Пять лет эмбарго. Полёт нормальный

Чего удалось достичь в сфере импортозамещения и что ещё предстоит сделать?

Пять лет эмбарго. Полёт нормальный

Фото: Агентство городских новостей «Москва»

Пять лет назад, 6 августа 2014 года, в ответ на антироссийские санкции президент Владимир Путин подписал Указ «О применении отдельных специальных экономических мер в целях обеспечения безопасности Российской Федерации», а на следующий день российское Правительство ввело запрет на импорт некоторых видов сельхозпродукции и сырья.

По многим позициям импорт заместили

В конце июля 2014 года из-за ситуации на Украине США и Евросоюз перешли от санкций против отдельных физлиц и компаний к запретительным мерам против целых секторов российской экономики. Под действие санкций, в частности, попали агрохолдинг «Кубань», «Базовый элемент», B-Finance LTD, Gallistica Diamante, Группа ГАЗ, «Газпром бурение», «Евросибэнерго», «Ладога менеджмент», «Ренова», Рособоронэкспорт, банк «Российская финансовая корпорация» и «Русские машины».

В ответ Президент России Владимир Путин 6 августа подписал Указ «О применении отдельных специальных экономических мер в целях обеспечения безопасности Российской Федерации», ограничив импорт продовольственных товаров из стран, которые ввели санкции. Правительством был утвержден перечень запрещенных к ввозу сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия, страной происхождения которых являются США, члены ЕС, Канада, Австралия и Норвегия. В черный список попали говядина, свинина, птица, сыры и молочная продукция, фрукты, орехи и другие продукты. По мнению председателя аграрного комитета Совета Федерации Алексея Майорова, контрсанкции сыграли позитивную роль, поспособствовав развитию отечественного аграрного сектора.

«Безусловно, на продовольственном рынке эмбарго на западное продовольствие отрази- лось самым положительным образом. За это время объем экспорта сельхозпродукции мы довели до 25 миллиардов долларов, что сопоставимо с экспортом вооружения. По многим направлениям мы уже используем только отечественные ингредиенты и продукты», — отметил сенатор.

При этом Майоров считает, что определенные сферы агропрома нуждаются в дополнительном внимании: «В первую очередь нам необходимо повысить отдачу в производстве сахарной свеклы. Семеноводство в этой сфере пока хромает. По-прежнему у нас здесь высокая импортозависимость. Также это касается кукурузы и масличных культур. В этих направлениях нам тоже нужно развивать отечественное семеноводство… Хорошо обстоят дела в зерновых культурах — пшеница, рис. Здесь мы работаем практически на отечественных семенах».

В то же время глава комитета обратил внимание, что за последнее время агросектору удалось достичь существенных успехов в импортозамещении курятины и свинины. «Нам нужно поддерживать этот уровень. Потому что дальнейшее развитие сельского хозяйства увязано с увеличением экспортного потенциала страны, в том числе за счет продовольствия», — констатировал он.

Сегодня даже лояльные Госдепу американские аналитики сходятся во мнении — введение контрсанкций пошло на пользу российской экономике: вместо обещанного Западом дефицита продовольствия отечественные аграрии сумели в короткие сроки нарастить производство и полноценно заменить на прилавках заграничные свинину, курятину, сыры и так далее. Объемы капиталовложений в развитие сельхозпроизводства при этом выросли до сотен миллиардов рублей, а экспорт продовольствия в прошлом году достиг полутора триллионов рублей. В то же время, по подсчетам Минэкономразвития, за пять лет импорт продовольствия в натуральном выражении снизился на 98,9 процента — с 4,3 миллиона тонн до 46,5 тысячи тонн. Ежегодно Евросоюз, США, Канада, Норвегия и Австралия из-за российских контрмер теряют рынок сбыта на 8,6 миллиарда долларов.

Производство отечественной техники возросло

Главным приобретением от введения контрсанкций отечественные машиностроители считают реализацию программы субсидирования выпуска сельхозтехники, в рамках которой покупателям комбайнов, тракторов и другой продукции предоставлялись скидки. Сначала, согласно программе, государство субсидировало 15-20 процентов стоимости сельхозтехники, а заводы предоставляли фермерам-покупателям на эту же сумму скидки. В августе 2018-го размер поддержки увеличили до 25-30 процентов. В текущем году на эти цели было выделено восемь миллиардов рублей.

По подсчетам Минэкономразвития, за пять лет импорт продовольствия в натуральном выражении снизился на 98,9 процента — с 4,3 миллиона тонн до 46,5 тысячи тонн.

