Алексей Пушков: «Надо искать бреши в информационных рядах Запада»

Штамповка «фэйковых новостей» — долгосрочная стратегия Вашингтона, но прибегает он к ней не от хорошей жизни

Алексей Пушков: «Надо искать бреши в информационных рядах Запада» Фото пресс-службы А.К. Пушкова

В эксклюзивном интервью «Парламентской газете» сенатор Алексей Пушков о баталиях на информационном фронте, регулировании Интернета, а также об ожиданиях от встречи Владимира Путина с Дональдом Трампом.

- Алексей Константинович, ложные новости или, как их повсеместно называют, «фэйк ньюс», стали уже неотъемлемой частью нашей реальности. На чём, как вы считаете, базируется этот тренд, насколько он долгосрочный?

- Это однозначно одно из новых и масштабных явлений XXI века, вызванное, прежде всего, ненадёжным положением США в мире, их неспособностью обеспечить свою гегемонию традиционными средствами. Данная тенденция, к сожалению, устойчива, и думаю, что пики её ещё впереди. Обусловлено это тем, что в мире нарастает борьба за контроль над международными отношениями в целом, над ресурсами, ходом событий в целых регионах, а также над национальной политикой.

Принципиальным отличием сегодняшней ситуации от, скажем, времён «холодной войны», когда также имело место противоборство на информационном поле, считаю то, что прежде на внутренней сцене западных держав ложные новости столь широко не применялись. А сейчас — посмотрите, что происходило в США вокруг избрания Трампа — «фэйк ньюс» буквально заполонили эфиры ведущих информационных каналов и страницы прессы.

Поэтому свести тенденцию распространения ложных новостей исключительно к идеологическому противостоянию Запада с Россией уже невозможно. Очевидно, что это более широкий и более крупный феномен.

По сути, мы имеем дело с созданием параллельной реальности, в основе которой лежит борьба за власть и за сохранение контроля над миром и, в частности, глобальными информационными потоками со стороны той либеральной элиты, которая к этой власти привыкла. Во внутренней политике США её представляют фигуры типа Хиллари Клинтон, Джона Маккейна, Барака Обамы и ряда других. Что касается мировой арены, то та же самая война развязана против России с целью удержания контроля над ходом событий в Сирии, на Украине, в Европе и так далее.

И эта борьба за власть лишь обостряется, поскольку у США появились реальные соперники, которых раньше не было, — в лице России и Китая. Сейчас, после агрессии в Ираке, Ливии и так далее, Вашингтону не удаётся навязать всем своё видение международных проблем и силовые способы их решения. Поэтому он вынужден всё меньше играть в «демократию» и нарушать свои собственные официальные принципы. Поэтому-то старые либеральные элиты генерируют и направляют полчища «информационных ландскнехтов» для ожесточённых атак на соперников.

- Алексей Константинович, дайте, пожалуйста, определение «фэйк ньюс» в привычном для вас формате Twitter.

- «Фейк ньюс» — это заведомо лживая или построенная на недостоверных данных информация, имеющая целью достижение конкретной политической цели.

 - Как же на всё это должна отвечать Россия? Может, нам тоже заняться в ответ производством «фэйковых новостей»?

- Дело в том, что стратегия «ложных новостей» имеет один очевидный недостаток — она должна быть тотальной и покрывать всё информационное поле. Если это условие не выполняется и в общей картине дезинформации появляются бреши, то эффект от лжи получается обратный — она начинает пожирать сама себя.

«Фэйк ньюс» распространяются в открытой, публичной зоне, поэтому они проходят своего рода проверку на прочность в общественной среде. И очень многие «факты» эти испытания не выдерживают. CNN сейчас оказались под очень серьёзным давлением даже в самих США за регулярную публикацию лживой информации.

Россия, думаю, должна сосредоточиться на расширении этих брешей в кажущемся незыблемым потоке дезинформации. Несмотря ни на что, тотальным фронт «фэйкох новостей» быть не может, всё равно, так или иначе, в нём есть просветы. Разумеется, это длительный процесс, борьба не на год и не на два.

- Алексей Константинович, а занимается ли этим возглавляемая вами Временная комиссия Совета Федерации по информационной политике и взаимодействию со СМИ?

