Бунт против свалки: что происходит в Волоколамске

Если вдруг появляются новые очаги выхода свалочных газов, сразу применяется спецтехника, которая их тампонирует грунтом. Также ведутся работы по рекультивации – подготовке полигона под дегазацию. Всё идёт в плановом режиме согласно графику работ. Фото: ПГ / Игорь Самохвалов

В Волоколамском районе Подмосковья вводится режим повышенной готовности к чрезвычайным ситуациям. Всему виной — выбросы свалочных газов, в результате которых отравились несколько десятков детей. 

Мусорный ветер

Волоколамск — патриархальный городок в ста с небольшим километров от Москвы. Двухэтажные здания, симпатичные церковки, аляповатые вывески ресторанчиков и магазинов. Площадь перед зданием областной администрации Волоколамского района почти пуста. Лишь тут и там попадаются фотокорреспонденты столичных изданий, сиротливо ищущие «картинку». А ведь ещё накануне тут было не протолкнуться: на митинг против мусорной свалки «Ядрово» на площадь вышли несколько тысяч людей — почти четверть городского населения. Люди возмущались тем, что им приходится дышать свалочными газами, несколько раз за последние месяцы вылетевшими из разломов почвы, словно злой джинн из бутылки. 

«Ну как можно к этому относиться, если в час ночи ты вынужден убегать из дома, имея маленьких детей? — сквозь слёзы рассказывает 22-летняя студентка Екатерина. — Я аллергик. И вынуждена то и дело уезжать за 30 километров от родного города и снимать гостиницу. Просто потому что у меня есть шанс не проснуться ночью и умереть. Три тысячи рублей мне нужно отдать просто за то, чтобы пережить эту ночь!». 

Спутница Екатерины, менеджер Наталья никуда не выезжает, однако уже задумалась о том, чтобы насовсем сменить место жительства. Женщина сокрушается, что на новом месте придётся снимать жильё — ведь квартиру в Волоколамске теперь не продашь ни за какие деньги. 

От то и дело накрывающей город нестерпимой вони Наталья спасается, как и большинство горожан, «дедовскими» методами: закупоривает окна, развешивает по всем комнатам мокрые простыни и полотенца. Её семилетний сын то и дело хворает. Мать уверена, что всему виной — свалка, расположенная всего в двух километрах от города.

Респираторов на всех не хватило 

После выбросов свалочного газа городские и областные власти озаботились подготовкой к введению режима чрезвычайной ситуации. Одной из последних принятых мер стала закупка респираторов для горожан. Правда, на всех добра не хватило — 30 марта в городской администрации раздали всего 700 респираторов.

В числе других мер — появление возле горадминистрации передвижной лаборатории, в которой бесплатно проводят сбор крови на предмет обнаружения токсичных веществ. Информацию о том, сколько горожан прошли обследование и с какими результатами, врачи умалчивают — начальник лаборатории Галина Аркадьевна по всем вопросам отправляет в Минздрав.

«У меня знакомые проходили этот тест — и ничего в нём не нашли, — разводит руками оказавшийся поблизости менеджер спортивного магазина Николай. — Правда, власти нам говорят, что и в воздухе никаких превышений вредных веществ не обнаружено. Но тут уж так выходит — мы считаем, что власть врёт, а власть уверена, что это мы врём».

По соседству с передвижной лабораторией на площади стоит грузовик с крупным информационным табло на борту кузова. На экране меняются надписи, информирующие о том, что по состоянию на 10:00 30 марта специалисты МЧС забрали 8 проб воздуха, и превышений предельно допустимых химикатов не обнаружено ни по сероводороду, ни по формальдегиду, ни по другим вредным для человеческого организма веществам. 
Справедливости ради надо сказать, что никакого неприятного запаха в воздухе также не наблюдается. Так что же, может быть, и правда, проблема преувеличена? Для того, чтобы разобраться в ситуации, мы с фотокорреспондентом «Парламентской газеты» едем прямиком на мусорную свалку. 

«Хреновая» работа 

Полигон «Ядрово», на котором и произошли вредные выбросы газов, работает в штатном режиме. Туда-сюда курсируют мусоровозы вперемешку с другой спецтехникой. Неподалёку от входа стоит машина аварийно-восстановительной службы. Отирающийся поблизости специалист-аварийщик уверяет, что его коллеги в настоящий момент заняты заливкой полей фильтрации специальным реагентом, который уничтожает дурные запахи.
 
