратура, проверившая Ульяновскую область, выявила 165 отказов в возбуждении уголовных дел против коллекторов. Таких необоснованных отказов по стране многие тысячи, убежден де­путат Государственной Думы, руко­водитель проекта Общероссийского народного фронта «За права заем­щиков» Виктор Климов.

- Бездействие правоохранитель­ной системы порождает беспредел, бандитские действия со стороны взыскателей, — утверждает он.

За 2015 год МВД получило более 22 тысяч жалоб на действия коллек­торов. Но вот посадок, как говорит­ся, не видно. Зато развивается но­вый вид бизнеса — антиколлекторы. Они готовы защищать должников — не бесплатно, разумеется…

СИЛА ЗАКОНА, А НЕ СИЛА ТАЙГИ

Более десяти лет Правительство обещало подготовить закон, регу­лирующий рынок потребительских кредитов, защищающий права их получателей. В октябре 2015 года Минэкономразвития наконец-то представило свой проект на обсуж­дение Совета по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства. Члены Совета по­ставили документу неуд.

- Готовили десять лет и предста­вили «черновик», который предсто­яло полностью переписать, — удив­ляется депутат Госдумы, доктор экономических наук Иван Грачев.

Спрос на документ — в списки нерадивых плательщиков попали около семи миллионов россиян -стимулировал и его предложение. В начале года в Государственную Ду­му было внесено 11 законопроектов. Учитывая порядок их рассмотрения (на каждый из них Правительство должно выдать свое заключение), процесс затянулся бы на годы. Про­блему разрешил законопроект о защите прав и законных интересов физических лиц при осуществлении деятельности по возврату долгов, подготовленный председателями па­лат Федерального Собрания Вален­тиной Матвиенко и Сергеем Нарыш­киным. Документ не задержался ни в Правительстве, ни в комитетах Государственной Думы. И это его первый очевидный плюс — выигра­но время.

Долги по кредитам

Принципиальные положения закона. Право взыскивать долги предоставляется только кредитным организациям и коллекторским, включенным в государственный реестр. Микрофинансовые органи­зации и ломбарды такого права не получили. «Профессиональными взыскателями» не могут быть люди с непогашенной или неснятой суди­мостью. Закон четко прописывает, что дозволяется и что воспрещает­ся им предпринимать. Запрещаются любые формы давления на заемщи­ка — «досаждающие» действия. На­пример, взыскатель может звонить заемщику раз в день, два раза в не­делю, 8 раз в месяц с 8 до 22 часов в будни и с 9 до 20 часов в выходные. За вопиющие 400 звонков в сутки, как это случалось, теперь придется отвечать…

- Закон, несомненно, полезен. Он описывает стандарты деятель­ности профессиональных коллек­торов. Безусловно, станет легче за­емщикам. Важный рычаг: по жалобе должника коллектор может быть лишен своей лицензии, — говорит Наталья Никольская, председатель Московской коллегии адвокатов «Арбат». И уточняет: — Гражданам нужны не только запреты — их и сегодня предостаточно. Поджигать дома должников запрещалось и раньше. Закон должен быть подтвержден профессиональной ответственной работой служб правопорядка. Иначе все хорошие нормы останутся благими пожеланиями…