- Со своей стороны мы провели уже два заседания по изучению самого феномена «фэйк ньюс». Участие в них приняли представители ведущих российских СМИ, эксперты, политологи.

Параллельно с этим Комиссия приступила к активной работе с зарубежными СМИ, обратив внимание на аккредитованных в России корреспондентов ведущих изданий из регионов, которые не всегда получают у нас должное внимание. Речь идёт о средствах массовой информации Египта, Ирака, Ирана, Ливана, Китая, Румынии, Сербии и других.

Так уж сложилось, что приоритет в России отдавался именно западным СМИ, однако сейчас, думаю, они являются наименее перспективными с точки зрения публикации объективной информации о нашей стране.

А вот в упомянутых выше государствах и регионах можно наблюдать поиск ответов на вопросы о том, что правда, а что нет, что соответствует реальной ситуации, а что — нет и так далее. Это вытекает, в том числе, из исторического опыта этих стран.

России желательно уделять больше времени арабскому миру, Латинской Америке и странам Азии, поскольку это те государства, от которых многое зависит в ООН, да и в информационном соотношении сил в целом.

Например, представитель сербского телевидения прекрасно помнит, как подавали его родину западные СМИ в 90-е годы, под каким соусом осуществлялись бомбёжки Белграда. Или Греция, где ситуация была иная, но страну тоже представили «самым плохим ребёнком Европы» для того, чтобы тем самым способствовать подведению её под долговую кабалу на многие десятилетия.

Кроме того, наша Комиссия в мае провела «круглый стол», участие в котором приняли 18 послов стран Латинской Америки и Карибского бассейна. Это была весьма полезная и интересная встреча. В этом регионе, кстати, копится раздражение от той информационной монополии, которую пытается удерживать Запад. Поэтому там очевидна потребность в альтернативной информации.

В свете этого России желательно уделять больше времени арабскому миру, Латинской Америке и странам Азии, поскольку это те государства, от которых многое зависит в ООН, да и в информационном соотношении сил в целом.

Надо понимать, что на Западе всерьёз обеспокоены появлением альтернативной точки зрения, возникновением неподконтрольного им информационного поля. Их тревожит, что на этих ресурсах высказывают свою позицию учёные, эксперты, политологи, бывшие, а иногда и действующие политики, которых не устраивает сложившаяся информационная парадигма.

 - В современных условиях как должно быть организовано взаимодействие общества и государства в плане регулирования распространения информации?

- Регулирование и сейчас осуществляется на базе законодательства, которое, как известно, в ряде случаев предполагает даже закрытие того или иного СМИ, не выполняющего предписания уполномоченного органа.

Я считаю, что средства массовой информации должны нести ответственность за те материалы, которые они публикуют. Нельзя, чтобы под предлогом свободы слова реализовывалась возможность размещения любых, зачастую просто недостоверных сведений.

Здесь, я полагаю, свою роль должны играть как государство, так и общество. Первое уполномочено препятствовать публикации откровенно недостоверных или манипулятивных сведений.

Общество же, со своей стороны, также должно реагировать. Не позволять безнаказанно говорить или печатать всё, что заблагорассудится. Необходимо, чтобы публичные высказывания соотносились с общественной моралью и традициями, демонстрировали уважение к тем институтам власти, которые существуют в стране.

Хотел бы заметить, что российское общество в этом плане выработало определённый иммунитет. Так, можно увидеть, как носители тех трактовок, которые идут вразрез с устоявшимися элементами национального сознания, оказываются отброшены на обочину. Важно, кстати, что происходит это не в силу уголовного преследования, а только по причине неприемлемости их взглядов для подавляющего большинства населения. Это правильно, потому что общество не должно быть всеядным.

Поэтому я за свободу слова, но при этом я также за действие этических и моральных норм при оценке поступков и событий, бросающих вызов общественным устоям.

  — Тем не менее регулирование необходимо. Как, на ваш взгляд, оно может и должно осуществляться в такой непростой среде, как Интернет?

- По этому поводу уже развернулись жаркие дебаты. Существуют как минимум две школы: одна подразумевает полную свободу Интернета, другая — ограничение этого пространства.

