Кадры решают всё

Общеизвестную фразу «Кадры решают всё» можно было бы считать банальной, если бы она не отражала истину.

Новейшие техника, машины, оборудование, суперкомпьютеры не являются основой успеха любого дела. Люди — вот главное. Если они профессионально подготовлены, отлично обучены, грамотны, инициативны, то и результаты труда будут наивысшими. 

Кадры решают всё

Валерий ШНЯКИН, Фото Игоря САМОХВАЛОВА, «РФ СЕГОДНЯ»

Как считает член Совета Федерации, представляющий правительство Нижегородской области, заместитель председателя Комитета СФ по международным делам Валерий ШНЯКИН, человеческий фактор надо ставить во главу проведения любых экономических реформ.

— Итак, успешность любого производства определяет именно человек. Даже самую современную технику, в конце концов, придумывает именно он. Мы, по-моему, как-то упустили это из виду, сделав акцент на совершенствовании систем управления, технического потенциала, схемах организации производства, а кадровую политику пустили на самотек. Не оттого ли жалуемся на нехватку инженеров?

Валерий ШНЯКИН Заместитель председателя Комитета Совета Федерации по международным делам. Представляет в Совете Федерации исполнительный орган государственной власти Нижегородской области (с ноября 2010 года). Родился 5 июня 1951 года. Образование высшее профессиональное. Окончил Военную академию им. М.В. Фрунзе, Краснознаменный институт КГБ СССР. До назначения представителем в Совете Федерации — заместитель полномочного представителя Президента Российской Федерации в Приволжском федеральном округе.
— Стоило нам упустить из виду подготовку инженерно-технических кадров, как производство, которое особенно в 90-е годы резко пошло на спад, стало буксовать. Перестали работать многие промышленные предприятия, ранее служившие флагманами производительных сил страны. Хороших специалистов, профессионалов своего дела потеряли. Новых не обучили. Нам нужно развивать производство новейшей техники под российскими брендами, ни в чем не уступающей мировым образцам. А кто должен это делать? Где работники, способные придумывать эту технику и затем эффективно на ней работать?
 
Конечно, в последние годы эффективность отечественной экономики в определенной степени выросла. Но этот рост базируется прежде всего на поступательном развитии сырьевых отраслей промышленности, а также отчасти машиностроения, которое в свою очередь развивается в основном благодаря иностранным инвестициям, иностранным технологиям и иностранным специалистам. Из российских специалистов в этот круг попадают только избранные. Причем, как мы понимаем, избранные не всегда по своим профессиональным качествам.
 
Да, сегодня в стране ощущается острая нехватка инженерно-технических кадров. Нередки случаи, когда выпускники технических институтов трудоустраиваются не по профилю обучения и вынуждены доучиваться или переучиваться, чтобы получить другую специальность. С другой стороны, отмечается дефицит высококвалифицированных специалистов, которым не требуется расширенная теоретическая подготовка. Если бы в свое время мы обращали на эти проблемы больше внимания, то сейчас не стояли бы перед необходимостью принятия срочных мер по интенсивному развитию отечественного машиностроения, станкостроения, автопроизводства и других ведущих отраслей экономики.
 
— Почему возникла такая диспропорция на российском рынке труда?
 
— Я просмотрел официальные данные о приеме в вузы. Они показывают, что выпускники школ, имеющие наиболее высокие баллы ЕГЭ, отдают предпочтение гуманитарным направлениям образования. На этих специальностях отмечается наиболее высокий проходной балл — до 80. А во многих технических вузах существует следующая закономерность: чем сложнее и уже направленность инженерной специальности, тем ниже проходной балл для поступления на соответствующий факультет. Например, для поступления на экономический факультет Московского авиационного института из 20 возможных баллов нужно набрать всего 16. Проходной балл для факультета «Двигатели летательных аппаратов» составляет 11-12. Ну, разве это дело? Если такие низкие требования к будущим специалистам, то каких горе-профессионалов мы получим на выходе?
 
Вывод печальный: сложные инженерные специальности зачастую становятся привлекательными для тех, кому не удалось добрать достаточное количество баллов для поступления на другие специальности. Впрочем, уверен в том, что высшая школа в состоянии скорректировать недостатки обучения в общеобразовательной школе, подготовив хорошего, крепкого специалиста. А практика, надо надеяться, дополнит остальное.
 
