Удар по лидерам и финансам

10 лет назад был ликвидирован Усама бен Ладен. Но перед человечеством по-прежнему стоит глобальная угроза «чумы XXI века»

Удар по лидерам и финансам

Фото: ТАСС/AP/Emrah Gurel

Десять лет назад, 2 мая 2011 года, был ликвидирован главный террорист Усама бен Ладен, но перед человечеством по-прежнему стоит глобальная угроза «чумы XXI века». Слишком много в мире противоречий, которые политики некоторых стран пытаются решать путем использования методов устрашения. В особенностях нынешней борьбы с терроризмом разбиралась «Парламентская газета».

Коронавирус осложнил борьбу с терроризмом

Мировая эпидемия не только развязала руки всевозможным экстремистам, она помогла им искать новых приверженцев и придумывать новые технологии. Так, свежие ноу-хау террористов — активное использование мессенджеров и дронов… Об этом говорили на Международной парламентской конференции «Глобальные вызовы и угрозы в условиях пандемии COVID-19. Терроризм и насильственный экстремизм», которая прошла в Петербурге 15 апреля во время весенней сессии Межпарламентской ассамблеи СНГ.

Недавно закончившийся 2020 год заставил людей подзабыть о старой угрозе — терроризме. Между тем он никуда не делся и продолжает оставаться одной из главных проблем общественной безопасности, напомнила спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко, открывая конференцию. «Ковид стал еще одним фактором, осложнившим борьбу с террористической угрозой», — констатировала она.

С ней полностью согласился и председатель Парламентской ассамблеи Совета Европы Хендрик Дамс: «Весь прошлый год нашим жизням угрожал коронавирус, который привел к беспрецедентным последствиям для социальной, экономической жизни». При этом, по словам главы ПАСЕ, антитеррористическая работа не останавливалась ни на минуту. Но все же перед европейским сообществом на первый план вышли другие вопросы: как соблюдать права человека в условиях пандемии, исполнять все стандарты Евросоюза.

Как сообщил директор ФСБ Александр Бортников, многие государства снизили масштаб контртеррористических операций. И этим не замедлили воспользоваться радикальные экстремисты.

Впрочем, махнули рукой на террористическую угрозу далеко не все. Например, Россия вместе с рядом стран продолжила наступление по этим фронтам. Так, в Сирии окончательно подорван потенциал ИГИЛ (организация, запрещенная в России. — Прим. ред.), и от открытого противостояния боевики вынуждены перейти к диверсионной тактике. «Не проходит дня, чтобы не было нападения на российские части, расположенные в Сирии», — сообщил глава российской спецслужбы. По его словам, примерно то же сейчас происходит и в Иране.

Массированные атаки

Но в мировом масштабе террористам стало легче. Они активно проникают в самые разные страны, пользуясь гуманитарными, трудовыми каналами, не забывая и нелегальную миграцию. Там экстремисты адресно продвигают свои идеи, вербуя сторонников. А из-за падения уровня жизни сделать это становится легче. Происходит это и в России, причем со своей спецификой: у нас в основном формируют «спящие» ячейки для проведения точечных атак. В основном — исполнителями-одиночками.

Фото: REUTERS/Naseer Ahmed

«Бандиты все тщательнее готовятся к терактам, наблюдают за местами массового скопления людей», — предостерег Бортников. Особой «фишкой» стали двойные теракты, когда после первого взрыва злодеи дожидаются приезда оперативников и проводят вторую атаку. «Так было, например, в декабре 2020 года в Карачаево-Черкесии», — сообщил директор ФСБ.

Следят радикалы и за новыми технологиями коммуникации — как только спецслужбы начинают перехватывать их сообщения, террористы тут же меняют мессенджер. Сейчас, например, у них в ходу сетевые игры с возможностью разговоров между участниками. Пользуются они и новой тактикой атак — используют массированные налеты дронов, несущих взрывчатку, а то и химическое или бактериологическое оружие. Дешевые, кустарно сделанные летательные аппараты за счет количества могут преодолеть противовоздушную оборону. Российские позиции в Сирии уже неоднократно становились целью таких атак, правда, нашим военным удавалось сбить беспилотники.

Все это не оставляет выбора: спецслужбы должны объединиться в борьбе с терроризмом, активнее взаимодействовать. По словам Бортникова, Россия к этому готова. Более того, по инициативе нашей страны в ООН недавно создали новое управление — контртеррористическое, которое возглавил российский дипломат Владимир Воронков.

По его словам, глобальная роль в борьбе с этим злом, безусловно, должна принадлежать ООН. «Мы намерены вести нормативно-правовую деятельность», — пообещал он. Это даст государствам и парламентам возможность активнее противостоять угрозе. Но особое внимание новое подразделение ООН уделит помощи жертвам терактов — сейчас совместно с Межпарламентским союзом она готовит модельный закон об адресной поддержке тех, кто пострадал от рук радикалов. «Это центральный пункт повестки дня», — уточнил Воронков.

