«Грязный» бизнес заставят ликвидировать экологический вред

Новый законопроект обяжет владельцев предприятий за свой счёт восстанавливать нанесённый природе ущерб

17.11.2021 00:00

Автор: Юлия Сапрыгина

«Грязный» бизнес заставят ликвидировать экологический вред
  © пресс-служба ФЭО/ТАСС

«Усольехимпром», Байкальский ЦБК, «Карабашмедь» — за последние годы государство потратило миллиарды рублей на рекультивацию этих территорий. Эти деньги могли бы пойти на строительство новых школ и больниц, покупку новых автобусов и повышение пенсий. Однако их пришлось потратить на то, чтобы убирать за предприятиями. Наконец, власти решили: хватит! Согласно новому законопроекту, бизнес обяжут убирать за собой, прежде чем закрывать предприятие. Документ реализует принцип «намусорил — убери за собой», анонсировала в октябре появление проекта закона вице-премьер Виктория Абрамченко. Кого призовут на экосубботник, разбиралась «Парламентская газета».

Как сантехники подвели Усолье-Сибирское

Еще несколько лет назад большинство россиян не знали, где находится Усолье-Сибирское. По запросу в Интернете «Что посмотреть в городе?» первая ссылка выдаёт памятник сантехнику. Его подарили горожанам 10 лет назад ко Дню города в знак уважения к «важной и нужной профессии», как было объявлено на открытии монумента.

Однако, позже выяснилось, что не все работники, занимающиеся монтажом, эксплуатацией или ремонтом санитарно-технического оборудования, достойно выполняют свою работу. 11 июня 2020 года город с населением меньше 80 тысяч человек стал главным героем новостей. Тогда в Усолье-Сибирском произошла крупная утечка из канализационных очистных сооружений, расположенных на территории завода «Усольехимпром», заброшенного 15 лет назад.

В итоге в Ангару вылились иловые осадки, содержавшие в себе множество токсичных веществ. Содержание аммония в реке оказалось выше предельной нормы в 360 раз, фенола — в 80 раз, а фосфата — в 500 раз.

Город, где проживают десятки тысяч человек, чуть-чуть не дошел до экологической катастрофы, рассказал в пресс-центре «Парламентской газеты» первый заместитель председателя Комитета Госдумы по экологии, природным ресурсам и охране окружающей среды Владимир Бурматов.

Чтобы восстановить природу, по оценкам экспертов, потребуются годы и миллиарды рублей.

«При этом у предприятия, которое довело до этого город, были собственники, которые на этом предприятии зарабатывали. Потом они оставили после себя вот такое тяжелое наследство, и теперь государство эти земли восстанавливает. На чьи деньги? На наши, налогоплательщиков. Вопрос: а мы с вами тут при чем?» — отметил депутат.

Страсти вокруг Усолья не утихают до сих пор. А случившая там катастрофа даже стала поводом для разработки нового закона — об ответственности бизнеса за ликвидацию накопленного эковреда.

«Такая ситуация сложилась не только в Усолье-Сибирском. У нас зачастую собственники выжимают предприятие как губку, собирают все соки, а дальше государство разбирайся. Но закон, о котором мы говорим, все же можно назвать законом имени Усолье-Сибирского», — сказал Бурматов.

Экокатастрофа ближе, чем думаешь

От Усолье-Сибирского до Москвы по прямой больше четырех тысяч километров. Однако катастрофа ближе, чем может показаться, говорят эксперты.

За последние сто лет человек успел намусорить буквально везде. А значит, всероссийский экосубботник пора начинать от Москвы до Арктики, рассказал журналу «Российская Федерация сегодня» член общественного совета Росприроднадзора Элмурод Расулмухамедов.

«Территории с высоким уровнем загрязнения есть даже в российской столице с ее высокой стоимостью земли. Например, в районе метро «Озерная», Очаково-Матвеевском — на юго-западе, или на Базовской улице — на севере», — перечислил эксперт. По его оценкам, в России тысячи территорий с высоким уровнем загрязнения. В основном это промышленные площадки советского химпрома и коксохимических производств, военных частей и заводов, складов и захоронений сельскохозяйственной химии.

