Тарбаев: Для легализации гостевых домов потребуется эксперимент

Жилье для туристов хотят сертифицировать и внести в единый реестр, что защитит права постояльцев

08.02.2024 00:00

Автор: Алексей Кравчук

Тарбаев: Для легализации гостевых домов потребуется эксперимент
Сангаджи Тарбаев © пресс-служба Госдумы

В случае принятия законопроекта о гостевых домах для них установят определенные требования, включая максимальное количество этажей и номеров. Сертифицированные гостевые дома внесут в общий реестр, а туристы получат гарантии от государства в случае проблем при размещении. Об этом «Парламентской газете» рассказал глава Комитета Госдумы по туризму и развитию туристической инфраструктуры Сангаджи Тарбаев.

- Сангаджи Андреевич, закон о гостевых домах готовят ко второму чтению. С какими основными проблемами вы сталкиваетесь?

- Это один из сложнейших законов в нашей деятельности, потому что вопрос имеет очень большую историю. Она началась еще со времен строительства для сочинской Олимпиады, когда было легализовано очень много мест размещения. Им присвоили различные статусы — от гостевых домов до гостиниц. По факту же многие из них не соответствуют требованиям к коллективным средствам размещения, потому что часть из них находится на землях ИЖС, а часть — в коттеджных поселках, где по закону это не предусмотрено. Мы решаем вопрос с тарифами ЖКХ, уровнем сервиса, кондицией этих помещений, требованиями СанПиНа и так далее. Сегодня в России существует около 15 тысяч гостевых домов. Большая их часть находится в Краснодарском крае и Крыму. Если начать запрещать или ограничивать их деятельность, то мы столкнемся с большим количеством людей, которые занимаются этим многие годы. Поэтому здесь решение должно приниматься очень аккуратно, чтобы не лишить людей возможности зарабатывать, и при этом соблюсти все требования туризма. Законопроект, который сейчас разрабатывается, держит в уме все эти вопросы. В первую очередь он призван легализовать те гостевые дома, которые на данный момент уже существуют.

- Каким критериям должны соответствовать гостевые дома, согласно законопроекту?

- Таких критериев много. Часть из них касается размещения — например в гостевом доме не может быть больше 15 номеров или 50 человек. Это должно быть здание не выше трех этажей. Сама территория должна быть не больше тысячи квадратных метров. Все гостевые дома должны войти в единый реестр. Также закон допускает, что гостевые дома находятся на ИЖС, но переводить землю в другой вид разрешенного использования будет не нужно, потому что это большая бюрократическая волокита.

- Составят ли гостевые дома конкуренцию гостиницам?

- В какой-то степени да. Кому-то хочется жить дешевле, кому-то принципиален именно гостиничный сервис. Поэтому нам нужно понять, хотим ли мы дальше множить такой формат размещения. Гостевые дома являются конкурентами мини-отелей и небольших гостиниц, которые в отличие от них подвергаются более строгим требованиям. Получается, что люди, которые занимаются гостиничным бизнесом по всем законам, терпят большие убытки из-за того, что существует много гостевых домов. В этой развилке мы сейчас и пытаемся с коллегами разобраться. Принятый в первом чтении законопроект вызвал большой резонанс, потому что именно эти вопросы не были учтены. «Справедливая Россия», ЛДПР и коммунисты выступили категорически против этого законопроекта. Одна из основных развилок — это давать ли статус гостиничных услуг гостевым домам. Потому что закрепление оказания гостиничных услуг в гостевом доме фактически приравняет гостевые дома к мини-гостиницам. Ко второму чтению мы провели большую работу, нам прислали очень много поправок, и сегодня мы движемся в направлении нового текста, который будет отвечать всем этим запросам.

- Смогут ли фермеры строить гостевые дома на своих территориях?

- Фермеры у нас работают на сельскохозяйственной земле. В разрабатываемом законе речь идет об ИЖС. Поэтому я подозреваю, что этот закон вряд ли будет на них распространяться. Там нужны другие нормативные правовые акты. Перевод сельскохозяйственной земли в другой статус — это очень сложная задача, поэтому здесь я бы так далеко не забегал.

- В каких регионах пройдет эксперимент по легализации гостевых домов?

- Эксперимент вводится на три года. У нас есть несколько территорий, где мы будем экспериментировать. Это Краснодарский край, Крым, Севастополь, Алтай, Дагестан и Калининград. Заявок от регионов много, все хотят поучаствовать в этом эксперименте, потому что проблема гостевых домов сегодня является уже общероссийской. Большое количество регуляторных механизмов мы хотим отдать на региональный уровень, потому что не всегда регуляторика, которая применяется, например, в Дагестане, подходит для Калининграда.

- Для чего вообще нужно легализовывать гостевые дома?

