О решении ЕСПЧ по делу «Нефтяная компания «ЮКОС» против России»

31 июля 2014 года Европейским судом по правам человека (ЕСПЧ) было вынесено Постановление по делу «ОАО «Нефтяная компания «ЮКОС» против Российской Федерации» (жалоба № 14902/04), ключевым пунктом резолютивной части которого является положение о том, что государство-ответчик (Россия) обязано выплатить акционерам компании-заявительницы (ЮКОС) в составе на момент ее ликвидации и, в зависимости от обстоятельств, их правопреемникам и наследникам компенсацию в размере 1 866 104 634 евро.

Министерство юстиции Российской Федерации, полагая, что данное Постановление не может быть исполнено в Российской Федерации ввиду несоответствия его выводов Конституции обратилось с соответствующим запросом в Конституционный Суд.

Конвенция о защите прав человека и основных свобод (Европейская конвенция по правам человека) по юридической силе является международным договором Российской Федерации, заключенным соответствии с Конституцией Российской Федерации, ни положения Конвенции, ни акты Европейского суда по правам человека не могут отменять или изменять смысл каких-либо положений Конституции, при этом, органом, обладающим исключительной компетенцией по толкованию положений Конституции является Конституционный Суд Российской Федерации.

Европейский суд по правам человека, осуществляя применение Европейской конвенции по правам человека, является субсидиарным судебным органом по отношению к органам национальной юрисдикции. В Российской Федерации Конституция обладает верховенством и высшей юридической силой, что обуславливает применение и исполнение в правовой системе Российской Федерации только тех актов международных судебных органов, которые соответствуют положениям Конституции по их смыслу, даваемому Конституционным Судом Российской Федерации, исполнение актов международных судов, противоречащих положениям Конституции невозможно в правовой системе России. Данная позиция нашла отражение в том числе в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 14.07.2015 г. № 21-П, где отмечается, что акты Европейского суда по правам человека исполняются с учетом принципа верховенства Конституции Российской Федерации, а также, что Европейский суд по правам человека является субсидиарным межгосударственным судебным органом по конкретным делам в случаях, если исчерпаны все конституционно установленные внутригосударственные средства судебной защиты.

Российская Федерация неоднократно демонстрировала, что признавала и признает действие Европейской конвенции по правам человека, юрисдикцию Европейского суда по правам человека, его право толковать положения Конвенции, однако, неуклонно стояла и стоит на позиции принципа верховенства национальной Конституции как базиса государственного суверенитета.

Конституционным Судом Российской Федерации ранее были сформулированы правовые позиции, которыми была подтверждена конституционность тех законов, которые были применены в деле ЮКОСа российскими судами, корректность применения этих норм подтверждена российскими судами в конкретных делах.

Субсидиарный характер актов ЕСПЧ по отношению к нормам и правовым принципам национальных юрисдикций неоднократно находил отражение в правоприменительной практике ряда европейских государств, что подтверждает соответствие определения исполнимости актов ЕСПЧ практике западноевропейских правопорядков. Так, например, неисполнимым в правопорядке Великобритании является Постановление ЕСПЧ от 6 октября 2005 года по делу «Херст против Соединенного Королевства» (жалоба № 74025/01), что признается самой Великобританией. Конституционный Суд Италии в Постановлении от 19 ноября 2012 года по делу № 264/2012 отмечал, что противоречие между защитой, предусмотренной Конвенцией о защите прав человека и основных свобод, и конституционной защитой основных прав должно разрешаться в направлении максимального расширения гарантий и при условии обеспечения надлежащего соотношения с иными интересами, защищаемыми конституцией, т.е. с другими конституционными нормами, гарантирующими основные права, на которые могло бы повлиять расширение отдельно взятой гарантии.

В соотношении Постановления ЕСПЧ по делу ОАО «Нефтяная компания «ЮКОС» против Российской Федерации» с нормами российского правопорядка фактически противопоставляются друг другу такие правовые категории, как право на получение компенсации и право собственности — с одной стороны — и субъективная добросовестность заявителей в совокупности с конституционной обязанностью по уплате законно установленных налогов и сборов — с другой стороны. Именно национальный правопорядок определяет соотношение данных правовых категорий, выстраивая систему регулирования и правоприменения, определяя пределы реализации тех или иных прав и свобод.

В деле «Нефтяная компания «ЮКОС» против России» недобросовестность ряда акционеров ЮКОСа была установлена вступившими в силу решениями судов, обладающими качеством преюдиции, что не учтено в Постановлении ЕСПЧ, поскольку компенсация присуждена «списочному составу» акционеров, что также противоречит принципу индивидуализации защиты прав и свобод.

Принцип юридической заинтересованности в системном единстве с принципом законности предполагает, что лица, интересы которых подлежат судебной защите, должны не только быть заинтересованы в восстановлении нарушенных прав, но и доказать факт нарушения их прав, факт причинения им ущерба, данные обстоятельства подлежат исследованию судами, при этом размер компенсации должен быть пропорциональным причиненному ущербу лицам, а также быть основанным на фактических обстоятельствах дела, которые должны исследоваться судом, чего не было осуществлено ЕСПЧ в деле «Нефтяная компания «ЮКОС» против России», что расходится с конституционным смыслом положений статей 46 и 47 Конституции Российской Федерации о праве на судебную защиту.

Следует заключить, что исполнение принятого Европейским Судом по правам человека постановления, которое необоснованно накладывает на Российскую Федерацию существенные расходные обязательства, связанные с выплатой непропорциональной компенсации в пользу отдельных лиц, может привести к диспропорции защиты прав налогоплательщиков, а также к нарушению социальных обязательств государства, что недопустимо и противоречит положениям Конституции Российской Федерации.



Ещё материалы: Андрей Клишас

Просмотров 1693

19.12.2016

Популярно в соцсетях