Сразу за шлагбаумом — утлая двухэтажная постройка, в которой располагается кабинет начальства. «Ну зачем сразу записывать?», — делает скорбное лицо крепкий мужчина с короткой стрижкой, едва завидев диктофон. «Работа такая? Хреновая у вас работа!» — выносит приговор начальник мусорной свалки. Впрочем, после недолгого обмена репликами Иван Кудельский становится добрее и объясняет причины недоброжелательности: он не был дома с женой и детьми вот уже трое суток подряд. Всё это время он находится на полигоне, все подходы к которому в бесперебойном режиме осаждают журналисты, экологические активисты, да и просто зеваки. Кудельскому чуть ли не ежеминутно названивают по телефону — от непосредственного начальства в центральном офисе до членов Правительства. Все хотят знать, в каком режиме проводятся работы по ликвидации чрезвычайного происшествия.

«Полигон работает в круглосуточном режиме. Все очаги у нас затампонированы. Если вдруг появляются новые очаги выхода свалочных газов, сразу применяется спецтехника, которая их тампонирует грунтом. Также ведутся работы по рекультивации — подготовке полигона под дегазацию. Всё идёт в плановом режиме согласно графику работ. Как только начнётся активная дегазация, никаких газов из стен полигона выходить не будет», — чётко и по-деловому рапортует начальник. 

Усадив группу журналистов в уютный ГАЗик-«буханку», Кудельский отвозит нас на вершину мусорной свалки, где и в самом деле кипит работа: более десятка специальных машин занимаются утрамбовыванием мусора, укладкой геотекстильного полотна и насыпанием сверху толстого и плотного слоя песка. Предмет особой гордости руководителя свалки — не имеющая аналогов в России 8,5-тонная машина для утрамбовки мусора — гигант на металлических колёсах с шипами. «Когда подготовительная работа закончится, в поверхности полигона будет сделано более пяти тысяч проколов, к которым будут подведены трубы. Потом это всё изолируется плёнкой так, чтобы ничего не могло проникнуть наружу. И газ будет направляться в газосборники», — объясняет Кудельский. 
 

Вернуть экологическую чистоту

На нижних уровнях свалки, где толстые снежные сугробы черны от налетевших грачей, также развилась кипучая деятельность: специалисты областного министерства экологии под наблюдением волоколамских активистов берут пробы грунта. Несколькими днями ранее они в том же составе брали пробы воды из местной речушки под названием Городня. Результаты оказались неутешительны: по многим параметрам предельно допустимая концентрация вредных веществ оказалась превышена в десятки раз. «Вода в ручье напоминает чайную заварку двухдневной давности — настолько она чёрная. В ней полно мышьяка, свинца и хлора», — сокрушается член инициативной группы общественных активистов Иван Каскевич. 
 
«Я родился в Тверской области, но в Волоколамске живу с 5 лет. И вот мне уже 51 будет в апреле, но я такого не припомню — чтобы жители были вынуждены биться за свежий воздух», — развивает тему Василий Пименов. По его словам, в советские годы отдыхающие в местных пионерских лагерях ходили в эти места в туристические походы. А теперь не то что рвануть в поход — подойти к свалке боязно. Всему причиной то, что из 49 свалок в окрестностях мегаполиса осталось всего 15. А мусорный полигон под Волоколамском попросту не приспособлен для приёмки такого количества мусора, которое свозят сюда со всей Московской области. 

Нужно менять сознание

«Мы здесь ради того, чтобы понять ситуацию. Проводится отбор проб, после этого будет проводиться их химический анализ. А далее будем действовать по результатам», — сообщил «Парламентской газете» работающий на месте происшествия консультант отдела по лицензионному контролю и федеральному государственно-экологическому надзору Министерства экологии и природопользования Московской области Дмитрий Топорков. Эксперт уточнил, что после выявления и расчёта ущерба юридическому лицу, которое заведует свалкой, могут быть предъявлены различные санкции, прежде всего штрафы.

Впрочем, штрафы — дело полезное, однако вовсе не главное, считают борцы за экологию. По мнению волоколамских активистов, важно, чтобы урон, нанесённый окружающий среде, был возмещён, а загрязнённые почва и воды — очищены должным образом. В отличие от горожан, встретившихся нам на главной площади Волоколамска, активисты не настроены на однозначное закрытие свалки. Их цель — добиться полной рекультивации и дегазации полигона. Что, как мы убедились глядя собственными глазами, производится в данный момент полным ходом.

Ну а специалист с 15-летним стажем, начальник полигона «Ядрово» Кудельский сетует на то, что в нашей стране до сих пор не производится раздельный сбор мусора и не внедряются мусороперерабатывающие технологии: «У нас никогда этим никто не занимался, а все хотят, чтобы за один день всё было налажено. Но такого не бывает. Людей надо постепенно приучать к этому. Строить мусороперерабатывающие заводы, а не мусоросжигательные. Тогда и экологическая обстановка нормализуется».

Автор: Игорь Самохвалов, Фидель Агумава

30.03.2018

Популярно в соцсетях


Загрузка...