Три ключевые опоры

«У терроризма три ключевые опоры: идеология, лидеры, финансы, — заявил «Парламентской газете» первый зампред Госдумы, член Национального антитеррористического комитета (НАК) Иван Мельников. — Что-то поделать с идеологией зачастую непросто, особенно если речь идет о той или иной разновидности фанатизма. Поэтому удары наносятся прежде всего по лидерам и финансам».

Уничтожение лидеров — сложная и важная часть борьбы с терроризмом, но сводить ее только к этому нельзя, подчеркнул депутат. Чем успешнее удары по главарям и финансам, тем слабее и пропаганда соответствующей идеологии, тем больше дезориентирована вся их организационная структура, тем слабее система вербовки. Тут есть взаимосвязь.

В современной истории Россия столкнулась с терроризмом одной из первых стран мира. В СССР террористами выступали одиночки, часто с психическим отклонением, но в 1990-х передел собственности, политическая дестабилизация и обострение межнациональных противоречий породили группы и целые преступные военизированные организации, практикующие вооруженную борьбу с властью.

В 1994 году, по экспертным оценкам, их численность колебалась от 200 до 300 тысяч человек, а население имело на руках до 1,5 миллиона стволов незаконно ввезенного огнестрельного оружия. В оборот вошло слово «киллер». Поток на Северный Кавказ оружия, наркотиков, иностранных боевиков и теневых денег ознаменовал этап развития терроризма, связанного с исламским фундаментализмом.

Иван Мельников. Фото: Пресс-служба Государственной Думы

«Традиционный ислам в России очень миролюбивый, он далек от экстремистских трендов, — сказал «Парламентской газете» первый зампред Комитета Совета Федерации по международным делам Владимир Джабаров. — Радикализм к нам пришел с Ближнего Востока». Начались подрывы самолетов и поездов, захваты заложников, бандитские рейды по стране, взрывы домов в Москве и других городах. Их жертвами стали свыше 1,6 тысячи  мирных граждан, порядка 400 правоохранителей и сотрудников спецслужб».

И тогда президент страны Владимир Путин произнес свои знаменитые слова о том, что мы будем преследовать и при необходимости уничтожать террористов везде, напомнил Джабаров. Так оно и получилось — в России была создана практически новая государственная система борьбы с этим злом.

Глобальный вызов

Сенатор отвел большую роль в снижении уровня терроризма в стране Национальному антитеррористическому комитету (НАК), образованному 15 лет назад. Он координирует и организует межведомственные усилия в противодействии терроризму. В его состав входят руководители 21 структуры исполнительной власти: ФСБ, МВД, Росгвардии, ФСО, МО, МЧС и других ведомств.

Это очень важный орган, подчеркивает Владимир Джабаров. Когда возникает угроза терроризма, разрабатывается план координации действий, идет обмен информацией, все это позволяет эффективно справляться с задачей.

Эту систему отличает комплексный подход. Это не только силовое подавление, но и работа по выявлению угроз, профилактике, минимизации и ликвидации последствий терроризма. Ее приоритеты — борьба с активными бандами и «спящими ячейками», противодействие распространению идеологии терроризма, защита объектов промышленности, транспорта и жизнеобеспечения, повышение эффективности деятельности федеральных органов власти по выявлению и пресечению каналов финансирования и иного ресурсного обеспечения террористической деятельности.

В 2020 году, по данным НАК, на территории РФ пресечена деятельность 71 законспирированной террористической ячейки, задержано более 800 бандитов и их пособников, уничтожено 156 тайников с оружием и боеприпасами, изъято 134 СВУ, свыше 100 тысяч патронов, более 3 тысяч мин, гранат и иных боеприпасов, заблокированы счета более 1200 лиц, причастных к терроризму, на сумму свыше 57 миллионов рублей.

В борьбе с терроризмом на современном этапе Иван Мельников выделяет две особенности. «Первая: содержательная. Терроризм — это глобальный вызов и требует скоординированных действий, — говорит он. Однако сегодня немало «двойных стандартов», когда те же Соединенные Штаты предлагают концепции, фактически разделяющие террористов на «плохих» и «не очень плохих».

Мы видим желание определенных сил ставить террористов на службу своим геополитическим интересам. Там, где выгодно, бороться с ними. Где не выгодно, оставлять как есть или даже поощрять. Вот эта конъюнктура является «усложняющим» элементом борьбы. Россия последовательно выступает за единые подходы и единые стандарты.

Вторая особенность — технологическая. Естественно, бурно развивающиеся технологии террористы стараются ставить на службу своим интересам. Возрастает и роль специалистов, умеющих «отлавливать» следы и угрозы в цифровом мире».

Борьба с терроризмом может вестись исключительно в рамках законности, подчеркивает научный руководитель Юридического института (Санкт-Петербург), доктор юридических наук, профессор Сергей Комаров. Нормативно-правовая база борьбы с терроризмом, помимо Конституции РФ, включает в себя 10 международных конвенций, семь федеральных законов, три указа Президента РФ, 14 постановлений и распоряжений Правительства РФ, ряд иных документов,  сообщил эксперт.

