Пленарное заседание Госдумы

00:47К электронному голосованию хотят установить единые требования

00:37О мерах господдержки аграриев предлагают информировать в онлайн-режиме

О человеческом капитале

Статья сенатора Анатолия Артамонова и кандидата психологических наук Светланы Симоненко

О человеческом капитале
  © Софья Сандурская/АГН Москва

Последние несколько лет тема человеческого капитала все чаще упоминается как ключевая составляющая не только экономического развития, но и государственных преобразований в нашей стране. Мы, в свою очередь, считаем эту тему самой важной в текущий исторический момент и предлагаем регионам взять курс на приумножение человеческого капитала, сделав именно этот показатель ключевым показателем регионального развития. Приумножение человеческого капитала мы понимаем как увеличение числа жителей региона и повышение уровня их психического и физического здоровья, знаний, общественно полезных навыков и личностного потенциала, то есть способности расширять свои компетенции (качественная составляющая).

Пытаясь соответствовать все увеличивающемуся количеству показателей эффективности для регионов, вводимых федеральными властями (национальные проекты, программы и пр.), губернаторам, их командам очень сложно сфокусировать свои усилия на этой задаче, так как несмотря на то, что в Послании Президента В.В. Путина Федеральному Собранию в качестве главной была поставлена задача концентрации усилий на человекосбережение, эта тема пока звучит преимущественно в связке с пандемией Covid -19.

Для того чтобы помочь правительственным командам выстроить приоритеты в своей деятельности вокруг умножения человеческого капитала, мы предлагали проводить анализ сильных и слабых сторон каждой территории по четырем ключевым параметрам, которые включают в себя различные аспекты жизни человека и являются взаимосвязанными — это культура, природа, хозяйство и образование. Под культурой здесь понимается совокупность ценностей и мировоззренческих установок населения конкретной территории, которые определяют поведение людей. Анализ культуры уводит нас в прошлое на тысячелетия, когда жизнь наших предков почти полностью определялась природными факторами. Именно поэтому параметр культуры тесно связан с природными факторами региона, и оба эти параметра являются базовыми для анализа конкретной территории, так как изменить их практически невозможно в периоде жизни одного человека, но они способны существенно повлиять на любые инициативы власти во всех сферах жизни. Поэтому мудрость региональных правительств состоит в том, чтобы глубоко осознать культурные и природные особенности своего региона и не стараться их превозмочь, укротить или изменить, но использовать их гигантскую мощь для блага жителей.

Хозяйство и образование являются производными параметрами, которые также сильно взаимосвязаны и которыми, в противовес культуре и природе, довольно легко управлять, однако эффективность такого управления может быть очень разной. Самый легко изменяемый параметр — это хозяйство. Стоит открыть в регионе какое-то новое предприятие, как сразу экономические показатели начинают идти вверх. Но эффект этих изменений очень нестойкий и неоднозначный, так как если предприятие наносит урон экологии, то здоровье жителей постепенно начинает снижаться, территория становится неблагоприятной для жизни, а если предприятие закроется, то произойдет немедленный обратный эффект падения экономических показателей. В противовес этому изменения в системе образования не дадут немедленных изменений в экономике, а напротив, лягут тяжким бременем на бюджет региона. Но через десять лет последовательных действий можно ожидать резкого повышения производительности труда и технологичности производств (если, конечно, озаботиться тем, чтобы образованная молодежь не покидала регион и предоставить ей возможности реализации своих талантов). Причем этот эффект будет довольно устойчивый и окажет влияние еще на десятилетия вперед.

Примером тому является советская система образования. До начала девяностых годов прошлого столетия она славилась своей силой в физико-математических дисциплинах, что способствовало лидерству нашей страны в освоении космоса. Спустя тридцать лет, несмотря на планомерное и целенаправленное разрушение этой системы (упрощение школьной программы, сокращение уроков математики в школах, введение гуманитарных классов с усеченным изучением технических наук, эмиграция ученых и пр.), отечественная физматшкола по-прежнему остается одной из сильнейших в мире, за счет старых учителей и их учеников, и наши молодые ребята продолжают брать первые призы на международных олимпиадах по техническим дисциплинам. Например, на 51-й Международной олимпиаде по физике в 2021 году, где приняли участие 368 школьников из 76 стран мира, все наши пять участников сборной России завоевали золотые медали, обновив рекорд предыдущей олимпиады.

