Инфляция ниже, дефицит растёт, может быть, лучше наоборот?

Комитет по финансовому рынку Госдумы обсудил стратегию и политику Центробанка

25.01.2017 12:37

Автор: Юрий Скиданов

Тема «круглого стола», который провёл Комитет Госдумы по финансовому рынку, — как денежно-кредитная политика влияет на экономический рост и инфляцию. Речь шла о том, эффективна ли политика ЦБ РФ, которая, по существу, сводится к сжатию денежной массы.

В экономике стало получше, но…

Предваряя дискуссию, Анатолий Аксаков, председатель Комитета по финансовым рынкам Госдумы РФ, кратко охарактеризовал ситуацию в экономике, основываясь на данных официальной статистики. Кажется, кризис начинает потихоньку отступать: зафиксирован рост ВВП в полпроцента, чуть-чуть, на 0,1 процента, увеличилось промышленное производство, в основном за счёт обрабатывающей промышленности, прилично добавило сельское хозяйство — 3 процента, валютная ситуация в целом стабильна, хотя есть необходимость проанализировать, насколько и в каких пределах нужен экономике крепнущий рубль, который сдерживает экспорт продукции с высоким уровнем добавленной стоимости.

Однако, по словам Аксакова, тревожит тот факт, что вкладывать в экономику стали значительно меньше, у инвестиций отрицательный рост. Это означает, поясню от себя, что нынешние крохотные, зачастую в пределах статистической погрешности и особенностей счёта сдвиги завтра не будут подкреплены новыми промышленными мощностями, инвестиции на сооружение которых ушли сегодня в минус.

Но тем не менее за счёт чего рост? Насколько главный регулятор денежно-кредитной политики причастен к медленному выползанию страны из кризиса, притом что дефицит федерального бюджета, как следует из информации того же Центробанка, за десять месяцев прошлого года увеличился на 400 миллиардов рублей?

Игорь Дмитриев, директор Департамента денежно-кредитной политики ЦБ РФ, в своём выступлении ответа на этот вопрос не дал, предпочитая рассуждать о «стратегическом уровне» политики банка, которая принесла снижение инфляции до 5,4 процента годовых, стабильность валютного курса и ключевой ставки. При этом, словно предвосхищая критику, осторожно признал, что «есть пространство для снижения ставок ЦБ». А далее произнёс лично для меня загадочную формулу, «что это (снижение ключевой ставки) приведёт к тому, что экономика будет расти быстрее, но показатели не будут выполнены».

Впрочем, другие аргументы были более внятны: их суть сводилась к тому, что Центробанк свою основную задачу — сократить инфляцию — выполняет успешно, а в стране есть масса источников для инвестиций, и задача других ведомств - эти резервы использовать, наращивая мобильность ресурсов рынка труда (стимулируя её безработицей? — Ю.С.), снимая барьеры для бизнеса, повышая эффективность госсектора (с чем спорить трудно.-Ю.С.) и другие добрые пожелания в том же духе.

Много денег — не значит инфляция

Разумеется, такая отстранённая позиция представителя Центробанка не замедлила вызвать комплексный критический анализ на том же стратегическом уровне, который провёл приглашённый эксперт Михаил Ершов, главный директор по финансовым исследованиям Института энергетики и финансов. Главная цель политики ЦБ — сдерживать и сокращать инфляцию, по словам учёного, не состоятельна, если планировать развитие экономики в целом. Данные о развитии ведущих стран свидетельствуют, что есть прямая связь между ростом денежной массы и подъёмом экономики, а вот зависимость инфляции от увеличения денег в оборот — не очевидна.

Расчёты показывают, что увеличение агрегата М2 (все виды основных наличных и безналичных платёжных средств, а также вкладов населения и краткосрочных ценных государственных бумаг) на 100 процентов приводит к повышению цен всего на 5 процентов! Красноречивые факты: две лидирующие капиталистические страны — США и Япония — в последние годы провели плановую эмиссию, из которой соответственно 90 и 80 процентов были направлены на финансирование целевых госпрограмм. И что в итоге? В США инфляция колеблется в пределах 2 процентов, ставка ФРС долгие годы не превышает 2,5 процента, а банк Японии с января прошлого года ввёл отрицательную процентную ставку, до этого не превышавшую 1 процента! Чего бы не развиваться на уровне 4 процентов роста ВВП в год при таких доступных ресурсах на развитие?

Да и в России ещё памятен и свой опыт эффективной кредитной политики, о котором рассказал Игорь Шубин, член Комитета Госдумы по бюджету и налогам: в 1998 году Правительство Евгения Примакова и Центробанк Виктора Геращенко осуществили после дефолта массированную целевую эмиссию. Итог — к 2000 году рост ВВП составил 10 процентов, Россия тогда опередила Китай по этому важнейшему показателю… А потом снова возобладали идеи монетаризма в понимании и исполнении правительственных либералов… И Центробанк, по словам Игоря Шубина, говоря о необходимости поднимать экономику, одновременно предпочитает ничего не менять в политике, которая это движение фактически парализует.

Что же делать? Анатолий Аксаков сформулировал рациональные и вполне возможные в нынешних условиях минимальные требования к Центробанку: менять ключевую ставку более решительно, и не по половине процента в год, а кратно больше. Для этого есть все условия, а в итоге будет сдерживаться рост рубля, который сейчас играет против экономики и её развития. Также необходимо, по мнению многих выступавших, повысить парламентский уровень контроля за политикой ЦБ с тем, чтобы его руководство имело хотя бы минимальную ответственность за принимаемые решения. Пока же Центробанк по закону фактически отделён от государства…

Но есть и более фундаментальные проблемы,о которых говорили участники «круглого стола». Все последние экономические достижения стали следствием не политики ЦБ, а исключений из неё: успехи аграрного сектора, рост экспорта информационных технологий и оружия, продажи за рубеж сельхозтехники и сложных химпродуктов стали возможными потому, что были реализованы программы господдержки, включая льготные кредиты и эмиссионные инструменты. Аргументы в пользу того, что стратегия регулятора должна принципиально измениться, давно и широко известны. Они не опровергнуты ни руководством ЦБ, ни видными российскими идеологами монетаризма. Их, эти аргументы, просто игнорируют. И в этом главная проблема того, что нынешняя денежно-кредитная политика слабо стимулирует развитие экономики.

Ещё материалы: Юрий Скиданов

Просмотров 3767