Система безопасности в Европе деградировала из-за строительства однополярного мира

Россия констатирует деградацию системы безопасности в Европе и в мире в целом и предлагает конкретные шаги по укреплению доверия со странами организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ).

Система безопасности в Европе деградировала из-за строительства однополярного мира Фото ПРЕСС-СЛУЖБЫ СОВЕТА ФЕДЕРАЦИИ

Об этом заявила председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко на конференции по безопасности в Вене, призвав создать в ОБСЕ антитеррористический комитет.

Форум «Политика безопасности ОБСЕ — взгляд со стороны женщин» в столице Австрии, который орга­низовала Парламентская ассамблея Организации по безопасности и со­трудничеству в Европе, был призван показать женский взгляд на пробле­мы безопасности. Впрочем, несмотря на назревшие проблемы, приведшие к деградации глобальной системы безопасности, в России не ставят под сомнение необходимость ОБСЕ, поли­тическую важность и практическую значимость ее деятельности. На это обратила внимание спикер Совета Федерации, член Совета Безопасно­сти России Валентина Матвиенко, ко­торая стала основным докладчиком на конференции в Вене.
 
 
ВЫСТУПЛЕНИЕ ПРЕДСЕДАТЕЛЯ СОВЕТА ФЕДЕРАЦИИ В.И. МАТВИЕНКО
НА КОНФЕРЕНЦИИ «ПОЛИТИКА БЕЗОПАСНОСТИ ОБСЕ — ВЗГЛЯД СО СТОРОНЫ ЖЕНЩИН»
«ВЫЗОВЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ НОВОЙ ОБЩЕЕВРОПЕЙСКОЙ АРХИТЕКТУРЫ БЕЗОПАСНОСТИ»
Вена 23 марта 2017 года
 
