«Нижегородская земля стала мне родной»

Губернатор Нижегородской области Валерий Павлинович Шанцев не такой уж частый гость на страницах нашего журнала. А ему есть что рассказать.

Например, о том, как удалось нарастить бюджет региона до 120 миллиардов рублей при том, что в 2005 году он составлял всего лишь 24 миллиарда. Как удалось заинтересовать российских и иностранных бизнесменов и в 4 раза увеличить объем инвестиций в основной капитал. Как удалось, наконец, вывести Нижегородчину в группу регионов-лидеров по уровню экономического и социального развития…

«Нижегородская земля стала мне родной»

Валерий ШАНЦЕВ

— Валерий Павлинович, комментируя итоги Х Красноярского экономического форума, вы говорили о взаимосвязи между достойным качеством жизни граждан и высоким уровнем производительности труда, что влияет на развитие социальной сферы и среды обитания. Удалось ли в Нижегородской области найти искомый баланс в общем процессе технологической модернизации и социального развития региона?

— Задача выглядит внешне просто и логично. Основные доходы любого региона — это налог на прибыль предприятий и налог на доходы физических лиц. Если люди получают хорошую зарплату, а предприятия дают серьезную прибыль, то и в бюджет идет больше отчислений. Отсюда первое: для того, чтобы развивать регион, нужно каждому гражданину работоспособного возраста предоставить рабочее место с высоким уровнем производительности труда и, следовательно, с хорошей заработной платой.
 
Второе. На заработанные в бюджет деньги мы должны создать комфортную социальную среду обитания для людей. Человек с хорошей зарплатой должен получать все, что ему необходимо, или за свои средства, или бесплатно от государства, поскольку он платит налоги: современное образование, высококвалифицированную и высокотехнологическую медицинскую помощь, возможность заниматься спортом и еще многое другое, в том числе возможности для духовного развития. Словом, все то, что формирует человеческий потенциал. Именно его мы создаем на территории Нижегородской области, и он уже начинает двигать вперед экономическую сферу. Другого пути для перехода к инновационному укладу в экономике нет.
 
— По этому принципу и формировалась стратегия развития региона?
 
— С самого начала мы понимали, что основным регулятором в рыночной экономике являются инвестиции. Отсюда и все наши дальнейшие действия. Сразу создали Инвестиционный совет при губернаторе, где рассматриваются все инвестиционные или инновационные проекты. Пересмотрели законодательство в этой сфере, и сегодня рейтинговые агентства признают его одним из лучших в России, хотя на федеральном уровне такого свода законов еще нет. Начало было очень трудным, но нам удалось сдвинуть дело с мертвой точки.
 
— Представим: приходит к вам потенциальный инвестор с неким предложением. Какой срок уходит на прохождение всех необходимых процедур, вплоть до того, чтобы его предприятие заработало?
 
— Существует четко отлаженный регламент. Если все документы оформлены правильно, — десять дней для подготовки вопроса к рассмотрению на заседании Инвестсовета. Туда инвестор приходит, чтобы общаться с властью первый и единственный раз. Он докладывает свой бизнес-план и, если мы соглашаемся, вновь включается регламент. Максимальный срок получения полного комплекта правоустанавливающих документов — 104 дня. А если площадка «чистая», то можно уложиться в две недели. Сюда входит и акт выбора земельного участка, определение его границ, условия присоединения к энергосетям, все муниципальные документы. Такие вот разрешительные красные папки мы вручаем на Инвестиционном совете в самом начале каждого очередного заседания, прежде чем рассматривать следующий новый проект.
 
Приведу один пример. Мы построили литейно-прокатный комплекс — его капитализация 1 миллиард 200 миллионов долларов. Таких комплексов не строили даже во времена СССР. От момента принятия решения до пуска крупного завода прошло всего три года.
 
— Для России сроки невиданные!
 
— За это нас и похвалил Президент Владимир Путин. Но мы-то понимали, зачем это делали. Пуск комплекса сразу прибавил нам к обороту в промышленности 56 миллиардов рублей! А у нас в то время годовой оборот области был 280 миллиардов.
 
— И что же, система не дает сбоев, все чиновники способны и хотят работать в таком жестком, регламентированном режиме?
 