В идеале, по моему мнению, будет договориться на глобальном уровне и выработать международные правила для регулирования интернет-пространства.

Сейчас, полагаю, сложился глобальный консенсус относительно того, что Интернет не должен выступать средой распространения уголовно наказуемых преступлений. Думаю, что скоро придёт общее понимание необходимости закрытия Всемирной паутины для террористических организаций. Хотя пока юридический инструментарий для этого отсутствует.

Поэтому в идеале, по моему мнению, будет договориться на глобальном уровне и выработать международные правила для регулирования интернет-пространства. Слышны даже идеи создать некое подобие ООН, которая будет заниматься выработкой подходов и законодательства для Всемирной паутины.

Однако самый спорный вопрос — до какой степени стоит контролировать политический контент Интернета? Некоторые государства, например, Китай делают самостоятельный выбор в этом плане. Россия, напротив, регулированием в этой области не занимается.

Здесь, думаю, международное регулирование внедрено не будет — слишком неоднозначная сфера. Тем более что существует большое количество поклонников свободного Интернета. Что примечательно — это отнюдь не только либералы, но и иные круги, допустим, сторонники Викиликс и так далее. Именно сеть помогает последним обыгрывать монополию мэйнстрим-медиа, прорывать фронт лживых новостей.

- Накануне саммита «Двадцатки» в Гамбурге нельзя обойти стороной предстоящую встречу Владимира Путина и Дональда Трампа, которую мир, без преувеличения, ждал полгода. Что, на ваш взгляд, станет основной темой их разговора?

- У Дональда Трампа ситуация перед этими переговорами достаточно непростая. Во-первых, резко против нормализации отношений с Россией выступают его политические противники и даже отдельные сотрудники его администрации. Во-вторых, некоторые считают недопустимым проведение полномасштабной встречи двух лидеров из-за опасений, что это обстоятельство будет охотно использовано противниками Трампа во внутриполитической борьбе.

Кстати, именно этим колоссальным давлением внутри страны объясняется тот факт, что Дональд Трамп уже успел встретиться со всеми мировыми лидерами, но не с российским президентом.

В то же время, по моему мнению, Трамп всё же настроен серьёзно. Обращает на себя внимание, что он сам не сделал ни одного антироссийского заявления с момента своего прихода к власти. Напротив, в своё время он говорил, что попытается найти общий язык с Владимиром Путиным.

При этом я отнюдь не склонен думать, что встреча окажет кардинальное влияние на двустороннюю повестку. Но вместе с тем всё же считаю, что у Трампа есть возможность наладить конструктивное взаимодействие с Россией.

Так или иначе, США окажутся и уже оказываются в ситуации, когда некоторые вопросы без России они решать не в состоянии.

Так, эта встреча — хорошая возможность для того, чтобы установить личные рабочие отношения с Владимиром Путиным. Может даже получиться так, что они будут в определённом смысле позитивными. А это уже упростило бы решение целого ряда вопросов. При обострении ситуации в той же самой Сирии, допустим, два президента могли бы напрямую обсуждать варианты действий.

В целом, считаю, что такой шанс есть. И, думаю, Трамп постарается им воспользоваться. Так или иначе, США окажутся и уже оказываются в ситуации, когда некоторые вопросы без России они решать не в состоянии. Этого подчас не могут отрицать те же самые критики Трампа в конгрессе и сенате. Среди таких тем можно назвать сирийский кризис, поддержание режима нераспространения ядерного оружия, да и корейскую проблему тоже.

Поэтому просто вычеркнуть Россию с карты мира и заявить, что они сами справятся со всеми проблемами, американцы не в состоянии. И я считаю, что вот эта «логика необходимости», однозначно присутствующая в международных делах сегодня, когда ни одна из сторон не способна решить ни один крупный вопрос без помощи партнёров, создаёт шансы для того, чтобы хотя бы просто остановить ухудшение российско-американских отношений. А потом, может, даже и перейти к их улучшению на отдельных, конкретных участках, как в двусторонней, так и в глобальной сферах.

 



Автор: Иван Антонов, Матвей Белозеров

Просмотров 1490

06.07.2017

Популярно в соцсетях