Уважаемые дамы и господа!
Уважаемая госпожа Председатель!
Благодарю за организацию конфе­ренции по столь актуальной теме и приглашение принять в ней участие.
Глазами женщин многое действи­тельно видится по-другому. Они острее чувствуют ответственность за безопасность своей семьи, будущее своих детей, чем иные брутальные мужчины-политики.
Сегодня мир переживает тектони­ческие изменения. Взамен однопо­лярного мироустройства рождается многополярная модель, появляются новые центры экономического и по­литического влияния. Как все мы видим, этот процесс идет болезнен­но, не способствует большей без­опасности, наоборот, чреват новыми вызовами, в числе которых самым опасным является международный терроризм.
История, в том числе недавняя, говорит о том, что вопрос безопас­ности для Европы не праздный. Ведь именно здесь вспыхнули, разгорелись обе мировые войны, унесшие жизни миллионов людей.
Европа извлекла уроки из траге­дии прошлого. Несмотря на атмос­феру холодной войны, на континенте шел поиск новой архитектуры меж­дународных отношений, призванной обеспечить безопасность всех, без исключения, стран и народов регио­на. В этом процессе были приливы и отливы, успехи и неудачи. Но он шел и дал зримые результаты. Я имею в виду, прежде всего, Хельсинкское со­вещание по безопасности и сотрудни­честву в Европе 1975 года, принятый на нем Заключительный акт, создание Организации по безопасности и со­трудничеству в Европе.
Эти события напоминают нам о том, что продвижение в решении проблем общеевропейской безопас­ности может стать реальностью даже в самых сложных условиях. Главное — добрая воля, равноправие, уважение законных интересов всех стран и на­родов Европы.
Сегодня, к сожалению, обстанов­ка в Европе иная. Ее характеризуют дефицит доверия в отношениях госу­дарств, политическая напряженность, замораживание, а то и свертывание экономических связей, применение санкций, резко возросшая военная активность НАТО.
Мы, в России, считаем, что главная причина кризисного состояния без­опасности в Европе — это политика, проводимая нашими западными пар­тнерами после распада Советского Союза. Это событие было воспринято рядом государств как большая геопо­литическая удача, которая-де устра­няет Россию из числа влиятельных держав, открывает перед Западом возможность строительства одно­полярного мира при игнорировании сложившихся десятилетиями норм международного права. Именно такой подход и открыл дорогу к постепен­ной деградации системы безопасно­сти в Европе и в мире в целом.
А ведь существовала и другая перспектива. В ноябре 1990 года бы­ла принята знаменитая Парижская хартия для Новой Европы. В ней госу­дарства — члены ОБСЕ провозгласили: «Безопасность неделима, и безопас­ность каждого государства-участника неразрывно связана с безопасностью всех остальных».
Об этом четко и решительно за­явил Президент России В.В. Путин на Мюнхенской конференции по без­опасности еще в 2007 году.
В 2008 году Россия выступила с инициативой заключения Договора о европейской безопасности. Мы пред­лагали, предлагаем и сейчас создать единое неделимое пространство безо­пасности в Евроатлантике. Это позво­лило бы, наконец, покончить с насле­дием холодной войны. Однако проект Договора фактически заморожен, и не по вине нашей страны.
Все это не могло не привести к ограничению активности Организа­ции по безопасности и сотрудниче­ству в Европе.
И что мы сейчас в результате име­ем? Европа остается регионом с четко выраженными разграничительными линиями. Вместо объединительных проектов — расширение НАТО, по­явление на Европейском континен­те сегмента американской системы противоракетной обороны, фактиче­ское аннулирование ДОВСЕ и начало гонки вооружений, никому в Европе не нужной. В итоге мы получили от­сутствие четко выстроенной, эффек­тивно работающей системы безопас­ности в Европе. Такое положение не отвечает интересам ни европейских государств, ни всего международного сообщества.
Еще хочу сказать несколько слов о войне информационной. О каком со­вместном создании будущей архитек­туры безопасности в Европе может идти речь, если в европейских сред­ствах массовой информации, во всем медийном пространстве идет демони­зация России? Сколько-нибудь объек­тивная информация о нашей стране на Западе полностью отсутствует. Посмотрите Интернет, поезжайте в Россию и увидите: существуют две абсолютно разные страны. Реальная Россия со своими успехами, пробле­мами, реформами, насыщенной вну­триполитической жизнью. И Россия — полностью придуманная западными СМИ, обвиняемая во всех смертных грехах без каких-либо доказательств и фактов.