В целом же, по данным Росспецмаша, за время действия программы совокупная стоимость выпускаемой отечественной сельхозтехники увеличилась с 32,5 миллиарда в 2014 году до текущих 100 миллиардов рублей в год. Доля российских производителей на внутреннем рынке при этом выросла с 24 до 60 процентов. За последние пять лет за счет снижения стоимости продукции отечественные заводы смогли существенно нарастить объемы выпуска, потеснив на рынке импортные машины и увеличив экспорт с 4,2 до 11,1 миллиарда рублей. Банки и лизингодатели за время контрсанкций также преуспели в работе с производителями сельхозтехники. Лидером на рынке по-прежнему остается Росагролизинг, предлагающий программы федерального и коммерческого лизинга, благодаря которым решения о заключении сделки стали приниматься в течение одного рабочего дня с минимумом документов.

Появились прорывные технологии

Помимо того что контрсанкции заставили более эффективно работать отечественные предприятия, глава Комитета Совета Федерации по Регламенту и организации парламентской деятельности Вячеслав Тимченко отмечает еще одну важную составляющую. Российские производители стали больше внимания уделять инновационным, научным разработкам.

«Они не только увеличили объемы выпуска импортозамещающих товаров и продовольствия, но и начали разрабатывать и внедрять в производство новые образцы продукции более высокого качества, — уточнил сенатор. — То есть если мы раньше пытались использовать зарубежные технологии, то сегодня, когда мы понимаем, что нового технологического оборудования нам не предоставят, в том числе в силу санкций, мы просто обязаны свои передовые технологии дорабатывать и создавать новые уникальные конкурентные товары. Это тот механизм, который позволит нам полноценно заменить импортные аналоги».

При этом парламентарий убежден, что поиск новых технологических решений должен вестись во всех направлениях: «У нас сегодня нет ни одного сектора, который бы не требовал усовершенствования. Взять то же самолетостроение. Недавно прозвучало обращение о необходимости докапитализации Объединенной авиастроительной корпорации. Председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко совершенно справедливо поинтересовалась на прошлом заседании: куда пойдут деньги и что государство получит в итоге? Какие новые машины будут построены? Какое новое технологическое оборудование и прорывные вещи получим в этом важном секторе развития транспортной инфраструктуры страны?»

При строительстве магистральных железнодорожных или автомобильных дорог Вячеслав Тимченко также видит перспективные направления с узкими местами.

Что осталось доделать

Чтобы добиться полного импортозамещения в сельском хозяйстве, прежде всего необходимо навести порядок с отечественной селекцией. По данным Минсельхоза, среди семян сахарной свеклы доля иностранных сегодня составляет 97 процентов, овощных культур — 73, подсолнечника — 61, картофеля — 55, кукурузы — 49 процентов. При этом 24 июля на парламентских слушаниях в Совете Федерации, посвященных проблемам импортозамещения в этой сфере, законодатели напомнили, что одним-единственным пока- зателем госпрограммы является доведение импортозамещении по семенам до 70 процентов. Сенаторы с таким подходом не согласились.

«Это средняя температура по больнице, которая ни о чем не говорит, — заметил первый заместитель председателя Совета Федерации Николай Федоров. — В программе должны быть показатели импортозамещения в селекционном материале по каждой из агрокультур и сроки исполнения этих показателей».

Не менее важная задача — остановить серый импорт семян, который буквально душит отечественных селекционеров. Огромная доля импортного посадочного материала не отражена ни в какой статистике, привел данные глава российского Картофельного союза Сергей Лупехин. По словам эксперта, отслеживанию подлежит происхождение лишь шестой части посадочного картофеля, который сертифицирован. Остальное в основном серый импорт. Глава Россельхознадзора Сергей Данкверт отметил, что распространение несертифицированных семян порождает и другие опасности, так как в обороте присутствуют значительные объемы некондиционных семян с низкой всхожестью. «При этом без документального подтверждения их посевных качеств, с высокой засоренностью или просроченным сроком годности, — уточнил он. — Зачастую такой семенной материал может содержать и возбудителей опасных болезней, которые могут всерьез повлиять на фитосанитарную обстановку в стране».

Иными словами, проблема импортозамещения в семеноводстве напрямую уже касается продовольственной безопасности страны. В прошлом году, напомнил чиновник, в семенном материале, поступающем из Голландии, было выявлено заболевание, приводящее к загниванию растений, однако власти этой страны до сих пор отказываются предоставить информацию о происхождении данных семян.

По оценкам экспертов, для выполнения правительственного задания отпущенных на селекционные работы из бюджета 26 миллиардов явно не хватит. Но проблему можно решить, если дать селекционным центрам возможность самим зарабатывать. Первое условие для этого — обеспечить рынок сбыта. Поэтому государство должно субсидировать российским хозяйствам покупку отечественных семян. Алексей Майоров предлагает распространить на научные

сельскохозяйственные учреждения, к которым относятся и селекционные центры, налоговые льготы, которые уже действуют для сельхозпредприятий. Глава комитета считает, что на законодательном уровне такая система поддержки могла бы составить обновленную основу закона о семеноводстве.

Просмотров 2792

06.08.2019 00:01





Загрузка...

Популярно в соцсетях