— Не скажу, что у нас все проходит идеально гладко. Всякое случается, но мы все распутываем сами, когда надо, извиняемся. Но смысл созданной системы в том, что мы не только много встречаемся с потенциальными инвесторами, но и каждый инвестпроект кто-то курирует. Самые крупные — лично я, поменьше — заместители, и так вплоть до начальников управлений.
 
Мы часто проводим презентации инвестиционной привлекательности нашего региона в посольствах иностранных государств в Москве. Я выступаю с докладами, рассказываю о преимуществах и возможностях области. В ходе одной такой презентации в посольстве Бельгии встает один предприниматель и спрашивает: «Как у вас с административными барьерами?» Я не успел рта открыть, как встает другой предприниматель и говорит: «Я представляю бельгийскую компанию «Данфосс» и заявляю, что никаких барьеров, коллега, в Нижегородской области не будет, наоборот, вас в этом регионе толкать будут, чтобы быстрее реализовали свой проект». Вот так работает эта система.
 
— Главным направлением развития региона вы избрали развитие промышленности. Чем обусловлен именно такой выбор?
 
— Это не совсем так. Очень серьезные инвестиции вкладываются в сельское хозяйство, перерабатывающую отрасль, инфраструктуру, без которой ничего развивать невозможно. Но, безусловно, промышленность на первом месте. У нас ведь ни газа, ни нефти нет. Еще в 2005 году, с первых дней моей работы губернатором, сразу начали работать над основным документом — стратегией развития области до 2020 года. Нам надо было понять, в какие отрасли вкладываться. И раз уж основу экономики региона составили обрабатывающие отрасли, в первую очередь пришлось заниматься промышленностью. Сегодня около 75 процентов нашего внутреннего регионального продукта дает промышленность.
 
— Не секрет, что существует определенная схема экономических взаимоотношений Центра и регионов. Устраивает ли она главу Нижегородской области или, может быть, нужна какая-то корректировка?
 
— Модельно, в стратегическом плане все отношения выстроены правильно. Мы работаем, развиваем экономику области. Участвуем в государственных программах. По сравнению с 2005 годом стали получать в три раза больше субвенций и субсидий из федерального бюджета. В этом смысле все складывается удачно. Единственное, что тревожит — меняющиеся правила игры. Вот пример. Каждый новый инвестпроект дает нам налогооблагаемую базу. Из нее мы рассчитываем будущий бюджет, планируем, готовим развитие своей области на годы вперед. Спланировали. И вдруг выходит постановление о создании консолидированных групп плательщиков, происходит перераспределение налогов. Выясняется, что область теряет шесть миллиардов рублей в год. А за такие деньги я должен немалое количество инвестиций организовать, и я их организовал, но и потерял, хотя уже утвердил бюджет, расходы, программу развития, обещал что-то людям. Таких примеров много, и это мешает.
 
— В 2005 году вы совершили неординарный поступок — оставили благополучную столицу с удачно развивающейся здесь карьерой и переехали в Нижний Новгород — пусть и крупный, но все же провинциальный регион со всеми его проблемами. Трудно ли было адаптироваться к новым условиям?
 
— Расскажу одну историю. Свои губернаторские полномочия я получил 8 августа и на следующий день вышел на работу. Накануне нового учебного года вызвал первым делом министра образования с вопросом о готовности школ к приему учеников. Министр докладывает, что в области 1800 школ, все готовы, кроме одной — нет денег на пусконаладочные работы в новой котельной. «Сколько нужно?» — спрашиваю. «24 тысячи рублей», — отвечает министр. Звоню в областное Министерство финансов: срочно нужно 24 тысячи. Там другой министр докладывает — резервный фонд предыдущий губернатор израсходовал на год вперед. Других источников тоже нет. Вот тут только я понял, куда приехал.
 
Но я не пожалел тогда, и уж тем более не жалею сейчас о своем отъезде в Нижний Новгород. Для мужчины самое главное — работа. В профессиональном плане это было серьезное, правильное решение. Сегодня действительно хожу на работу как на праздник, а Нижегородская область стала мне такой же родной, как Москва.
Просмотров 4415

11.03.2013 15:56



Загрузка...

Популярно в соцсетях