Диспропорции на рынке труда возникают и по причине стагнации отечественного производственного сектора экономики. Все опять-таки упирается в кадры. Этот сектор должны обслуживать не троечники, выбравшие специальность только потому, что на нее можно было легко поступить, а хорошисты и отличники, будущие квалифицированные специалисты инженерно-технического профиля.
 
Увы, сегодня удел широкого круга выпускников технических вузов — это малобюджетные предприятия с устаревшими технологиями. Отсутствие материального стимула и заинтересованности в работе приводят к тому, что специалисты, уже имеющие техническое образование, стремятся получить второе гуманитарное, например, то же пресловутое юридическое, и работать кем угодно по этому профилю — от страхового агента до управленца. При этом они имеют достойную зарплату, современные условия труда и перспективу роста.
 
— В стране не хватает масштабных проектов, производственных либо строительных, рассчитанных на массовый трудовой потенциал молодежи. «Великих строек социализма» (в нашем случае — «капитализма») нет, и в ближайшее время не предвидится. Не кажется ли вам, что мы незаслуженно забыли ценный советский опыт?
 
— Пожалуй, строительство олимпийских объектов в Сочи можно причислить к этой категории всероссийских проектов. Но на этом список практически заканчивается. Думаю, что практика молодежных строек советского периода могла бы быть применена и в современных условиях. Конечно, на более высоком технологическом и бытовом уровне, чем прежде. Понятно, что в условиях рыночной экономики эти проекты первое время будут затратными, но они могут дать очень хороший экономический и воспитательный потенциал.
 
Не последнюю роль играет и уровень самосознания, ответственности молодых специалистов, элементы социального воспитания. Мне довелось бывать в командировках в Японии, и меня приятно удивило отношение японцев к работе. У них нет понятия ремесла, так как любое ремесло доведено до уровня искусства. Овладение любой специальностью они считают путем познания и постижения, в котором всегда есть свои особенности. Вряд ли это применимо к российскому менталитету, но хотелось бы, чтобы и в России для молодых людей «профессия была актом любви, а не браком по расчету», как заметил японский писатель Харуки Мураками.
 
— Если инженеров, худо-бедно, на рынке труда еще можно найти, то грамотного слесаря или токаря, вооруженного глубокими знаниями в области новейших технологий, днем с огнем не сыщешь. Может, следует вернуть такую форму среднего профобразования, как техникумы?
 
— Согласен с вами. Образовательная реформа в России предполагает кардинальные изменения, в том числе и возвращение техникумов и профессиональных технических училищ. Современный рынок труда очень нуждается в специалистах, подготовленных для выполнения технических работ на новейшем оборудовании. Работодатели охотно принимают на работу специалистов, имеющих рабочие специальности и определенную, я бы сказал, рабочую философию труда.
 
Для этого и планируется создание системы среднего специального образования. Но важно не допустить ошибки профильной ориентации создаваемых техникумов. Для этого следует внимательно изучить состояние отраслей экономики, перспективы их развития, технические возможности. Необходимо дать количественную оценку потребностей в рабочем персонале. Рынок труда должен быть полностью совмещен с производственно-профессиональной платформой. Нужно не создавать проблемы трудоустройства, а решать их. Сегодня мы несем существенные потери при формировании профессионального рабочего класса. Причем не нужно забывать еще и о трудовой миграции, которая способна внести свои коррективы.
 
— Создается впечатление, что современным работодателям квалифицированные специалисты среднего и низшего звена не нужны вовсе. Достаточно набрать дешевую, безграмотную рабочую силу из ближнего зарубежья и вырыть котлован с помощью десяти лопат, чем нанять одного профессионала-экскаваторщика…
 
— К сожалению, это так. Парадокс: россиянину сегодня даже дворником устроиться сложно. Решить наши экономические проблемы с помощью многочисленных гастарбайтеров — утопия. Такой курс искажает истинную суть российского рынка труда, дезориентирует работников и работодателей, мешает правильному выбору профессии. Нам нужен высококвалифицированный рабочий класс, а где мы его возьмем, если многие вопросы экономического развития решаем за счет трудовой миграции?
 
— Многие потери в сфере подготовки специалистов мог бы компенсировать приток специалистов-бакалавров. Однако, как правило, студенты, да и работодатели, относятся к первой ступени высшего образования настороженно, и молодые люди массово продолжают учебу в магистратуре, хотя специалистов такого уровня в стране более чем достаточно. Чем это объясняется? Может, система поэтапного обучения, принятая во всем мире, не применима в российских условиях?
 