«Часть таких объектов до сих пор находится в режиме секретности, — отметил Расулмухамедов. — До других пока не дошли руки, например, до многочисленных захоронений и брошенных складов пестицидов и гербицидов, при этом большая их часть находится на территории сел и деревень, что очень опасно».

В советское время пестициды и гербициды производили миллионами тонн, но потом такие вещества признали опасными и отказались от их применения. В итоге всё это лежит в земле уже более 30 лет, отметил Расулмухамедов.

«Сейчас важно определить местонахождение всех опасных площадок. Это непросто. Не всегда есть данные, ведь такие загрязнения носили латентный характер», — сказал журналу «РФ сегодня» председатель Общероссийской̆ общественной̆ организации «Российское экологическое общество» Рашид Исмаилов.

Где уже начали прибираться

За последние годы власти несколько раз брались за решение проблемы накопленного экологического вреда, напомнил Элмурод Расулмухамедов. Еще 12 лет назад появилась идея отдавать промышленные территории после закрытия производств под другие производства, включая и переработку отходов, рассказал он.

«Но тогда промышленники как собаки на сене не пустили переработку отходов на свои территории. Думаю, что новый закон сделает их сговорчивее», — отметил эксперт.

Системная работа по выявлению таких объектов и ликвидации экологического вреда началась с расчистки Арктики при Дмитрии Кобылкине, министре природных ресурсов и экологии с мая 2018 по ноябрь 2020 годов. Сейчас большая работа в этом направлении идет под руководством вице-премьера Виктории Абрамченко, главы Росприроднадзора Светланы Радионовой, благодаря которым на карту нанесли новые опасные территории и начали с ними работу. Большой вклад в ликвидацию эковреда вносят и регионы, отметил Расулмухамедов: «Лидеры в этом вопросе Нижегородская область с Дзержинском, Иркутская — с тем же Усольем и Братском, Челябинская — с Карабашом, Ленинградская — с планами по Красному Бору, а также Питер, который уже почистил берега Невы от опасных промышленных объектов».

При этом он заметил, что проведение таких работ обходится в немалые суммы.

© pexels

Ключевой природоохранный документ

Долгие годы обязанности по устранению накопленного эковреда на себя брало государство — на деньги налогоплательщиков. При этом собственники, создавшие экологические проблемы, оставались с набитыми карманами.

Задача законопроекта об ответственности бизнеса за ликвидацию накопленного экологического вреда — реализовать на практике принцип «намусорил — убери за собой», анонсировала в октябре появление документа вице-премьер Виктория Абрамченко. В пример она привела то же Усолье-Сибирское, где опасные отходы от деятельности химического комбината накапливались с 30‑х годов прошлого века.

«Казалось бы, накопил отходы — будь добр, ликвидируй. Но зачастую такое имущество либо продается, либо собственник объявляет себя банкротом. Тогда груз экологических проблем фактически ложится на плечи государства, всех налогоплательщиков. А прибыль с деятельности предприятия получает собственник, создавший экологические проблемы», — отметила Абрамченко.

Новый документ — это ключевой природоохранный закон, сказала вице-премьер: «Таким образом, мы ликвидируем существовавшую ранее лазейку». Если его примут, владельцы промышленных объектов за пять лет до конца срока эксплуатации должны разработать план мероприятий по устранению негативных последствий деятельности предприятия. После этого предприниматели либо выводят объект, либо реконструируют и продлевают срок его эксплуатации.

При этом вице-премьер отметила, что ликвидатор обязан подготовить смету выполнения мероприятий и подтвердить их финансовое обеспечение. А в случае продления срока эксплуатации — получить положительное заключение государственной экспертизы с обязательным экологическим аудитом.

Где деньги, Зин?

Кроме того, для предотвращения перепродажи проблемных объектов в пользу фирм-однодневок документ вводит механизм контроля сделок. Так, при заключении сделки более чем за пять лет до конца срока эксплуатации новый собственник должен подтвердить свою  финансовую устойчивость. А при отчуждении объекта менее чем за пять лет новый собственник должен иметь одобренный план ликвидации ущерба и его финансовое обеспечение.

