Квоты в минус покупателю

Не пора ли поправить Закон о торговле?

Квоты в минус покупателю

Пока капусты на прилавках хватает, но всё может измениться, если Закон о торговле не будет изменён / фото Коммерсантъ

Где взять резервы для экономического рывка? Эта тема была, пожалуй, одной из главных на дискуссиях в рамках Петербургского международного экономического форума. Одно из направлений обозначил Антон Силуанов, первый заместитель председателя Правительства - министр финансов: максимально упростить администрирование и гибко настраивать законодательство с тем, чтобы предприниматели расправили плечи, а бизнес нарастил вполне материальные доходы. Пример - в предложенных Минпромторгом поправках к Закону о торговле.

Для сетей — особый режим

Девять лет назад был принят ФЗ №381 «Об основах государственного регулирования торговой деятельности в Российской Федерации» (больше известный как Закон о торговле). Принимали его, напомним, в посткризисный период, когда экономика России была на подъёме, а о санкциях Запада никто и не помышлял. Но с тех пор ситуация существенно изменилась, а статьи Закона не всегда учитывают эти трансформации. К примеру, в первоначальный текст была включена статья 14, которая запрещает продовольственным торговым сетям при достижении в пределах муниципалитета или субъекта РФ доли в 25 процентов от розничного продовольственного товарооборота «приобретать или арендовать… дополнительную площадь торговых объектов».

Понятно, что, когда принимали эту норму, исходили из умозрительной необходимости ограничить вероятную в отдалённом будущем монополию: в 2009 году ни в одном районе не то что о 25 процентах на одну сеть продуктовых продаж — о 10 процентах речь не шла. Да и сегодня, исключая некоторые столичные районы, на ретейл, местный и федеральный, приходится не более 30 процентов розницы, а громадные просторы Сибири и Дальнего Востока по-прежнему остаются белыми пятнами на картах федеральных торговых сетей.

К тому же проблемы российской экономики были осложнены международными санкциями, которые вместе с провалами валютного курса и продовольственной импортозависимостью серьёзно опустили уровень реальных доходов российских граждан. Оценки падения разные — от статистических 12 процентов до экспертных 17-20 процентов в 2017 году сравнительно с 2014 годом. А если нет доходов, сокращается и розничный товарооборот - люди меньше покупают продуктов и товаров. В январе 2018 года средний чек покупки потерял свыше 10 процентов по отношению к показателям 2017 года, упав с 586 до 527 рублей. А в целом, по данным Росстата, в течение последних трёх лет розничный товарооборот уменьшился на 15 процентов. Следствие - возникает крайне неприятное для ретейла положение, когда та или иная сеть не по своей вине превышает лимит в 25 процентов и может столкнуться с требованием либо остановить ввод новых торговых площадей (на которые уже затрачены немалые ресурсы), либо закрывать действующие магазины по внеэкономическим причинам! Это и вынуждает уходить в Интернет и крупнейшего федерального ретейлера, и региональные торговые сети. Между тем Интернет доступен далеко не во всех регионах, а отсутствие или ликвидация магазинов в сельских районах - удар по социальной сфере, сравнимый с закрытием больниц и фельдшерских пунктов.

Ситуация тем более абсурдна, считает учёный Вадим Новиков, автор исследования «Монополизм в торговле», если учесть, что она противоречит другому закону — «О защите конкуренции», который прямо указывает, что контроль за концентрацией распространяется исключительно на приобретение одним хозяйствующим субъектом другого хозяйствующего субъекта. Так называемый органический рост - расширение бизнеса путём самостоятельного создания новых мощностей - не ограничивается. Однако в Законе о торговле норма касается как слияний, так и органического роста.

Регионы — за ретейл

В Минпромторге России также забили тревогу, считая, что необходимо привести законодательные нормы в части муниципальных и региональных квот для ретейла в соответствие с экономическими реалиями. Как? Подняв планку присутствия той или иной сети в регионе до 35 процентов. Ведь действующая норма ограничивает приток инвестиций в регионы, ретейлеры не рискуют начинать строительство новых объектов, так как есть реальная угроза потерять капиталовложения. И немаленькие — стоимость самого скромного магазина формата «у дома» составляет 50 миллионов рублей, куда более основательный гипермаркет тянет уже на 500-900 миллионов! А нет инвестиций - нет и рабочих мест, и каналов, по которым могут сбывать продукцию местные производители, чья доля составляет примерно 30 процентов в розничном товарообороте сетей. Это понимают в регионах, которые находятся под гнётом хронического дефицита местных бюджетов и необходимостью искать средства на социальные выплаты и создание новых рабочих мест.

В Минпромторге России считают, что необходимо привести законодательные нормы в части муниципальных и региональных квот для ретейла в соответствие с экономическими реалиями, подняв планку присутствия той или иной сети в регионе до 35 процентов.

В частности, проект поправок, предложенных Минпромторгом в Закон о торговле, поддержали во многих субъектах Федерации, прежде всего там, где дела с инвестициями обстоят далеко не блестяще: Амурская область, Чувашия, Марий Эл, Адыгея, Тамбовская область и ещё несколько десятков территорий. Характерна фраза, которая очень часто присутствует в региональных отзывах на законопроект: «Данная проблема (монополизм ретейлеров) для нашего субъекта Федерации не актуальна!» В самом деле, монополизм нужно ещё заслужить - это результат интенсивного и многолетнего развития торговых сетей. Общепринятый стандарт - это когда около 50 процентов розничного товарооборота контролируют крупные сети. Но таких показателей официальная статистика не зафиксировала нигде! В российской глубинке - от 18 процентов в Амурской области до 20-23 процентов в небедных Ямало-Ненецком и Ханты-Мансийском автономных округах. О каком монополизме можно вести речь, когда злободневна задача просто поставить современные магазины с приличным ассортиментом в районах, которые зачастую испытывают большие проблемы с демографией? И не с местными производителями, достигнув монопольной отметки в 50 процентов, должны конкурировать сети, а между собой, как показывает опыт первопроходцев ретейла из США. Вот тут и должны проявить себя и антимонопольная служба, и антимонопольное законодательство, пресекая попытки картельных сговоров.

С такой позицией согласен Алексей Лященко, член Комитета Госдумы по финансовому рынку: «Я неплохо знаю проблемы Мурманской области, и, бесспорно, инвестиции, которые могут прийти сюда после повышения квот с федеральными сетями, будут весьма нелишними. Но не стоит забывать и о местных производителях — при умелой и грамотной работе они также могут получить импульс к развитию. Здесь чрезвычайно важно найти компромисс между интересами сетей и задачей развивать территории. Может быть, стоит, повысив квоты, одновременно расширить полномочия региональных и муниципальных властей по отношению к ретейлу».

Деятельность федеральных торговых сетей в последние годы анализируют тщательно и регулярно. Оценки при этом очень часто выносят противоположные — от либерально-мягких до весьма жёстких, требуя соответственно изменить законодательство. «А закон не должен быть мягким или жёстким, - считает Станислав Наумов, разработчик закона №381-ФЗ и в недавнем прошлом заместитель министра промышленности и торговли и директор департамента Правительства. - Он должен быть целесообразным и самонастраивающимся в зависимости от обстоятельств».

В данном случае надо выбирать между инвестициями и созданием рабочих мест в регионах на десятки миллиардов рублей, с одной стороны, и умозрительными, не подкреплёнными оценками и фактами, соображениями о том, как защитить незрелую конкуренцию.

Читайте наши новости в Яндекс.Дзен
Просмотров 1372

01.06.2018 12:31

Загрузка...

Популярно в соцсетях


Загрузка...