— Бакалавриат, как один из уровней подготовки в высшем образовании был введен в России еще в 1993 году. В 2007 году был принят закон, в соответствии с которым официально вводилось два уровня высшего образования. Закон, напомню, был принят в связи с присоединением нашей страны к Болонской конвенции 1999 года, которая призвана унифицировать качество образования в Европе и создать единое образовательное пространство с двухступенчатой системой получения дипломов.
 
Конечно, бакалавр — это явление историческое, уходящее корнями в средневековые европейские университеты. А тогда школьного, и тем более среднего специализированного, образования не было. В США, к примеру, система бакалавров существует как необходимая ступень перехода от школы к собственно профессиональной подготовке. Обусловлено это тем, что школа в США, мягко говоря, очень лояльна к ученикам и ничему по сути их не учит. Бакалавриат в Штатах — это получение образования с отдельными элементами специализации. Согласитесь, что это получение поверхностных знаний.
 
В России совершенно другие традиции: уровни профессиональной специализации были четко разделены между собой, но каждый из них был достаточен. Вспомните ремесленные училища, которые готовили высокопрофессиональных рабочих. Двухуровневая система высшего образования может быть применима в условиях международной интеграции, для внутреннего российского рынка труда требуется, на мой взгляд, более четкое установление приоритетов.
 
— Раньше было много различных технических секций, станций юных техников, так называемых учреждений дополнительного образования, которые помогали подросткам, молодежи сориентироваться в будущей профессии. Были и наставники. Как считаете, стоит ли восстанавливать этот опыт?
 
— Стоит. Добавлю сюда и Дворцы пионеров с их мощными техническими кружками. Как известно, новое — это хорошо забытое старое. С чего начинали большевики в первые годы советской власти? С ликбеза, с обучения собственных кадров. Конструкторы, инженеры, авиастроители, энергетики, машиностроители, специалисты высокого класса появились практически во всех отраслях народного хозяйства. Так что станции юных техников, секции технического творчества, всевозможные кружки по интересам очень необходимы. Их нужно воссоздавать. Следует развивать и систему конкурсов, скажем, отбирать в конкурсном состязании в региональном или всероссийском масштабе лучших представителей своих управленческих или технических профессий. Я представляю в Совете Федерации исполнительную власть Нижегородской области, и мне особенно приятно сообщить, что нижегородцы часто выходят победителями таких профессиональных конкурсов.
 
— Сегодня связи производства с вузами серьезно нарушены. Государство пытается привлечь внимание компаний, предприятий к подготовке собственных кадров. Однако дело, как признают эксперты, движется медленно…
 
— На одном из экономических форумов я услышал такое высказывание: «Работодатель может рассматривать сотрудников с двух точек зрения: как капитал или как ресурс. В первом случае он готов инвестировать в развитие персонала, во втором «списывает» человеческие ресурсы на затратную часть бизнеса». К сожалению, большинство руководителей финансируют работу с персоналом по остаточному принципу, видят в этом не инвестиционную, а затратную часть своего бизнеса. Этому тоже есть, на мой взгляд, несколько объяснений. Пока еще наша экономика не стабильна. Только крупные, устойчивые бизнес-структуры могут позволить себе кадровую политику на перспективу, с обучением своих специалистов. Остальные, увы, довольствуются сегодняшним днем.
 
Исправить ситуацию способно формирование государственной кадровой политики, которая будет заключаться в определении стратегии работы с кадрами на общегосударственном уровне, а также стратегии формирования, развития и рационального использования трудовых ресурсов страны. Соответствующее поручение Президентом России уже дано. Нужно, чтобы оно было четко и профессионально исполнено.
 
Большую роль могут сыграть региональные комиссии по формированию и подготовке резерва кадров. Например, в соответствии с поручениями Президента в Нижегородской области образована комиссия по формированию такого резерва в сфере госуправления. Он формируется на конкурсной основе в целях оперативного замещения лицами, обладающими необходимыми профессионально-деловыми и личностными качествами, различных должностей в сфере госслужбы, государственной гражданской, муниципальной службы, должностей в экономике, сельском хозяйстве, образовании, здравоохранении, в сфере информационных технологий и т.д.
 