Таким образом, чтобы проводить эти «непопулярные изменения» (непопулярные, так как очень сложные, не дают быстрого эффекта и затратные), необходима не только мудрость, но сильная воля и энергия региональных управленческих команд.

Но несмотря на то, что человекоцентричный подход управления на государственном уровне трудно логически оспорить, в частных беседах чиновники регионального и федерального уровня, а также руководители различных организаций, работающих по госзаказу, неоднократно высказывали скептический взгляд на возможность его реального воплощения в жизнь. В качестве ключевых контраргументов наиболее часто звучат следующие:

  1. Близость к Москве или наличие скоростного транспортного сообщения с Москвой не дает возможности регионам в ареале столицы даже удерживать численность населения на стабильном уровне, не говоря уже о том, чтобы ставить задачи его прирастить.
  2. Пятилетний срок нахождения губернатора у власти не позволяет ставить сложные долгосрочные цели, требующие многогранного системного подхода, — так устойчивые результаты будут видны лишь в более продолжительном периоде времени. Умножение человеческого капитала является как раз такой целью.

Ниже мы разберем все эти контраргументы и покажем, как можно преодолевать описанные барьеры, используя предложенную нами четырёхфакторную модель управления регионом.

1. Близость и доступность Москвы.

Московский регион, будучи административным центром и крупнейшим городом страны, на территории которого живет почти девять процентов всего населения России (данные Росстата, 2021), обладает многократно большими возможностями по сравнению с любым регионом, получить хорошее высшее образование и найти высокооплачиваемую работу. С увеличением населения расширяется бизнес, возникают новые рабочие места, а значит, растут потребности города в новых работниках. Конкурируя за таланты, компании повышают заработную плату, с уровнем которой не могут соревноваться близлежащие регионы, что вызывает отток населения из них в Москву.

Однако, если рассмотреть разные, близкие к столице регионы, то этот аргумент не выдерживает критики, так как Москва не только сильный конкурент, но и огромный рынок сбыта продукции, в особенности для сопредельных регионов. Некоторые мудрые регионы используют это соседство себе на благо, активно развивая производства, в чьей продукции Москва сильно нуждается, а значит, появляются новые рабочие места и возможности предлагать достойную зарплату. При этом экология и природные условия в этих регионах значительно более благоприятные для проживания человека. Уровень стресса среди населения значительно более низкий за счет совокупности ряда факторов, что, безусловно, является веским аргументом для тех жителей, которые попробовали жить в Москве и получили возможность сравнить преимущества и недостатки жизни в столице со своим родным городом.

Конечно, самым мощным фактором, влияющим на миграцию населения, является наличие в регионе рабочих мест и востребованность специалистов того или иного профиля с определенным уровнем образования. Здесь немаловажную роль играет региональная система специального и высшего образования, которая должна быть синхронизирована с развитием хозяйственной деятельности региона и актуальными потребностями в кадрах предприятий, работающих на данной территории. Но вместе с тем развитие цифровизации и популярности удаленных мест работы в стране и в мире позволяет людям в ряде специальностей быть востребованными вне зависимости от места своего постоянного проживания.

Например, по некоторым данным, из примерно 200 тысяч российских программистов около 10 тысяч работает в зарубежных офисах российских софтверных компаний и от 10 до 20 тысяч, по разным оценкам, работают на зарубежные компании из России.

Еще одним аргументом можно считать и тот факт, что за 2020 год в Московской области, единственном регионе Центрального федерального округа, наблюдался прирост населения в размере 8818 человек (0,001 процента), а в Москве, впервые с 1996 года была зафиксирована убыль населения в объеме 11 515 человек. При этом мы понимаем, что данные статистики не отражают реальной картины, так как невозможно посчитать всех многочисленных дачников, переселившихся в Московскую область. Но даже такие цифры заставляют задуматься над тем, почему люди предпочитают выбирать для жизни тот или другой регион и какой из факторов при прочих равных становится решающим.