Вот вам последний пример. 20 мар­та в конгрессе США было заявлено, что американские спецслужбы не нашли доказательств российского вмешательства в выборы американ­ского президента. А уже несколько месяцев об этом говорится как о не­преложном факте, запущенная ин­формационная машина продолжает фабриковать новые страшилки. Ну и как в такой атмосфере строить до­верие?!
Скрытое и открытое противобор­ство в Европе, которое мы наблюдали последние 15 лет, закончилось в 2014 году тяжелейшим украинским кризи­сом — антиконституционным смеще­нием законного президента Украины с использованием националистиче­ских вооруженных формирований.
Давайте честно ответим на во­просы:
-Почему после подписания в Ки­еве соглашения об урегулировании политического кризиса, гарантами ко­торого выступили Франция, Польша и Германия, уже на следующий день произошел государственный перево­рот? Почему не сработали европей­ские механизмы? Ведь нужно было всего лишь через демократические процедуры избрать новую власть, и трагедии можно было бы избежать. При этом в ряде политических кру­гов Запада переворот на Украине был воспринят чуть ли не с восторгом. Еще бы! Дело идет к разрыву веко­вых связей между двумя исторически близкими народами и попыткам осла­бить Россию.
-Почему до сих пор не дана оценка расстрела из снайперских винтовок безоружных полицейских и мирных граждан на майдане? Тем более что этому есть документальные подтверждения в виде фото- и видео­съемок. Почему не наказаны те, кто сжигал в Одессе мирных граждан?
-Почему Европа мирится с неона­цистскими факельными шествиями в Киеве, других городах? Закрывает глаза на героизацию пособников Гит­лера — Бандеру, Шухевича, уничто­живших десятки тысяч украинцев, русских, евреев, поляков?
-Почему вместо мирных перего­воров с жителями собственной стра­ны, Донецка и Луганска, их бомбят и обстреливают тяжелыми вооружени­ями? Вводят экономическую, энерге­тическую и транспортную блокаду. В Донецке и Луганске — настоящая гуманитарная катастрофа. Киев три года не платит своим гражданам, живущим в этих регионах, зарплаты и пенсии. А там в настоящее время проживает около четырех миллионов человек. Людей наказывают за то, что после госпереворота и ультиматума националистических вооруженных отрядов они потребовали большей автономии, возможности самим из­бирать местные органы власти и го­ворить на родном русском языке.
Разве есть такая цель, которая может оправдать тысячи убитых, раненых мирных граждан, женщин, детей, разрушенные дома, школы, больницы?
Пока мы вместе не дадим честные ответы на эти и другие вопросы, пока ОБСЕ (то есть мы все) не найдет реальный выход из создавшейся ситуа­ции, не то чтобы строить, но даже говорить об архитектуре будущей без­опасности в Европе крайне сложно. Но уже сейчас ясно: без принуждения Киева к выполнению Минских согла­шений мы кровопролитие в центре Европы не остановим.
Сейчас на Украине действует са­мая большая за всю историю наблю­дательная миссия ОБСЕ в Европе. Мы, в России, с надеждой смотрим на деятельность ОБСЕ по урегули­рованию украинского кризиса через механизмы Контактной группы и Спе­циальной мониторинговой миссии. И рассчитываем на объективный анализ ситуации в зоне конфликта.
Такой же объективный взгляд не­обходим и в вопросе о Крыме. Россию обвиняют в оккупации полуострова. Это не соответствует действитель­ности.
Не говоря об исторических аспек­тах — это всегда была часть России, там более двухсот лет находится российский Черноморский флот, там проживает более 75 процентов рус­ских и русскоговорящих. Крымчане не приняли госпереворот, они не без оснований боялись националистиче­ских вооруженных отрядов, направ­лявшихся эшелонами на полуостров. Именно поэтому они провели рефе­рендум, на котором 97 процентов граждан проголосовали за воссое­динение с исторической Родиной — Россией. Голосование было мирным и соответствовало международному праву. Это было зафиксировано де­сятками зарубежных наблюдателей и журналистов, приехавших в Крым по собственной инициативе.
В соответствии с Уставом и дру­гими документами ООН все народы имеют право на самоопределение. Если бы этого не произошло, то по­следствия в Крыму были бы гораз­до трагичнее, чем даже в Донбассе и Луганске. Роль России была лишь в обеспечении мирных, безопасных, без давления извне условий для сво­бодного волеизъявления граждан. При этом не было ни одного выстре­ла, ни одной жертвы. Какая же это оккупация?
Косово, где даже не было референ­дума, Запад признал, а к России по­стоянно применяются двойные стан­дарты.
Несмотря на проблемы, накопив­шиеся в сфере европейской безопас­ности, Россия не считает, что между­народное сообщество зашло в тупик. Мы выступаем за возобновление активной работы по формированию архитектуры общеевропейской без­опасности.
