Нужен прогрессивный налог на доходы физлиц и акцизы на предметы роскоши…

Обсуждение концепций экономического развития было одной из главных тем 2016 года, а уже в 2017 году руководство страны должно выбрать одну из них

Нужен прогрессивный налог на доходы физлиц и акцизы на предметы роскоши…

Фото PhotoXPress

О необходимости решения базовых проблем российской экономики и запуске в полную силу новых факторов роста заявил Владимир Путин в Послании к Федеральному Собранию. Все дело в том, что эксперты разных экономических школ видят факторы роста по- разному… Обсуждение концепций экономического развития было одной из главных тем 2016 года, а уже в 2017 году руководство страны должно выбрать одну из них. От выбора стратегии зависит не только дальнейшее развитие, но в определенном смысле и историческая судьба страны. О значении того, что предстоит сделать, размышляет академик РАН, член Экономического совета при Президенте РФ Виктор Полтерович

Виктор Полтерович Российский экономист, доктор экономических наук, кандидат физико-математических наук, член-корреспондент РАН по Отделению экономики, академик РАН, президент Новой экономической ассоциации.
Родился 27 декабря 1937 г. в Москве. Окончил МИНХиГП им. И.М. Губкина (1962) и МГУ (1966, специальность «математика»). В 1962-1966 гг. работал в Институте автоматизации газовой и нефтяной промышленности. С 1966 г. - в Центральном экономико-математическом институте РАН (в настоящее время - заведующий лабораторией математической экономики). С 2004 по 2010 г. - проректор Российской экономической школы. Член Эконометрического общества и Европейской академии. Лауреат премий Кондратьева и Канторовича.

- Виктор Меерович, летом Владимиру Путину было представлено четыре экономические программы: Кудрина, Столыпинского клуба, Минэкономразвития и Белоусова. Как просочились слухи, теперь обсуждаются две — Кудрина и Титова (Столыпинского клуба). Идет ли речь действительно о судьбоносном выборе или о легкой коррекции продолжающейся политики?

- Сегодня все согласны с тем, что надо менять «экономическую модель», кардинально улучшая условия для ведения бизнеса. Но предлагаемые подходы существенно разнятся. Алексей Кудрин считает, что основные усилия нужно направить на совершенствование рыночной среды — укрепление прав собственности, интенсификацию конкуренции, устранение избыточного госрегулирования. Следует отказаться от практики решения хозяйственных споров путем уголовного преследования, завершить программу приватизации, продать большую часть пакетов акций, принадлежащих государству, и запретить госкомпаниям приобретать новые пакеты.

Он выступает за сокращение не коммерчески мотивированных поручений Правительства госкомпаниям, за усиление борьбы с коррупцией и монополизмом, за упрощение процедур при формировании новых компаний и увольнении работников. Поскольку прогнозируется дефицит рабочей силы, предлагается увеличить пенсионный возраст. Наконец, его программа предусматривает расширение прав региональных властей и оценку их работы по экономическим результатам.

- В отличие от этого Столыпинский клуб предлагает, по сути, НЭП (новую экономическую политику), при которой, по его мнению, экономика может ежегодно расти на 10 процентов…

- Проект Столыпинского клуба «Экономика роста» содержит семь принципиально важных предложений. Первое — изменение мандата Банка России с тем, чтобы он наряду с инфляцией отвечал за рост ВВП, обеспечивал низкие ставки долгосрочного кредита и устойчивость рубля. Банк должен «постепенно наращивать денежное предложение… при условии, что новая денежная эмиссия не будет направлена на госрасходы, а в полном объеме… будет использована на стимулирование инвестиций в реальное производство». Второе — проведение политики стабильного курса национальной валюты, заниженного в среднесрочной перспективе по отношению к основным валютам.