Очевидно, что регионы, окружающие Москву, не могут сравниться с ней по насыщенности культурной жизни, так как более низкая плотность населения не позволяет с коммерческой точки зрения эффективно функционировать большому количеству театров, музеев и других культурно-развлекательных площадок. Эта сфера чаще всего является дотационной и требует как значительных бюджетных затрат, так и привлечения спонсорских, меценатских денег. Именно поэтому хорошее транспортное сообщение с Москвой прекрасно решает эту задачу, позволяя жителям прилегающих регионов посещать первоклассные театры, музеи и выставки столицы без необходимости покидать свой город на несколько дней. Эта же тенденция прослеживается по отношению к другим мегаполисам и прилегающим к ним регионам, например, Санкт-Петербург, Новосибирск, Воронеж и другие.

Учитывая привлекательность и развитость Москвы, активного строительства, в том числе на присоединенных территориях, мы могли бы ожидать, что прирост населения в городе будет значительно опережать рост населения Московской области. Однако мы видим ровно противоположную тенденцию. После «отъема» территории Новой Москвы население Московской области значительно сократилось, но прибавляя ежегодно по 1,2- 1,3 процента численности, уже через два года компенсировало эту потерю. Также интересно посмотреть на динамику численности населения в регионах, непосредственно прилегающих к Московской области. Несмотря на недостаточную развитость экономики этих регионов по сравнению с Москвой, природные условия и экология являются для них важным козырем в борьбе за население.

график 1

По всем регионам, как видно на графике, наблюдается стабильный ежегодный отток населения, но скорость этого оттока разная при сохранении общих тенденций. В Калужской области мы видим наименьший по сравнению с другими похожими регионами темп падения численности. За почти шесть лет Калужская область в целом потеряла чуть менее одного процента населения, несмотря на улучшение транспортного сообщения (возможность добраться на поезде до Москвы за два часа, скоростное Киевское шоссе).

Все эти регионы находятся примерно в равной удаленности от Москвы, и на все эти территории распространяется одинаковая сила притяжения столицы. Но влияние этого притяжения довольно разное и никак не связано с удаленностью или транспортным сообщением.

Роль образования, и особенно высшего образования, играет очень важную роль в удержании молодежи в регионе. Университеты, расположенные на территории Калужской области, существенно увеличили количество специальностей и в несколько раз увеличили приём студентов. Это позволило привлечь молодых людей из других регионов, значительная часть из которых после получения диплома остается жить и работать в Калужской области.

2. Пятилетний срок планирования не позволяет ставить цели, достижение которых займет гораздо больше времени.

Так как срок, на который избирается губернатор, равен пяти годам, а максимальный период пребывания на посту может быть не более двух сроков подряд, то максимальный горизонт планирования региональных правительств равен десяти годам, а реальный — пяти. Целеполагание, связанное с умножением человеческого капитала, имеет долгосрочный характер и никак не укладывается в пятилетний срок. Кроме того, оценка деятельности региональных правительств происходит на ежегодной основе, а существующие популярные рейтинги регионов заточены в первую очередь на экономические показатели. Единственный рейтинг, который в некоторой степени может считаться человекоцентричным, — это рейтинг по качеству жизни РИА-Рейтинг. Однако среди 11 показателей, по которым он рассчитывается, лишь три (демография, уровень здоровья и образования) непосредственно связаны с людьми, и, следовательно, их влияние на итоговый результат региона растворяется в экономических и инфраструктурных показателях. Таким образом, разрабатывая стратегические планы развития регионов, региональные правительства отдают предпочтение так называемым быстрым победам, которые могут быть позитивно отражены в официальной отчетности и повлиять на восхождение региона в рейтингах. При этом цель устойчивого умножения человеческого капитала, не являясь предметом фокусного внимания федерального Центра, требует комплексного системного подхода и не может быть достигнута за пять лет, а потому является крайне невыгодной для губернаторов.

В качестве иллюстрации приведем цитату из письма, полученного нами из одного региона от местного Агентства по развитию человеческого капитала: «Человеческий капитал — не цель, а одно из средств решения задач стратегии социально-экономического развития области до 2030 года». Потребительское отношение к гражданам, как к средствам достижения и обслуживания экономических показателей, к сожалению, слишком укоренилось в сознании многих руководителей, что приводит к принятию решений, последствия которых негативно влияют на жизнь людей и способствуют опустошению территорий нашей огромной страны. Эта философия, принесенная из бизнеса, не может и не должна главенствовать в государственном управлении, если цель государства — это благополучие его граждан.