Возможные шаги здесь просматри­ваются отчетливо — собирается Совет Россия — НАТО, конференция ОБСЕ по безопасности. И давайте без про­паганды, без политизации посмотрим, какие силы у кого и где размещены. И все станет предельно ясно. Появится основа, на которой можно договари­ваться и строить будущую архитек­туру безопасности, учитывающую интересы всех — от Атлантического до Тихого океанов.
Давайте вспомним. После распада СССР наши западные партнеры ни разу не предложили России сесть за стол переговоров и на равных обсудить подробно и комплексно стра­тегические рамки европейской без­опасности. Не предложили начать разработку новой системы взаимных сдержек и противовесов взамен преж­ней, разрушенной вследствие распада Советского Союза. А тогда нам твер­до обещали, что НАТО ни на метр не продвинется к нашим границам. Все обещания нарушены.
Фундамент для дальнейшей рабо­ты — международное право. Причем в основе должны лежать востребо­ванные механизмы ООН и ОБСЕ. Пло­щадка ОБСЕ в свое время именно для этого и создавалась.
Самое главное здесь — формирова­ние системы международных коорди­нат, единой для всех, а не для обслу­живания интересов лишь отдельных государств, которые, по Оруэллу, «равнее других».
В ряду безусловных приоритетов ОБСЕ находятся также борьба с тер­роризмом, незаконным оборотом нар­котиков и киберугрозами. Весомый вклад в эту деятельность вносит Пар­ламентская ассамблея Организации. Россия считает, что ее работа может быть более эффективной. В числе на­ших инициатив — предложение о соз­дании на базе Парламентской ассам­блеи ОБСЕ комитета по противодей­ствию терроризму. Его деятельность могла бы содействовать сближению подходов государств-участников в борьбе с террористической угрозой, координации их действий на данном направлении.
Вчера в Лондоне произошел тер­рористический акт. Хочу выразить искренние соболезнования семьям погибших и пострадавших. Сколько еще нужно новых терактов, чтобы осознать необходимость объеди­нения усилий в борьбе с этим все­мирным злом? Россия постоянно к этому призывает и готова к сотруд­ничеству.
Полностью сохраняет свою акту­альность формирование общего эко­номического и гуманитарного про­странства. Без решения этой задачи проект единой и безопасной Европы нельзя считать полностью реализо­ванным.
Вот почему, несмотря на расхож­дения, мы не намерены объявлять встречную холодную войну. Напро­тив, настроены на расширение все­сторонних контактов, в том числе парламентских! За это время можно было убедиться, что свертывание экономических и гуманитарных свя­зей с Россией ничего, кроме взаим­ного ущерба, не приносит. Не думают же всерьез в Брюсселе, что мы из-за санкций изменим нашу внешнюю по­литику вопреки национальным инте­ресам и безопасности страны?
Считаем, что пора возвращать атмосферу взаимного доверия. Мы выступаем за гармонизацию интегра­ционных процессов, идущих в Европе. Для этого необходим диалог между Европейским союзом и Евразийским экономическим союзом. Он был бы важен не только в экономическом, но и в политическом отношении. Сегод­ня этот проект становится все более актуальным.
Тем более что через два дня у Ев­ропейского союза — солидный юби­лей. 60 лет со дня подписания (25 марта) Римского договора. Искренне желаем Европейскому союзу преодо­ления имеющихся трудностей и выхо­да на новые рубежи.
Говорить о назревших проблемах можно еще долго. Однако это не ставит под сомнение саму необхо­димость ОБСЕ, политическую важ­ность и практическую значимость ее деятельности. Конференция дает нам возможность откровенно обсудить недостатки сложившейся системы безопасности, наметить пути их ис­правления, восстановления доверия. Необходимо двигаться к новой моде­ли отношений, адекватной современ­ным реалиям.
Россия к этому готова. Нравится это кому-то или нет, но без России — крупнейшей европейской страны — выстроить эффективную систему ев­ропейской архитектуры безопасности невозможно!
Совместными усилиями жен­щины разных стран способны до­биться многого. ОБСЕ не является исключением. И сейчас женщины занимают в ней ответственные по­сты. Тем не менее, полагаю, меры по повышению роли женщин в де­ятельности организации не будут излишними.
Уважаемые коллеги! Полвека на­зад Уинстон Черчилль сказал: «Если бы Европа однажды объединилась и признала свое общее наследие, не бы­ло бы предела счастью, процветанию и славе ее жителей».
Не вижу ни в нашей истории, ни в нашем настоящем ничего, что делает эту мечту несбыточной.
Желаю успехов всем участникам конференции.
Благодарю за внимание.
 
Вена. Здание парламента Австрии, где проходила международная конференция по безопасности 
Фото с сайта wikipedia.org
Вена. Здание парламента Австрии, где проходила международная конференция по безопасности

Просмотров 859

03.04.2017

Популярно в соцсетях