Все о пенсиях в России

вчераВ Госдуме готовят законопроект о трудовых гарантиях для работников маркетплейсов

вчераВ Тюменской области пенсионерам досрочно выплатят пенсию за апрель

два дня назадСпасателям в регионах со стажем от 25 лет хотят дать право на досрочную пенсию

«Цифровизация» призыва и оперативные закупки для армии: главные уроки мобилизации

Напоминаем, как за год с начала призыва резервистов российские законы изменились кардинальным образом

21.09.2023 00:00

Автор: Николай Козин

«Цифровизация» призыва и оперативные закупки для армии: главные уроки мобилизации
  © Александр Авилов/АГН Москва

Ровно год назад, 21 сентября, в России началась частичная мобилизация. Как сообщал РБК со ссылкой на министра обороны Сергея Шойгу, всего за время внепланового призыва в зону боевых действий направили 300 тысяч человек. Экстраординарное событие, равного которому в истории страны не случалось с 1941 года, вскрыло множество недостатков в существовавшем законодательстве - от устаревшей системы призыва до отсутствия для военнослужащих возможности получить комплексную психологическую помощь. В беседе с «Парламентской газетой» депутаты Госдумы, которые занимались совершенствованием законов, рассказали, какая работа в этом направлении уже проделана, а какие вопросы еще только предстоит решить.

О цифровом призыве

Самая важная перемена, которую привнесла в жизнь страны частичная мобилизация, коснулась системы призыва. Выяснилось, что она устаревшая и неэффективная, из-за этого, например, в зону боевых действий десятками отправляли тех, кто имел все основания для отсрочки или освобождения. Потом их возвращали, нередко при прямом содействии депутатов и глав регионов.

Вскоре после этого появилась инициатива перевести работу военкоматов на цифровые рельсы. А уже в апреле этого года был подписан закон, который закрепился в общественном сознании и СМИ как «Закон об электронных повестках». Он ввел сразу несколько важных изменений, главным из которых стало появление в России единых электронных реестров, где будет содержаться вся информация о призывниках: место жительства, работы и учебы, семейный статус, наличие заболеваний или других оснований для отсрочки. Все сведения при этом будут обновляться в реальном времени, для этого к работе с реестрами подключают профильные государственные структуры.

«Осенний призыв, я думаю, пройдет по старым правилам, потому что большинство законов, которые касаются тех или иных его аспектов, вступают в силу только со следующего года, — оценил в беседе с «Парламентской газетой» готовность новой системы председатель Комитета Госдумы по обороне Андрей Картаполов. — Плюс сам процесс цифровизации и в части составления реестров призывников и повесток, и в части назначения ограничительных и обеспечительных мер для уклонистов идет неравномерно, он сильно зависит от конкретного региона. Где-то, условно, есть все необходимые технологии и мощности, где-то их нужно специально заводить и налаживать их работу. Но если говорить в целом, то где-то на последней трети этой работы мы сейчас находимся. Так что со следующего года точно начнем вести призыв по новым правилам, вполне возможно, что уже и весенний».

Андрей Картаполов. © Игорь Самохвалов/ПГ

О социальной поддержке

Одним из важнейших аспектов стал социальный. Защитить от жизненных невзгод, дать право на дополнительную поддержку и льготы потребовалось не только самим мобилизованным, но и членам их семей.

«Сказать по правде, я даже не могу здесь выделить какой-то один закон, который был бы самым важным и нужным, — отметила в разговоре с «Парламентской газетой» председатель Комитета Совета Федерации по социальной политике и член рабочей группы по вопросам СВО Инна Святенко. — Потому что здесь нельзя разделять. Кого-то больше всего остального волнуют невыплаченные кредиты, кого-то — возможность для ребенка бесплатно поступить в вуз, кого-то — медицинское обеспечение и так далее. Как понять, что важнее, если и первое, и второе, и третье кому-то нужно, а некоторым жизненно необходимо?»

По словам Инны Святенко, отдельно можно отметить лишь саму по себе работу парламента: никогда еще в жизни депутаты не сталкивались с необходимостью принять такое количество новых законов в кратчайшие сроки, как осенью прошлого года. Так, одной из ключевых инициатив стало уравнивание мобилизованных в правах с военнослужащими-контрактниками, то есть предоставление им права на жилищное обеспечение, денежные выплаты, особые условия по лечению, образованию и так далее вплоть до отдыха в санаториях. Кроме того, сама экстраординарная ситуация зачастую диктовала особый подход к новым законам. Так, колоссального количества усилий потребовал закон о кредитных каникулах для мобилизованных и членов их семей: чтобы его принять, нужно было учесть интересы и тех, кто отправился на СВО, и банков, и экономики России в целом. Потребовалось реформировать и саму систему взаимоотношения государства и военнослужащих, к примеру упростить порядок получения удостоверения ветерана боевых действий, чтобы это можно было сделать всего за одну встречу вместо долгих бесед сразу с несколькими органами и инстанциями.

