Инцидент с химоружием в Сирии приблизил всех к кризису — эксперт

Сейчас сторонам приходится выбирать между плохим и очень плохим вариантом развития событий

Инцидент с химоружием в Сирии приблизил всех к кризису — эксперт

Фото Zuma/TASS

4 апреля представители Турции и оппозиции Сирии сообщили о химической атаке в городке Хан-Шейхун в пригороде города Идлиб. Национальная коалиция оппозиционных и революционных сил Сирии (НКОРС) обвинила в произошедшем сирийскую армию, подчиняющуюся президенту Башару Асаду. По разным данным, в результате инцидента погибли от 50 до 80 человек, ещё от 200 до 300 пострадали. Дамаск в ответ на обвинения заявил, что армия страны не обладает химоружием, а заявления оппозиции являются частью пропагандистской акции. Позднее в Минобороны РФ пояснили, что сирийская авиация нанесла удар в городе Хан-Шейхун по складу боеприпасов боевиков, где оказались арсеналы с химоружием. Расследование трагедии начали ООН и Организация по запрещению химического оружия. Также Великобритания, США и Франция предложили СБ ООН принять резолюцию с осуждением «нападения в Хан-Шейхуне, о котором сообщалось 4 апреля». Кому выгодно обострение ситуации и каковы будут последствия инцидента, «Парламентской газете» в интервью рассказал научный сотрудник Центра арабских и исламских исследований РАН Николай Сухов.

- Николай Вадимович, кому выгодна шумиха, возникшая вокруг инцидента в пригороде Идлиба, где более полусотни человек якобы стали жертвами отравления химическим оружием? Наиболее активно ведут себя сирийская оппозиция, Турция, сирийская сторона, естественно, защищается. Но кто выгодополучатель?

- Изначально непонятно, в чём суть ситуации. Оппозиционные силы заявляют о химатаке, правительство Сирии говорит, что был разбомблён склад с химоружием. Есть критические западные оценки, что всё это вообще инсценировка: «белые каски» там бросились всех спасть без защитных средств — с голыми руками, но в масках. Но газ зарин для живого человека даже при прикосновении к пострадавшему смертелен. Всё это вызывает сомнения.

Мы с вами не знаем, что произошло на самом деле. Я с утра связался со своими знакомыми в Сирии, очень информированными, но даже они находятся в растерянности и не знают, где правда. Единственное, что они говорят, что если сирийское правительство не виновато, то ему следует лучше себя информационно защищать, активнее освещать ситуацию и приводить больше доказательств невиновности.

В провинции Идлиб скопилось большое количество различных группировок, которые последние несколько месяцев после исхода из Алеппо боролись там за место под солнцем и финансирование. Так что, мне кажется, радикализация ситуации выгодна в первую очередь туркам, потому что они контролируют этот анклав. Им надо сдвинуть там положение дел с мёртвой точки.

Понятно, что Турция может оказывать таким образом давление на Россию, потому что мы не идём ей на уступки, в первую очередь по курдам. Можно рассматривать такой удобный и достаточно примитивный вариант — вызвать негодование международного сообщества, которое только радо возможности покритиковать нашу страну, и дальше давить на нас. Плюс обезопасить провинцию от наступления сирийских и просирийских вооружённых формирований. Иначе подконтрольные туркам формирования в Идлибе окажутся в «мешке», ведь всё снабжение идёт через Турцию.

- Дамаск в последние часы активно говорит о том, что химические вещества были доставлены в регион именно с территории Турции. Но удастся ли подтвердить этот факт?

- Я уверен, что это никак подтвердить не получится. Не факт, что об этом вообще будут упоминать — турки на подобные обвинения отвечать будут, естественно, отрицательно. Но логически химоружию в Сирии взяться неоткуда. Или газ произвели на месте, в чём я сомневаюсь, или его привезли — сделать это можно только с территории Турции.

