Пилот разбившегося год назад самолёта Superjet выдвинул свою версию катастрофы

Пилот разбившегося год назад самолёта Superjet  выдвинул свою версию катастрофы

ФОТО: АГН МОСКВА

Причиной жёсткой посадки самолёта Superjet в аэропорту Шереметьево 5 мая прошлого года стало несоответствие нормам лётной годности. Об этом заявил пилот воздушного судна Денис Евдокимов, обвиняемый в гибели пассажиров, передаёт ТАСС.

По словам Евдокимова, если бы производитель вовремя доработал самолёт, «авиационные инциденты подобного характера не повторялись бы, а значит — безопасность полётов была бы на приемлемом уровне, а риски свелись бы к минимуму».

Пилот заявил, что после удара молнии перестала работать система управления лайнера. В связи с этим ему пришлось управлять самолётом вручную. При этом Евдокимов отметил, что после попадания молнии продолжать полёт вручную было невозможно. Это связано с тем, что в режиме Direct mode лететь можно только на небольших высотах, что ведёт к увеличению расхода топлива, пояснил он.

Пилот утверждает, что во время посадки лайнер не реагировал на его действия должным образом: при отклонении ручки управления на себя воздушное судно не поднимало нос, а опускало его, и наоборот.

Уход на второй круг был невозможен — причиной этому послужила обратная реакция самолёта на управляющее воздействие, заявил Евдокимов. Он сообщил, что увеличение режима работы двигателей «до взлётного дает очень сильное приращение кабрирующего момента». При обратной реакции на управляющее воздействие это  «привело бы к зарыванию носом во взлётную полосу либо падению на хвост», подчеркнул пилот.

«В обоих случаях, уверен, погибли бы все», — добавил Евдокимов.

По его словам, в уголовном деле о крушении лайнера отсутствует «хоть какая-то расшифровка параметров полёта, не говоря уже о детальном анализе действий и реакции воздушного судна на управляющие воздействия».

Собеседник издания также пояснил, что при соответствии конструкции шасси нормам лётной годности они должны были безопасно подломиться при первом превышении нагрузки, при этом второго отделения не произошло бы. Он отметил, что испытательные полёты с посадкой при массе, превышающей максимальную посадочную, не проводились. При этом производитель «написал о возможности посадки с массой вплоть до максимальной взлётной», утверждает Евдокимов.

Самолёт Sukhoi Superjet 100 авиакомпании «Аэрофлот», следовавший из Москвы в Мурманск, 5 мая экстренно вернулся в Шереметьево и совершил жёсткую посадку. При посадке у него подломились стойки шасси и загорелись двигатели. Всего на борту воздушного судна находились 73 пассажира и пять членов экипажа. В результате происшествия погиб 41 человек, 10 граждан получили травмы различной степени тяжести.

Генпрокуратура России утвердила обвинительное заключение по уголовному делу об этой авиакатастрофе. Денису Евдокимову предъявили обвинение в нарушении правил безопасности и эксплуатации воздушного транспорта, повлекшем по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью человека, смерть двух и более лиц, а также крупный ущерб.

По данным следствия, причиной происшествия стало несоблюдение командиром экипажа «процедуры эксплуатации самолёта при выполнении посадки».

Как сообщили ранее в Следственном Комитете, следователи проверили действия диспетчерской службы и службы поискового и аварийно-спасательного обеспечения полётов аэропорта. В сложившейся ситуации они никак не могли повлиять на трагедию. Кроме того, были изучены данные чёрных ящиков, согласно которым воздушное судно адекватно реагировало на действия пилота, заявили в СК.

Просмотров 2931

05.05.2020 14:01