Заводы едут на Восток

80 лет назад ЦК ВКП(б) и Совнарком СССР приняли постановление о создании Совета по эвакуации

24.06.2021 09:52

Автор: Людмила Глазкова

Заводы едут на Восток
  © Общественное достояние

24 июня 1941 года, 80 лет назад, ЦК ВКП(б) и Совнарком СССР приняли постановление о создании Совета по эвакуации. Всего за полгода из западных регионов страны на Урал, в Сибирь и Среднюю Азию было перевезено более 2,5 тысячи важнейших промышленных предприятий и около 17 миллионов человек. Эта беспримерная в мировой истории героическая и драматическая эпопея внесла важнейший вклад в нашу Победу в Великой Отечественной войне.

Катастрофическое начало

К ноябрю 1941 года гитлеровские войска оккупировали территорию СССР, где жило почти 40 процентов населения страны. Здесь располагалось 31 850 промышленных предприятий, 1135 шахт, свыше трех тысяч нефтяных скважин, 61 крупная элект­ростанция, сотни других предприятий. Они давали 63 процента добычи угля, выплавки 68 процентов чугуна, 58 — стали и 60 — алюминия.

В ноябре — декабре Донецкий и Подмосковный бассейны полностью прекратили поставки угля. По итогам года выпуск промышленной продукции упал в 2,1 раза, проката черных металлов — основы оборонки — в 3,1, проката цветмета — в 430, шарикоподшипников — в 21 раз. Из строя вышел 41 процент желдорпутей.

В зоне боевых действий или прифронтовых районов оказалось свыше 4/5 предприятий оборонки, в том числе 94 процента авиазаводов по линии Ленинград — Москва — Тула — Брянск — Харьков — Днепропетровск.

23 июня, как вспоминал тогдашний нарком авиапрома Алексей Шахурин­, встал вопрос о срочной эвакуации авиазаводов из Белоруссии и Прибалтики, дублировании всех уникальных предприятий, создании их филиалов и определении мест дислокации.

Актуального плана эвакуации на начало войны не существовало, говорит директор Центра истории военной экономики РАНХиГС Алексей­ Исаев. Это официально признанный факт. Устаревшие планы 1937 года практического значения не имели, поскольку советская индустрия шагнула уже далеко вперед.

Эвакуированный Тульский оружейный завод. Оренбургская область, Медногорск. Зима 1941 г © Павел Лисенкин/ТАСС

Совет по эвакуации возглавил нарком путей сообщения Лазарь Каганович, его заместителями стали зампред Совнаркома Алексей Косыгин и кандидат в члены Политбюро ЦК, секретарь ВЦСПС Николай Шверник. Состав совета несколько раз корректировался, что говорит об импровизационном характере его формирования, замечает военный историк.

Эвакуация плюс мобилизация промышленности

Расхожий образ с вывозом станков в чистое поле к реалиям имеет отдаленное отношение. Общий принцип — эвакуация на площадки существующих или строящихся заводов в глубине страны.

География эвакуации охватывала всю страну, говорит Алексей Исаев, причем в 1942 году приходилось ряд предприятий эвакуировать повторно ввиду немецкого наступления на Волгу и Кавказ. Как, например, в городе Рыбинске, куда после снижения опасности потери Московского региона заводы возвращали обратно.

Только по авиапрому эвакуации подлежали 66 заводов Украины, Белоруссии, Ленинграда, Москвы и Московской области. В прифронтовых районах они до последнего дня давали продукцию для нужд армии. За полгода войны общие потери ВВС Красной армии составили 21 200 самолетов (из них боевых — 9233). Можно понять, как важно было восполнять потери техники. Вот почему нарком авиапрома Шахурин, обеспечивший осенью 1941 года выпуск в день до 100 боевых самолетов, получил звание Героя Социалистического Труда. Награда не служила индульгенцией за дальнейшие просчеты. В марте 1942 года на документе ГКО о недодаче фронту самолетов значится резолюция Сталина Маленкову: «Возьмите за жабры размазню Шахурина».