- Есть ли вероятность, что химические вещества остались на территории Сирии после выполнения программы разоружения под эгидой ООН?

- На территории Сирии их не должно остаться. Это было в первую очередь в российских интересах. Если наблюдатели, и наши, и американские, добросовестно занимались ликвидацией химоружия, то всё, что было под контролем сирийского правительства, должно было быть вывезено.

- Правительство Сирии тоже было заинтересовано в том, чтобы избавиться от оружия…

- Конечно. Избавиться от малейшего предлога быть обвинённым. Даже от попадания в склад с химическими веществами — застраховаться и от такой неприятности. Но мы понимаем, что на тот момент были огромные территории, неподконтрольные правительству. Что на них хранилось, никто не знает.

- В итоге инцидент всё же возник. Какие теперь могут быть последствия для президента Сирии Башара Асада?

- Самые грустные. Президент США Дональд Трамп уже сказал, что изменил своё отношение к Асаду. Это раз. А во-вторых, американцы и британцы заявили, что в обход решения СБ ООН будут предпринимать меры. Что это может быть? Сразу напрашивается мысль о прямом вмешательстве и столкновении с российскими ВКС. Но здравый смысл какой-то должен присутствовать. Они могут также начать поставку летального оружия, каких-то новейших вооружений — всё может быть. Однако наверняка сейчас предположить трудно. Диапазон разнится от самых безумных вещей, например прямого столкновения, до усиления американского и британского присутствия в виде спецназа.

- Перспективы новой конфронтации в стране, конечно, не радуют. Как при этом на происходящее стоит реагировать Москве?

- МИД РФ уже высказался, но сделал это как-то бледно. В условиях информационной войны, конечно, свою позицию надо отстаивать активнее и профессиональнее. Пока этих моментов не видно ни с российской, ни с сирийской стороны.

По крайней мере, надо накладывать вето на резолюцию СБ ООН по поводу инцидента, если там будут содержаться жёсткие формулировки. Но что сделают в этом случае США и Великобритания, они уже сказали.

- Таким образом, Сирия останется серьёзным камнем преткновения между Россией и Западом?

- Совершенно очевидно, что в тех же США политические круги даже при смене руководства не дадут новому президенту пойти на сотрудничество с РФ. Во Франции всё зависит от выборов, от того, кто придёт к власти. Но там опять же выбор между плохим и очень плохим вариантом. Будущие кандидаты уже отрицательно высказались по поводу отношений с Россией.

Везде очень примитивная риторика, которая бьёт в одну точку — мы за права сирийцев, мы спасаем сирийский народ. Хотя на самом деле западные силы ничего толком не делают. Но получается, что все остальные — гробят жителей Сирии. Пальцем на РФ при этом не показывают, но всем понятно, кого имеют в виду в первую очередь. У Запада есть установки, клише, которые, по-моему, уже просто невозможно изменить.

Инцидент с химоружием приблизил всех к кризису. До этого всё шло более или менее, велись какие-то переговоры, но сейчас кризис усилился. Но надо сказать, что даже безотносительно к ситуации с веществами позиция сирийского правительства тоже неверна, на переговоры в Женеве всё же надо было активнее идти, а не занимать жёсткую позицию по отношению к оппозиции. Те силы, которые участвуют в переговорах, всё-таки реально было теми или иными усилиями перетянуть на свою сторону. Теперь же у кого-то лопнуло терпение, предполагаю, у протурецких группировок, и они решили спровоцировать обострение.

- Формат встреч в Женеве действительно не даёт желаемых результатов. Но ещё есть переговоры в Астане. Скажется ли обострение на их дальнейшей судьбе?

- Сейчас невозможно предугадать события в Сирии. Надо подождать комментариев всех участников переговоров, в первую очередь от просаудовских сил. Тогда будущее переговоров в Астане станет понятнее.  

Просмотров 5224

06.04.2017 16:35