Отвечать на угрозы

Наша правовая база — действующая, но не застывшая, обращает внимание Иван Мельников. Над ней все время идет работа, причем совместная, с силовыми органами под эгидой НАК. Это обеспечивает не только глубокую проработку подходов, учет разных мнений, но и главное в нынешних условиях — оперативность в реагировании на новые вызовы и угрозы. Из важных решений последнего года вице-спикер особо выделил ряд изменений в законе №ФЗ-115 о противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма.

Фото: pixabay

Уточнен перечень подлежащих обязательному контролю операций с денежными средствами и имуществом. Каждая конкретная организация должна информировать о них Росфинмониторинг. По его запросу  профессиональные участники рынка ценных бумаг обязаны предоставлять сведения о клиентах и  их инвестиционных портфелях. Все это повышает прозрачность в очень чувствительном для террористов вопросе.

Еще одно направление — антитеррористическая защищенность охраняемых объектов, в том числе таких важных, как объекты ТЭК и особенно в Крыму. Серьезно укреплены возможности профилактики угроз на муниципальном уровне.

Сегодня в поле зрения государства — безопасность критической информационной инфраструктуры, а также борьба с «информационным экстремизмом», который подстегивается взрывным развитием цифровых технологий.

На фоне пандемии коронавируса заостряется вопрос о мерах по противодействию биологическому терроризму. Иван Мельников считает его большой трансграничной угрозой, один из путей противостояния которой — обеспечение прозрачности и безопасности всех непонятных объектов и лабораторий.

О непримиримости в борьбе с терроризмом говорит то, что в нашей стране законодательство приравнивает террористов по сути к военным преступникам. Срока давности для их наказания нет. Допускается пожизненное заключение. В местах лишения свободы во избежание распространения террористической идеологии и пресечения вербовки такие преступники содержатся отдельно.

Увеличена ответственность за ряд составов преступлений с административной (либо ее отсутствия) до уголовной. Из правовой тени выведены обучение способам террора, организация терячеек. Введено наказание за пособничество в совершении терактов и организацию терсообществ, оправдание и пропаганду терроризма, несообщение о подготовке или совершении таких преступлений. Ограничены возможности распространения терконтента в Интернете, своевременно устанавливается и блокируется работа вербовщиков международных терорганизаций.

Комплексные усилия в сфере противодействия терроризму дают результаты. По данным Александра Бортникова, более чем в 200 раз уменьшилось число бандитских атак, на Северном Кавказе ликвидированы основные очаги преступной активности и бандглаварей. В январе разгромлены остатки банды Аслана Бютукаева, причастной к взрыву в аэропорту Домодедово, нападению на Дом печати в Грозном и ряду других терактов. Сегодня регион — одно из популярных туристических направлений.

Конечно, на Северном Кавказе с его высокой плотностью населения и нехваткой рабочих мест еще остается питательная среда для вербовки исполнителей-террористов, замечает сенатор Джабаров, поэтому нужно продолжать работу по противодействию терроризму и его профилактике. Это не только забота силовых ведомств, но и других госорганов, общественных структур и самих граждан. Долг каждого — сообщать в органы госбезопасности любую негативную информацию, которая может предотвратить акты терроризма.

Цифры и факты

В 1990-2006 годы в РФ совершено более 70 жесточайших терактов, в которых погибли свыше 1,6 тыс. мирных граждан, а также около 400 сотрудников спецслужб и правоохранительных органов

В 2010-2020 годы в РФ:

- предотвращено около 200 терактов, или  96% всех атак, тогда как в 2010-м — лишь 1 из 10

- выявлена и ликвидирована 71 терячейка

- число проявлений тернаправленности (взрывов, захватов заложников, убийств) упало в 260 раз (с 779 до 3)

- из незаконного оборота изъято около 600 единиц огнестрельного оружия, 134 самодельных взрывных устройства, свыше 100 тысяч патронов, более 3 тысяч мин, гранат и иных боеприпасов.

- пресечено 184 канала финансирования терроризма, в т.ч.:

  • заблокированы финансовые активы более 1,2 тыс. лиц на общую сумму свыше 57 млн рублей
  • установлено около 4,5 тыс. граждан РФ, отправившихся за рубеж для участия в боевых действиях на стороне международных терорганизаций
  • за организацию каналов нелегальной миграции за 8 лет осуждены свыше 1 тыс. человек
  • почти 2/3 россиян признают положительной работу госорганов в области противодействия терроризму
  • в 2 раза снизилось число тех, кто считает вероятными теракты в местах своего проживания 
  • проведено 1,2 млн профилактических информационно-пропагандистских мероприятий (из них 470 тысяч среди учащейся молодежи) с охватом более 22 млн человек
  • ежегодно блокируется порядка 65 тыс. материалов террористического характера
  • более 5 тыс. печатных изданий, кинофильмов, видео- и музыкальных роликов включено в федеральный список экстремистских материалов

Координатор и организатор противодействия терроризму — Национальный антитеррористический комитет (НАК). В состав коллегиальных органов НАК и ФОШ входят руководители 21 госструктуры: ФСБ, МВД, Росгвардии, ФСО, МО, МЧС, СКР и ряда других ведомств.

#терроризм