Будет ли клеваться Огненный Петух?

Экономисты прогнозируют, что в 2017-м российская экономика покажет рост от 1 до 1,3 процента ВВП. Для подъёма этого ничтожно мало

В начале последней декады декабря Минэкономразвития «обрадовало» всех уточнённым прогнозом на итоги 2016 года. Согласно министерскому сообщению, нас может ожидать спад ВВП не на 0,6, а лишь… на 0,5 процента. Это означает, что уходящий год официально признаётся кризисным. И обещанного дна этого кризиса мы, получается, так и не достигли.

Между тем по итогам 2015 года кризиса наша страна оказалась отодвинутой с 5-го на 6-е место по объёму ВВП, рассчитанному по паритету покупательной способности. Если же считать объём ВВП по признаваемому в международных сопоставлениях официальным методу на основе курсов национальных валют, то Россия тогда опустилась с 9-го на 14-е место. Где же мы рискуем оказаться по итогам 2016 года?

Прогнозы — от Европейской комиссии до нашего Минэкономразвития — обещают, что в 2017-м российская экономика покажет рост в 1,0-1,1 процента. Эксперты Всемирного банка чуть более «щедры»: они прогнозируют подъём российского ВВП на 1,3 процента. По их же прогнозам, в 2018 году можно ожидать роста на 1,5 процента. Но что такое рост в один-полтора процента после серьёзного падения?

Для сравнения: в последние годы перед началом так называемой «перестройки», которые кое-кто всё ещё оскорбительно именует «эпохой застоя», темпы роста советской экономики, даже по заведомо заниженным оценкам ЦРУ, были в полтора-два раза выше. Но если тогда был «застой», во что же, по такой логике, мы погружаемся сейчас?

Где деньги, Зин?

В этой связи декан экономического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова, профессор Александр Аузан напоминает: что для того, чтобы люди ощутили улучшение жизни, нужен рост на уровне 3-4 процентов в год. И не случайно в своём послании Федеральному Собранию президент Владимир Путин поручил разработать предметный план действий до 2025 года, реализация которого должна позволить уже на рубеже 2019-2020 годов выйти на темпы экономического роста выше мировых.

Более чем на 30 процентов в расчёте на 1 литр производимого молока предполагается уменьшение субсидий в бюджете на 2017 год. Вместо 11,9 миллиарда рублей выделят всего 7,9 миллиарда.
Чтобы такой план стал реальностью, предстоит более чем серьёзно поработать. Можно, конечно, сидеть и радоваться тому, что объём экспорта отечественных компаний IT-индустрии достиг сегодня 7 миллиардов долларов. Можно, если не знать, что объём экспорта наукоёмкой продукции, к примеру, у США составляет около 700 миллиардов долларов, у Германии — более 500 миллиардов, у Японии — порядка 400 миллиардов долларов. И пока соотношение по такому знаковому показателю будет оставаться настолько чудовищным, нам нечего обижаться на то, что ведущие западные державы продолжат обзывать нас «бензоколонкой». И едва ли прожжённый делец Дональд Трамп нам здесь поможет: он, как известно, если и даст кому доллар, то только в расчёте получить обратно два. Кардинально изменять положение нужно самим.

Для этого нужен научно-технологический прорыв, причём обеспечивать его необходимо, как говорят в таких случаях, уже вчера, сосредотачивая материальные ресурсы на действительно перспективных направлениях. Сакраментальный вопрос «Где взять деньги?» мог бы быть давно решён за счёт, например, части средств того же Резервного фонда, который, как уже неоднократно сообщалось, будет полностью проеден уже в начинающемся году — причём без всякой стратегической пользы. Академик Абел Аганбегян в этой связи напоминает о золотовалютных резервах, приближающихся к сумме в 400 миллиардов долларов, но при этом тоже лежащих без дела и ежегодно обесценивающихся вследствие естественных колебаний валютных курсов. Почему бы просчитанную часть этих средств не пустить на научные проекты?

За счёт кого пополняем бюджет

Давно пора поставить вопрос об изменении самого принципа наполнения доходной части нашего бюджета. Недавно специалисты из Академии труда и социальных отношений напомнили очень важную вещь: с советских времён и вплоть до 2000 года 1 процент из зарплаты работающих целевым назначением направлялся в пенсионную систему, при этом налог на доходы физических лиц был прогрессивным, как в подавляющем большинстве стран мира. А вот с 2000 года, когда, как мы все знаем, и олигарх-миллиардер, и школьный учитель стали платить одинаковый подоходный налог — 13 процентов, в эту цифру — по предложению Минфина — «влился» и «пенсионный» один процент.

Таким образом, в бюджет, который, по клятвенным заверениям либералов, стал после введения пресловутой плоской шкалы налогообложения «наполняться лучше», потекли ещё и пенсионные денежки. Сразу возникает закономерный вопрос: может, на самом деле не так-то хорошо он стал наполняться, коли в него все последние 16 лет по-тихому перебрасывались пенсионные деньги? И не в этом ли одна из причин постоянных стенаний, которые мы слышим от исполнительной власти о нехватке средств в Пенсионном фонде?

Так когда же давно перезревший вопрос о возвращении справедливой прогрессивной ставки налогообложения встанет в практическую плоскость? Или будем продолжать ждать, когда символ наступающего года Красный, он же Огненный, а по-народному жареный Петух клюнет в известное место.

Есть и ещё одна, кажущаяся неразрешимой задача: введение нормального государственного регулирования — для начала хотя бы в сфере естественных монополий.

К примеру, сколько ещё будет действовать порочная экономическая схема — постоянно «подгонять» тарифы под уровень инфляции, задавая ей тем самым очередной виток? Даже старшеклассник, и тот элементарно, с помощью цифр, это докажет — а вот экономическому блоку Правительства до сих пор неясно, что государство просто обязано ограничивать аппетиты газовиков и прочих энергетиков. Вот и в год Петуха, как уже объявлено, тарифы на услуги естественных монополий будут вновь повышены. В том числе на газ.

А ведь мы постоянно слышим в рекламе по телевидению, что Газпром — это национальное достояние. Но если это так, то не пора ли этой уважаемой корпорации с львиной долей государственного участия поджаться в своих доходах, поделившись их частью со всей российской нацией? И хотя бы годик-другой подержать цены на газ для потребителей на одном уровне.

Кстати, о повышении цен. Производители молока и эксперты предсказывают в новом году подорожание молочной продукции примерно на 10 процентов, что, кстати, значительно превышает прогнозируемый уровень инфляции. А чего другого можно ожидать, если в бюджете на 2017 год предполагается уменьшение субсидий более чем на 30 процентов в расчёте на 1 литр производимого молока? Вместо 11,9 миллиарда рублей выделят всего 7,9 миллиарда.

Останется ли рубль крепким

В уходящем году рубль основательно укрепился к доллару и евро. В декабре доллар держался по большей части около отметки 61-62 рубля, чему способствовали и хорошие известия с нефтяных рынков и благожелательный настрой валютных спекулянтов внутри страны. Останется ли он таким в год задиристого Петуха? Возможно, если только резко не сменится политика основных нефтедобывающих стран. В последнем случае, как говорят, всё возможно.



Ещё материалы: Олег Черковец

Просмотров 2439

04.01.2017

Популярно в соцсетях