- В первую очередь это нужно туристам. Сегодня гостевой дом — это кот в мешке. Права туриста никак не защищены в случае каких-то осложнений. Есть большая проблема с доступом на эту территорию, ведь это частная собственность. То есть проверки пожарной безопасности, санитарные инспекции — это все невозможно, потому что у нас есть конституционная норма о неприкосновенности жилища. Мы дадим людям возможность легально работать, чтобы они не подвергались каким-то коррупционным историям. Нам необходимо до 2030 года увеличить количество мест размещения в стране. 15 тысяч гостевых домов — это большое количество. Если нам удастся хотя бы часть из них легализовать и привести в соответствие с требованием к коллективным средствам размещения, то это, безусловно, будет существенное пополнение жилого фонда.

© Игорь Самохвалов/ПГ

Плюс у нас есть еще инициатива. Мы собираемся в свете цифровизации туристической отрасли создать ее цифровой периметр, в котором будут отражены все сертифицированные туристические продукты. Это и публичное размещение в агрегаторах, и реклама в социальных сетях. Легализация гостевых домов важна для людей, которые собираются заниматься этим бизнесом серьезно и долго.

- Какие еще законопроекты сейчас в работе у комитета?

- Основная работа сейчас ведется над законом о туризме, который долгие годы тоже никак не могут принять. Мы работаем с Минэкономразвития, чтобы обеспечить бесшовный переход от старого закона к новому. Он отличается от предыдущих тем, что носит рамочную форму. Основная его задача — описать современную российскую туристическую индустрию с точки зрения того, как она выстроилась на данный момент, и объяснить правила игры на этом поле.

- Как в России обстоят дела с круизным туризмом?

- Как такового круизного туризма сейчас нет, потому что у нас очень мало круизных судов. При этом они все речные. Про морской туризм вообще говорить не приходится, потому что у нас нет таких кораблей. Круизный туризм носит совершенно особенную сущность, потому что он в себя совмещает перевозку и размещение. Поэтому сегодня нам необходимо очень правильно сформулировать и определить понятие круизного туризма.

Антихрист как технология

- Какая работа ведется в сфере автомобильного туризма?

- Автомобильный туризм развивается. Россия — это прежде всего страна рек и дорог. На сегодня у нас есть поручение президента о развитии автомобильного туризма от Санкт-Петербурга до Владивостока. Мы говорим с нашими коллегами из исполнительной власти о том, чтобы выбрать пилотный регион, где мы сможем отработать нормативную правовую базу, отработать бизнес-кейсы на каком-то одном участке с большим турпотоком. Прежде всего речь идет о развитии придорожной инфраструктуры, доступности мест дестинации, гостиниц, развитии сетей многофункциональных зон.

- Развивается ли в России медицинский туризм?

- Я сам являюсь одним из руководителей рабочей группы в Комитете по развитию медицинского туризма. Медицинский туризм — это посещение страны либо какого-то региона с целью оздоровления, но при этом ты можешь получать и обычные стандартные туристические услуги. На сегодня у нас довольно сильно развит санаторно-курортный формат. Это наследие Советского Союза, которым мы гордимся, но его надо довольно серьезно реставрировать, ремонтировать и приводить в соответствие с современными требованиями. Сегодня у нас сформировался ряд медицинских учреждений, которые готовы оказывать услуги на экспорт. Наши врачи по многим направлениям могут быть конкурентными с врачами других стран, но мы отстаем в сервисе размещения и организации приезда иностранцев на территорию России. Поэтому в плане развития медицинского туризма сегодня мы больше работаем именно в сфере организации приезда иностранных туристов с медицинской целью. Решение о приезде в медицинское учреждение страны нужно принимать оперативно, а сегодня средняя продолжительность оформления визы в Россию занимает около 40 дней. Если так будет продолжаться, то ни о каком развитии медицинского туризма речи быть не может. Мы смотрим на референсы Израиля, Южной Кореи, Германии и видим, что там есть такие понятия, как медицинская виза и медицинский консьерж. В России этих понятий пока не существует.

- Нужно ли регулировать работу цифровых туристических агрегаторов?

- Конечно, нужно регулировать. Дело в том, что цифровые платформы ворвались в нашу жизнь относительно недавно. Они стремительно занимают рынок, потому что это удобнее, дешевле и быстрее, чем стандартные турагентские услуги. Мы хотим этот вид услуг не зарегулировать, а помочь ему внедриться в структуру туристической индустрии. Если агрегатор берет на себя какие-то обязательства, связанные с продажей турпродукта, то он должен быть приравнен к туроператорской деятельности. Если площадка несет просто рекламный или информационный характер, то это другой статус, и он не требует становиться туроператором. Но у нас сейчас все это смешано, поэтому есть случаи, когда туристы сталкиваются с некачественной туристической услугой, а агрегатор отходит в сторону, говорит: «Я тут ни при чем». Необходимо этот вопрос решить, как это уже сделано в доставке и такси. Нам нужно оцифровать туризм с точки зрения работы приложений агрегаторов.

Также читайте о том, какие законы вступают в силу в феврале.

Правда за нами