Адреса эвакуации — Поволжье, Урал, Западная и Восточная Сибирь, Средняя Азия и Казахстан. Восточные районы стали основной военно-хозяйственной базой страны, а по добыче угля, сланцев, выпуску чермета и цветмета — главной. Вывод из-под удара промышленных мощностей позволил сохранить производство вооружения и боеприпасов. Уже к декабрю 1942-го наша страна по выпуску вооружения и военной техники превзошла Германию и ее сателлитов. Валовая продукция военпрома выросла до 80 процентов к началу войны и до 157 процентов к декабрю 1941-го.

25 декабря 1941 года Совет по эвакуации, успешно решивший свои задачи, был расформирован.

Ленд-лиз не мог заменить новые мощности

«Переброска тысяч предприятий в кратчайшие сроки — уникальное явление», — подчеркивает первый зампред Комитета Госдумы по обороне Александр Шерин (ЛДПР). Сохранить чертежи, технологии, производственные мощности, станки, собрать и эвакуировать людей, запустить предприятия… Все это позволило обеспечить армию и флот всем необходимым, чтобы успешно сражаться и освободить от оккупации врага территорию нашей страны, других государств Европы и дойти до Берлина. Многие забывают, что СССР противостоял не только фашистской Германии, но и промышленному потенциалу Европы.

Цех Челябинского тракторного завода в годы войны © Общественное достояние

Выдающийся проект эвакуации реализован благодаря заслугам как организаторов процесса, так и десятков тысяч людей, участвовавших в нем. Те, кто сегодня пересматривает историю войны, явно преувеличивают роль ленд-лиза в итогах войны.

«Я твердо убежден в том, что эвакуация дала не меньший эффект, чем ленд-лиз, — полагает зампред Комитета Госдумы по обороне Виктор­ Заварзин. — А если говорить о моральном факторе, она явно перевешивает помощь американцев. Затраты на эвакуацию, особенно с оккупированных территорий, не поддаются подсчету. А по ленд-лизу все подсчитано до доллара, уже не говорю о ленд-лизовских долгах, которые с нас требовали союзники».

Ленд-лиз не мог заменить новые мощности, считает Алексей Исаев. Эвакуация, отмечает он, сработала только в сочетании с дальновидной политикой развития Урала, Средней Азии, Сибири и Дальнего Востока в 30-е годы. Хотя бы потому, что предприятиям требовалась электроэнергия, а электростанции не возведешь по мановению волшебной палочки. За три предвоенных года производство промышленности на Урале выросло на 55 процентов, на Дальнем Востоке — в два раза, тогда как в целом по стране — на 45 процентов. Еще большими темпами развивалась металлообработка и добыча нефти в районах Средней Азии, Казахстана и Европейского Севера.

Виктор Заварзин напомнил, что только Оренбургская область, которую он представляет в Госдуме, приняла около 90 различных предприятий (30 — союзного значения). Среди них Тульский оружейный, «Автозапчасть» из Одессы, Ленинградский авиазавод №47. На базе четырех фабрик, перевезенных из Москвы и других городов, был создан шелкоткацкий комбинат по производству парашютов.

Читайте также:

• Города-герои ожидают законного статуса • Со дна Ладоги подняли погибшую на Дороге Жизни «полуторку»

Историю эвакуации еще предстоит написать

Еще один фактор Победы, подчерк­нул Виктор Заварзин, — необъятные пространства нашей страны. Вот почему нужно беречь каждую пядь родной земли.

Многогранную и противоречивую историю эвакуации в СССР еще предстоит написать, резюмирует историк Алексей Исаев. В ней пока много белых пятен. Пожалуй, наиболее объективное освещение на современном научном уровне получили лишь танковая промышленность и самолетостроение. Это нужно сделать, чтобы сохранить в нашей исторической памяти этот подвиг, который стал одной из составляющих Победы. Кстати, Центр истории военной экономики РАНХиГС­ создан в 2021 году.