Третье — перенесение в 20182019 годах основной фискальной нагрузки с корпоративного сектора на потребителей за счет введения прогрессивного налога на доходы физлиц, налога с продаж и акцизов на предметы роскоши. Четвертое — превращение России в ведущую страну мира по развитию цифровых технологий и перевод ряда госуслуг в электронную форму. Пятое — обеспечение модернизации экономики квалифицированными кадрами. Шестое — формирование новой системы управления реформами, а именно — создание Центра управления развитием, подчиненного непосредственно Президенту РФ. Седьмое — оценка работы ведомств — координаторов программ по числу созданных высокопроизводительных рабочих мест.

Проект включает активную господдержку экспорта и высокотехнологичных секторов. «Столыпинцы» считают важным содействие инфраструктурным проектам. Они также за «перезагрузку отношений с Западом», расширение прав региональных властей и улучшение бизнес-среды, умалчивая при этом о приватизации.

- Президент пока не сделал выбор?

- Насколько мне известно, на президиуме Экономического совета, состоявшемся летом, ни одна из программ не получила окончательного одобрения. Но во вступительном слове президента прозвучала, на мой взгляд, ключевая фраза: «Прошу всех в ходе наших встреч максимально уйти от идеологических предпочтений…»

- Титов охарактеризовал программу Кудрина «ленивой экономикой». А ваше мнение о предложенных концепциях?

- С каждой из них я готов согласиться лишь частично. Впрочем, пока это черновые варианты. Я исхожу из того, что наша главная задача — создать механизм быстрого экономического роста, достаточно устойчивого к колебаниям внешней конъюнктуры. Тогда за 15-20 лет мы сможем выйти на уровень социально-экономического развития западноевропейских стран.

На какой аппарат можно опереться при разработке такого проекта? Есть четыре опоры — теория экономического развития, эконометрические исследования, российская практика институциональных преобразований и опыт других стран. Осмысление опыта особенно важно. Дело в том, что за последние 70 лет лишь немногим странам удалось решить задачу, подобную сформулированной выше. Казалось бы, что общего между Южной Кореей и послевоенной Францией? Но анализ показывает, что, несмотря на все страновые различия, «догоняющие» экономические механизмы очень похожи друг на друга.

Мы с группой коллег опирались на этот опыт в книге «Стратегия модернизации российской экономики», изданной шесть лет назад. Развивая эти идеи в статье 2016 года, я ввожу понятие «институты догоняющего развития». Их следует отличать от институтов конкурентного рынка, о совершенствовании которых говорит Кудрин. Разумеется, нужно укреплять судебную систему и защиту прав собственности, снижать барьеры входа на рынок и тому подобное, но добиться на этом пути радикальных изменений даже в среднесрочном периоде невозможно. К тому же, как показывает опыт стран «экономического чуда», улучшение институтов конкурентного рынка не является ни необходимым, ни достаточным условием успеха.

Наша главная задача - создать механизм быстрого экономического роста, достаточно устойчивого к колебаниям внешней конъюнктуры»

- Что же представляют собой предлагаемые «механизмы успеха»?

- Это механизмы, направленные на формирование, отбор и реализацию крупномасштабных инвестиционных проектов. Инициатива здесь принадлежит Правительству, но одна из его важнейших задач — вовлечь в этот процесс бизнес и общественные организации, создать обстановку доверия и сотрудничества. Для чего необходимо сформировать систему национального планирования и завершить создание национальной инновационной системы.

Возглавлять эти процессы должно специальное агентство (назовем его Федеральным агентством развития — ФАР), подчиненное непосредственно главе Правительства. Одна из его важнейших задач — координация интересов разных ведомств. Подобные агентства существовали практически во всех странах «экономического чуда». В успешно развивающихся Китае и Малайзии они существуют и в настоящее время.

