Лидер черногорской оппозиции посоветовал Турции блокировать расширение НАТО на Балканах для реализации «Турецкого потока»

Председатель Скупщины Черногории Дарко Пайович обратился в парламент Турции с просьбой ратифицировать соглашение о приеме страны в Североатлантический альянс.

Вопрос о ратификации соглашения может стать предметом торга во время встречи президентов РФ и Турции Владимира Путина и Реджепа Тайипа Эрдогана, которая пройдет на полях саммита большой двадцатки в Китае, — в свете потепления отношений Москвы с Анкарой. Ратификация идет в разрез с интересами России, Сербии и Черногории. Геополитическую обстановку вокруг возможного вступления Черногории в НАТО для Парламентской газеты прокомментировал черногорский оппозиционер Гойко Раичевич, лидер Унии за военный нейтралитет Черногории.

«Вызывает пристальное внимание вопрос ратификации протокола о присоединении Черногории к НАТО в Великом национальном собрании Турции, — говорит один из лидеров черногорской оппозиции Гойко Раичевич. — Турецкая республика исторически имеет в Черногории, особенно в Федерации Боснии и Герцеговины, да и на Балканах в целом высокое политическое влияние на мусульманские партии и большие экономические интересы в ряде стран региона. Сейчас актуальным становится проект газопровода «Турецкий поток». Его будут обсуждать во время встречи на полях саммита G-20 в Китае президенты Турции и России Реджеп Тайип Эрдоган и Владимир Путин.

В ходе недавней безуспешной попытки государственного переворота в Турции, унесшей жизни нескольких сотен граждан, международное сообщество в который раз убедилось, к каким трагическим событиям приводит американская политика вмешательства во внутренние дела суверенных государств. В данном случае она, насколько можно судить, осуществлялась через возглавляемую американскими спецслужбами пронатовскую секту Фетхуллаха Гюлена. Следует, к сожалению, отметить, что на протяжении длительного периода в Черногории у власти находятся проамериканские полукриминальные и коррумпированные марионеточные силы, возглавляемые натовским проповедником, премьер-министром Мило Джукановичем. Их деятельность привела к потере национального суверенитета, а насильственные подавления мирных протестов оппозиции поставили страну осенью 2015 года на грань Гражданской войны.

Поэтому поддержка Турцией исключительно проамериканского проекта насильственного втягивания Черногории, а в дальнейшем Сербии и других стран региона в НАТО будет означать добровольную уступку американцам турецкого влияния и геополитических планов на Балканах. Что касается экономического аспекта проблемы, то, как мы убедились в истории поведения Болгарии по отношении к «Южному потоку», под американским давлением ни одна из балканских стран не сможет предоставить свою территорию для энергетических магистралей по поставкам российского газа в Европу. В результате Анкара потеряет все очевидные выгоды страны-транзитера.

Турция десятилетиями подверглась непомерным требованиям, унизительной риторике со стороны Брюсселя и прямой подрывной деятельности США в собственной стране. Поэтому твердая позиция Анкары по неприемлемости вступления Черногории и других стран региона в НАТО сможет стать, во-первых, логичным ответом на действия США и ЕС. Во вторых, ключевым фактором роста турецкого политического влияния в регионе. В-третьих, важным условием для успешной реализации «Турецкого потока». Обладая самыми многочисленными в Европе и вторыми по величине в НАТО вооруженными силами, Анкара способна реализовывать собственные интересы, отличающиеся от амбиций геостратегов из Вашингтона и евробюрократов из Брюсселя. На таком фоне жалкими, унизительными и комичными выглядят просьбы из Подгорицы о поддержке вступления Черногории в НАТО. Руководство Великого народного собрания Турции и правящей Партии справедливости и развития прекрасно понимает, что просители являются агентами влияния США, их деятельность не имеет легитимной поддержки граждан. А их мандат пребывания во власти завершается в течении полутора месяцев.

На мой взгляд, большие перспективы представляют начавшаяся нормализация и развитие турецко-российских отношений. Турция и Россия, безусловно, — многовековые соперники, геополитическое противоборство которых на Балканах не забывают. Но на данный момент они имеют хорошие шансы в рамках развития стратегического партнерства начать поиск общих подходов к обеспечению безопасности и стабильности Балканского региона, в том числе в целях успешной реализации энергетических проектов. Хотелось бы выразить надежду, что Москва и Анкара включат в повестку развития российско-турецких отношений, а также балканские региональные вопросы».


Просмотров 711

02.09.2016

Популярно в соцсетях