«Тем не менее и это нам удалось, — подчеркнула Инна Святенко. — И в целом, на мой взгляд, сами мобилизованные у нас сейчас защищены полностью. Но есть куда работать в отношении их семей. Так, к нам очень часто обращаются люди с жалобами на проблемы в предоставлении медицинский помощи, в том числе психологической. Вот на этом направлении мы и планируем сосредоточиться. Уже есть ряд инициатив, осталось лишь дождаться их одобрения со стороны Правительства и вынести на обсуждение с коллегами-депутатами».

Инна Святенко. © Юрий Инякин/ПГ

О модернизации здравоохранения

Повлияла мобилизация и на систему здравоохранения. Так, уже не раз звучало предложение вернуть в России военно-медицинские кафедры в вузах. Однако, как сообщили «Парламентской газете» в Госдуме, можно пойти и другим путем — взять за основу опыт Советского Союза, где различные аспекты военной подготовки встраивались в систему обучения медицинских работников по умолчанию.

«Раньше любой врач, который оканчивал высшее учебное заведение, одновременно с этим получал военно-учетную специальность, — пояснил в беседе с «Парламентской газетой» заместитель председателя Комитета Госдумы по охране здоровья Алексей Куринный. — Сейчас, чтобы это сделать, медработнику нужно пройти специальные курсы. Это, на наш взгляд, не вполне рационально».

Алексей Куринный. © пресс-служба Госдумы

Другой важный аспект — возможность для военнослужащих проходить лечение (в том числе восстанавливаться после ранений и травм) в обычных гражданских больницах и поликлиниках. По словам Алексея Куринного, это сняло лишние бюрократические сложности, которые в особо сложных случаях на самом деле могли негативно сказаться на чьей-то жизни и будущем.

«Этот механизм пока что прорабатывается, но в ближайшее время он должен начать работать в полную силу, — подчеркнул Алексей Куринный. — И это сейчас особенно важно, поскольку мощности военных медицинских учреждений уже не хватает, чтобы оказывать всю необходимую помощь военнослужащим».

Наконец, именно вскоре после частичной мобилизации в России начали работать над созданием комплексной системы реабилитации военнослужащих, причем не только физической, но и психологической. Она, по словам парламентария, тоже пока что находится на финальной стадии — на этапе принятия итоговых нормативных актов.

Кадыров заявил, что здоров и навещал в ЦКБ своего дядю

«Психологическая реабилитация долгое время оставалась ахиллесовой пятой нашей системы здравоохранения, — отметил Куринный. — Сейчас она активно развивается. И пусть даже это пришлось делать в том числе под воздействием непростых событий и в мире, и в стране, само это развитие — факт безусловно положительный».

Коснулись изменения и другой, не менее чувствительной темы — обеспечения бывших военнослужащих техническими средствами реабилитации, включая протезы. Как заявляла еще в июле председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко, здесь одними лишь законодательными актами не обойтись, нужно, по сути, сформировать новую отрасль производства, в которой были бы и свои материалы, и свои технологии.

«Кабмин уже занимается этой темой, однако, помимо высокого качества умных протезов, нужны костыли, ходунки и легкие коляски, — подчеркивала Матвиенко. — Нужно создать программу формирования конкурентоспособной реабилитационной отрасли, которая сможет обеспечить потребности инвалидов в технических средствах реабилитации с принятием дополнительных мер господдержки».

Об «ускорении» армейских закупок

Конечно, не осталась в стороне от глобальных изменений и армия. Так, по словам депутата Госдумы Виктора Водолацкого, регулярно выезжающего в зону боевых действий, изначально никто и не предполагал, что России придется столкнуться на территории Украины не только с ее собственной армией, но и с мощью коллективного Запада. Суровые времена потребовали оперативных решений.

«В этом плане, например, очень большую роль сыграл закон о так называемых малых закупках для армейских нужд, — отметил депутат в беседе с «Парламентской газетой». — Раньше система была устроена так, что для любой закупки требовалось подготовить документацию, объявить тендер, выждать положенное время. Понятно, что, если речь идет о каких-то неотложных надобностях, это все не просто излишне, это порой смерти подобно».

Виктор Водолацкий. © Юрий Инякин/ПГ

Существовавшая система в том числе снижала обороноспособность страны: попробуй повоюй, когда чиновники на местах занимаются бюрократией. Однако и эту проблему удалось решить: теперь закупки стоимостью до 600 тысяч рублей можно не согласовывать по традиционным процедурам, проводить у единственного поставщика, а в качестве финансовой отчетности использовать обыкновенные товарные чеки. Понятно, что танк или САУ на эти деньги не купишь, но вот обмундирование, медикаменты и специфические вещи вроде аккумуляторов для беспилотников или тепловизоров для снайперов — вполне.

Читайте также:

• Как государство поддерживает участников СВО • Картаполов объяснил, почему не нужна очередная мобилизация