ФАР должно координировать всю социально-экономическую политику для поддержки быстрого роста производства и потребления с учетом стадии развития экономики, разрабатывать меры по стимулированию импортозамещения и экспорта. Улучшение бизнес-климата — это также задача ФАР. Тщательно разработанные, хорошо просчитанные инвестиционные проекты желательно финансировать по сниженным процентным ставкам. Для разработки и реализации проектов целесообразно использовать сочетание частно-государственного партнерства и проектного финансирования. Необходимо, наконец, вывести из тупика реформу образования и науки.

Что касается макроэкономической политики, то необходимо поддерживать заниженный реальный валютный курс, а задача уменьшения и без того достаточно низкой инфляции должна отойти на второй план. Инфляция в 6-7 процентов — не препятствие для запуска быстрого роста.

ПРИВАТИЗАЦИЯ ИМУЩЕСТВЕННЫХ КОМПЛЕКСОВ ГОСУДАРСТВЕННЫХ  И МУНИЦИПАЛЬНЫХ УНИТАРНЫХ ПРЕДПРИЯТИЙ

- Не все согласны с тем, что приватизация непременно повышает эффективность производства. Как вы думаете?

- Ни экономическая теория, ни опыт многих стран, включая Россию, не дают оснований для такой точки зрения. Приватизация Сбербанка в нынешних условиях могла бы повлечь серьезные риски для всей банковской системы. Поэтому глава ЦБ добилась отсрочки этого проекта. Нам нужно создать систему управления госсобственностью, которая генерировала бы ответственные и обоснованные решения о продаже и приобретении государством акций тех или иных предприятий.

Еще один спорный вопрос — эффективность инфраструктурных проектов. Здесь я согласен с Белоусовым в том, что такие проекты могут оказаться неэффективными, если они не сопряжены с проектами расширения производства.

Бизнес часто жалуется на избыточное давление государства, но ведь оно во многом провоцируется самим бизнесом — уходом от налогов, нарушением правил производства и торговли.

- Все же какую из концепций, на ваш взгляд, можно взять как основу для дальнейшей работы?

- «Экономика роста» имеет наибольшие пересечения с той программой, которую я вкратце описал. Может быть, поэтому она мне кажется более перспективной. Но и она нуждается в серьезной доработке. На мой взгляд, некорректно считать основным критерием эффективности показатель высокопроизводительных рабочих мест. Или что главными драйверами роста могут стать малые и средние предприятия. Опыт показывает, что заимствования лучше удаются крупным фирмам, а сотрудничество с ними является важным фактором стабильного развития МСБ. Для обеспечения интенсивного потока технологических заимствований следует наладить эффективное взаимодействие в цепочке: фундаментальная наука — отраслевая наука — институты развития плюс исследовательские отделы крупных фирм. Университеты и система непрерывного обучения должны обеспечить эту цепочку кадрами высокой квалификации. Этот важный элемент реформы в «Экономике роста» не рассмотрен. Есть и другие замечания.

- Преобразования — дело не скорое, а остановить спад нужно уже в ближайшее время. При этом желательно еще не возлагать, как это принято, тяжесть реформ на плечи населения. Есть подозрение, что вы, как сказал поэт, хотите заставить сиять заново слово «перестройка»?

- Нам никуда не уйти от необходимости преобразований, которые я действительно про себя называю «третья перестройка». Однако она в отличие от первых двух — 1917 и 1992 годов — не предполагает радикального слома всей системы старых институтов. Речь идет о постепенном ее совершенствовании.

Я поддерживаю предложения Столыпинского клуба о введении прогрессивного налога на доходы физических лиц и акцизов на предметы роскоши, которые возлагают значительную часть нагрузки на состоятельную часть общества. Наконец, один из важнейших принципов реформирования — формирование позитивных ожиданий. Но для этого люди должны ощущать положительные результаты проводимых преобразований. При несоблюдении такого условия вероятность успеха крайне мала.

ОСНОВНЫЕ ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРОГРАММЫ РАЗВИТИЯ СТРАНЫ

Просмотров 3006

30.12.2016 15:56