«Накопленный вред ни для кого не должен быть сюрпризом. Если проведена сделка, то вместе с промышленным предприятием новый собственник приобретает и ответственность за генеральную уборку территории и ликвидацию эковреда», — отметила вице-премьер.

Предложенный законопроект отвечает на главный вопрос, где взять деньги на ликвидацию накопленного экологического вреда, сказал журналу «РФ сегодня» депутат Госдумы Николай Валуев. С принятием этого документа государству больше не нужно будет каждый раз изыскивать средства в бюджете, чтобы прибрать за теми, кто не побеспокоился о тревожном соседстве с отходами, отметил депутат.

«В экологии, а точнее, в вопросе обращения с отходами, до сих пор был один глобальный и неразрешенный вопрос — это отсутствие средств на ликвидацию экологического вреда, если он уже причинен. Как пел Высоцкий: «Где деньги, Зин?» — сказал Николай Валуев. — Законопроект снимает этот вопрос».

Где могут обкатать новый закон

Проект закона об ответственности бизнеса за ликвидацию накопленного экологического вреда могут рассмотреть уже в осеннюю сессию, предположил заместитель председателя Комитета Госдумы по экономической политике Станислав Наумов (ЛДПР).

«Эта проблема особенно актуальная для Челябинской области, которую я представляю в Госдуме, — сказал депутат журналу «Российская Федерация сегодня». — Предполагаю даже, что закон можно было начать отрабатывать в пилотном режиме именно в нашем регионе».

Сейчас в Челябинской области начался масштабный экологический мониторинг. В первую очередь это касается выбросов в атмосферу — главной проблемы субъекта. Однако в перспективе планируется исследовать на предмет загрязнения также воду и почву, рассказал Наумов.

«Для нас это очень важный законопроект. Поэтому даже есть предложение сделать выездные слушания по этому документу именно на территории Челябинской области», — сообщил парламентарий.

Новые нормы коснуться не только старых предприятий, которые планируют ликвидацию или закрытие, считает Наумов: должны быть экологические стандарты и для тех, кто начинает свою работу. «Чтобы предприниматель сразу понимал свою ответственность за вред экологии. И сопоставлял свои расходы и доходы. Это принципиально новый подход к ведению бизнеса», — отметил он.  

Новый законопроект — это экодиктатура или диктатура природоохранного законодательства, считает Рашид Исмаилов: «Это новые правила, принципиально новый подход для хозяйствующих субъектов. И это усиление политики государства. Такой тренд сегодня есть, мы его отмечаем».

Жизнь после «Усольехимпрома»

Однако сам закон, если его примут, заработает только с 1 сентября 2022 года. А это значит, что устранять экологический вред, накопленный ранее, все-таки придется государству.

«Сейчас мы занимаемся ликвидацией ущерба от предыдущих периодов, в основном того, что нам досталось от СССР. К сожалению, мы вынуждены тратить на это бюджетные средства. Так будет длиться еще несколько лет. Законопроект решает эту проблему, но в будущем», — сказал Рашид Исмаилов.

Только в прошлом году кабмин выделил на решение экологических проблем в Усолье-Сибирском 434 миллиона рублей. На эти деньги проведут мероприятия по ликвидации накопленного вреда окружающей среде и по защите населения от возможного воздействия вредных веществ, пока загрязнение устраняют.

Сейчас в Усолье-Сибирском завершился первый, безотлагательный этап. «Предотвратили разлив и возможное распространение особо опасных отходов. Предотвратили попадание нефтепродуктов в реку. Только приступили к демеркуризации территории», — рассказал Элмурод Расулмухамедов, который побывал в городе в сентябре этого года.

Полная рекультивация потребует значительных средств, интеллектуальных и технологических усилий, отметил он. «Придётся также преодолевать и настороженное отношение людей, их страхи и сомнения».

Это признают и в Правительстве, поэтому, помимо ликвидации накопленного эковреда, в Усолье-Сибирском обещают создать принципиально новую среду для жизни, а также инфраструктуру для социально-экономического развития города.