— Не слишком ли рано мы стали списывать опытных специалистов? При приеме на работу в объявлениях стали писать, что «людям старше 55 не обращаться».
 
— Я полагаю, что это является прямым нарушением прав граждан на труд, даже если говорить о женщинах, пенсионный возраст которых по действующему законодательству составляет 55 лет. По достижении этого возраста и при желании женщины не работать государство гарантирует ей выплату пенсии. Но это законоположение вовсе не ограничивает право на трудовую деятельность, как это было, например, в трудовом законодательстве 80-х годов. К сожалению, на практике эта доктрина не действует.
 
— Увы, при приеме на работу нередко обращают внимание не на профессиональные качества человека, а на «рекомендации», то есть в расчет принимаются связи, клановые интересы. Есть и коррупционная составляющая. Все это серьезно деформирует рынок труда. Как, по-вашему, бороться с этим явлением?
 
— Бороться? Бороться нужно тем органам, которые имеют для этого полномочия и правовые средства. В первую очередь, это суд, в который можно обратиться с иском о защите нарушенного права, либо с иском о признании действий должностного лица незаконными. Это может быть также прокуратура, основной задачей которой является осуществление надзора за исполнением законодательства, в том числе трудового.
 
— Вы знаете, возникает некоторый скептицизм по отношению к этим советам: ни один работодатель не документирует свой отказ со ссылкой на клановые интересы…
 
— Но иного пути нет. Могу посоветовать человеку, который опасается, что может оказаться в такой ситуации, самому документировать свои действия и действия работодателя. Желательно иметь при этом свидетелей. К сожалению, это явление повсеместное. Спрашивается, по каким критериям назначались на должности руководителей «Оборонсервиса» те лица, которые сегодня имеют отношение к ряду уголовных дел? Очевидно, что меньше всего внимания обращали на их послужной список, на опыт, на знания, на профессиональную репутацию — больше на чей-то звонок, чей-то «дружеский совет». В итоге причинен огромный вред государственным интересам и военнослужащим.
 
Например, в Нижегородской области в 2009-2010 г.г. для военнослужащих построили 700 с лишним квартир, а забыли элементарную вещь — определить ответственных за их оформление. В результате за год оформили всего 40 квартир. В Южной Осетии зарплату военнослужащим перевели на карточку, а поставить банкоматы не удосужились.
 
Вот к чему приводит непрофессионализм, обусловленный чьими-то семейными, клановыми, личными интересами. Знаю в Южном федеральном округе одного республиканского министра, немногим более 20 лет отроду, который заявление с ошибками пишет. Однако имеет отдельный вход в свое ведомство, шикарную машину, хорошую зарплату. Объяснение простое — отец у него крупный бизнесмен.
 
На мой взгляд, необходимо четко определить сроки и критерии назначения и пребывания на должности того или иного специалиста. Ротация — необходимое условие рынка труда, особенно в сфере государственной службы. Это не кадровая чехарда, а объективная сменяемость кадров.
 
— Сейчас развернулась большая дискуссия по поводу сокращения и объединения ряда вузов, не соответствующих критериям эффективности, то есть они выпускают специалистов, которые рынку не нужны. Надо ли продолжать эту болезненную, но, наверное, необходимую работу?
 
— То, что юристов много, а «физиков» мало — это следствие тех экономических и организационных процессов, о которых мы уже говорили выше. Рынок образовательных услуг подстроился не под потребности экономики, а под запросы социума. Я хотел бы задать вопрос: встречали ли вы человека, который пожалел бы о том, что получил юридическое образование? Пусть даже он при этом потратил время и деньги. И встречали ли вы человека, который высказывал бы сожаления о том, что закончил, например, водный институт, или сельскохозяйственный, или текстильный? Но для государства такая профессиональная переориентация является обременительной, особенно если студенты обучаются на бюджетных местах.
 
Поэтому и нужна грамотная кадровая политика, которая позволит сбалансировать образование, экономику и ее обеспечение квалифицированными специалистами. Не исключаю, что для этого придется серьезно реформировать систему высших учебных заведений.
 
 
Беседовал Николай ЛАШКЕВИЧ
Фото Игоря САМОХВАЛОВА, «РФ СЕГОДНЯ»
Просмотров 3952

24.02.2013 15:56



Загрузка...

Популярно в соцсетях