На примере Дальнего Востока и Сахалинской области, в частности, хорошо видно, что развитие экономики, рост валового регионального продукта не ведет за собой автоматического увеличения численности населения. Расширение производств требует рабочих рук, а привлечение инвестиций сдерживается в условиях нехватки квалифицированного персонала в регионе (график 2).

график 2

Однако, если отвлечься от сроков избрания губернаторов и формальной отчетности и сосредоточиться на основной задаче государственного управления, то без целеполагания  минимум на 20 лет вперед невозможно и краткосрочное пятилетнее планирование. Каждый новый губернатор может вносить корректировки и уточнения в стратегический план развития своего региона, но при этом он должен держать в фокусе основные цели.

Правительство уже упомянутой Калужской области в начале двухтысячных разработало стратегию своего развития, сфокусированную на человеческом капитале до 2030 года. Весной 2021 года с приходом нового губернатора команда пересмотрела и внесла уточнения в эту стратегию до 2040 года, сохранив ключевую идею развития области — сделать ее привлекательной для людей и приумножить человеческий капитал в перспективе 20 лет почти на 30 процентов.

Другим наглядным примером является Республика Татарстан, в которой последние 10 лет наблюдается планомерный рост населения (график 3).

график 3

В первых строках стратегии, принятой в Татарстане в 2015 году до 2030 года (в 2019 году в нее были внесены правки), сказано: «Стержень стратегии — человек, и три приоритета Стратегии группируются вокруг этого стержня: собственно формирование и накопление человеческого капитала; создание комфортного пространства для развития человеческого капитала; создание общественных институтов, при которых человеческий капитал востребован экономикой и может успешно функционировать. Экономическая политика рассматривается прежде всего как создание условий, в которых человек — носитель талантов — может реализоваться. Это важнейший акцент и в инновационной, и в инвестиционной, и в кластерной политике».

Термин «человекоцентричность» последнее время стал все чаще возникать применительно к государственному управлению. На последнем Питерском экономическом форуме также поднималась эта тема, но в коннотации клиентоцентричности, то есть предоставлении гражданам государственных услуг, соответствующих их потребностям в максимально комфортной форме. Но мы говорим совсем о другом. Мы говорим, что государство в целом, и региональные правительства в частности, должны не просто создавать сервисы для жителей территорий, а прилагать усилия к тому, чтобы людям хотелось жить в том или ином регионе, создавать семью и растить детей, и именно в этом должна состоять человекоцентричность власти. Только постановка такой глобальной и сложной задачи позволит выстроить соответствующий способ взаимодействия государственных структур и граждан. Более того, подход клиентоцентричности, взятый из бизнеса, далеко не всегда способствует достижению этой задачи, а иногда и наоборот. В качестве иллюстрации можно привести недавнюю историю с аэропортом Шереметьево. При введении в эксплуатацию новой взлетно-посадочной полосы были изменены схемы взлета и посадки самолетов, которые использовались на протяжении 60 лет, отчего население больших районов северо-запада Подмосковья оказалось в ситуации круглосуточного постоянного рева реактивных двигателей над головой. После многочисленных жалоб населения в различные инстанции, включая Президента РФ, освещения проблемы в СМИ, в том числе на центральном телевидении, трассировки были изменены, и, хотя проблема полностью не была решена, шум заметно  снизился. Таким образом, Росавиация показала замечательный пример клиентоцентричности, откликнувшись на потребности своих клиентов-авиакомпаний в логике бизнеса, но столь же яркий пример «античеловечности» в логике человекоцентричного государства, спровоцировав ухудшение условий жизни людей и нанесение вреда их здоровью.

Очевидно, что политические и экономические изменения в стране и в мире вносят свои коррективы в тот путь, который избирают региональные власти для развития территорий. Возникновение новых технологий, трансформация производств, переход на новые энергоносители — все это неизбежно воздействует на экономику регионов, и сила этого воздействия во многом зависит от структур их хозяйственной деятельности. Но приоритетность человеческого капитала не зависит от этих изменений и позволяет вносить коррективы в стратегию, обеспечивая преемственность и устойчивое развитие.

Анатолий Артамонов
Анатолий Артамонов д.э.н. председатель комитета Совета Федерации по бюджету и финансовым рынкам

Светлана Симоненко
Светлана Симоненко к. психол. н. управляющий партнер Detech Group