С углекислым выражением лица

Введение углеродных сборов может дорого обойтись экономике России

С углекислым выражением лица

Углеродный налог для России пойдёт на покрытие выбросов других стран, например Китая. Электростанция в провинции Хэбэй, КНР. Фото AFP

Благие намерения - идеальный материал для мощения дороги если не в ад, то в глухой тупик. Именно так может получиться с новыми инициативами в рамках Климатического соглашения, которое 22 апреля откроется для подписания в штаб-квартире ООН. Одобрено оно было в декабре 2015 года на Парижской конференции ООН по изменению климата при участии делегаций 195 стран. Предполагается избавить планету от последствий парникового эффекта, но при этом жертвами экономического «удушения» могут стать сами законопослушные борцы за экологию, и прежде всего Россия. 

 

Под флагом утверждения общечеловеческих ценностей зачастую идут нешуточные коммерческие войны индустриальных держав-гигантов. Очередной пример тому - идея введения в глобальном масштабе так называемого углеродного сбора - налогообложения выбросов парниковых газов. От Франции, Германии, Канады и ряда других государств, а также Всемирного банка, МВФ исходило предложение создать Зелёный климатический фонд, куда государства - экспортёры углеводородов станут отчислять средства для финансовой помощи развивающимся экономикам в борьбе с глобальным потеплением. Базовые ставки немалые: не менее 15 долларов за тонну эквивалента СО2, а в дальнейшем - 35 долларов.

Суммарный объём таких «углеродных платежей» для России может стать неподъёмным. Если идея получит поддержку, то заплатить нам придётся на первом этапе 40 миллиардов долларов в год, а на втором - 100 миллиардов. Это десятая часть всего российского ВВП и 15 процентов от суммарного промышленного выпуска в экономике РФ за 2015 год. По мнению первого заместителя председателя Комитета Госдумы по природным ресурсам, природопользованию и экологии Валерия Язева, введение сбора - это дополнительная финансовая нагрузка, которая повлечёт за собой рост цен на энергию, что скажется на всей промышленности страны. Парламентарий напомнил о том, что существует действующая программа по сокращению выбросов парниковых газов, предусмотрена система платы за загрязнение окружающей среды. «Мне кажется, мы тут уже неплохо поработали законодательно. Надо просто выполнять эти обязательства; на мой взгляд, на сегодня достаточно. Я бы не советовал в современных непростых экономических условиях брать на себя такую финансовую нагрузку и не торопился бы говорить об «углеродном налоге» в нашей стране», - отметил Валерий Язев.

Бремя дополнительных налоговых платежей ляжет в первую очередь на энергетику (генерацию электричества и тепла), нефтегазовый комплекс, транспорт, металлургию, химпром, сельское хозяйство, угледобычу и прочее. Это отрасли, за счёт которых даже в кризис Россия наполняет свой бюджет и осуществляет множество важных целевых программ, в том числе социальных и экологических. По оценкам экспертов, треть всего сбора заплатят нефтегазовый сектор и газовая энергетика, 12 миллиардов долларов дополнительно должны будут изыскать энергетики, 3 миллиарда долларов - транспорт, по 2 миллиарда долларов - металлурги и агропром.

Понятно, что это приведёт к росту цен на электричество и тепло, а также тарифов на грузоперевозки. Придётся свернуть ряд проектов развития, направленных на модернизацию отраслей и улучшение социальной обстановки в моногородах, на тяжёлых производствах. Об этом заявил на недавнем совещании в Новокузнецке с премьер-министром Дмитрием Медведевым губернатор Кемеровской области Аман Тулеев: идею углеродных сборов он назвал «атакой на промышленность».

Подобное мнение выразил и первый заместитель председателя Комитета Госдумы по энергетике Василий Тарасюк: такие платежи наряду с секторальными санкциями ТЭК, падением цен на углеводородное сырьё затормозят развитие промышленности. Речь прежде всего о разработке трудноизвлекаемых запасов, роль которых с каждым годом всё возрастает. «При недостаточном внимании к геологоразведке (если предположить введение дополнительных платежей, её темпы будут только падать) мы придём к уменьшению воспроизводства минерально-сырьевой базы, что угрожает экономической и энергетической безопасности России», - считает он.

Василий Тарасюк подчеркнул, что в условиях истощения мировых запасов полезных ископаемых международное регулирование воздействия на окружающую среду остаётся важным элементом экономической борьбы за эти ресурсы. Особенно актуально это для экономики Российской Федерации. По словам депутата, введение такого налога для России недопустимо.

Как минимум треть всех «углеродных денег» для экономики РФ будет безвозвратно потеряна, поскольку пойдёт в Зелёный фонд на нужды развивающихся и малоразвитых стран. Эксперты предсказывают и другие малоприятные последствия. В частности, неминуемый рост напряжённости в отношениях РФ с Индией и Китаем, с которым Газпром и Роснефть сейчас ведут переговоры о долгосрочных поставках энергоносителей. Кстати, не случайно эти две страны в ходе Парижской конференции выступали против всех предложений ввести международные финансовые механизмы для снижения объёма выбросов парниковых газов. В общем процессе под эгидой ООН они участвовать согласились, но брать на себя обязательства, замедляющие социально-экономическое развитие, отказались.

Массу вопросов у специалистов вызывают и методы расчёта итоговых объёмов выбросов. Например, то, что поглощающая способность российских лесов приравнена к тропическим и явно занижена, а роль прочих экосистем - тундры, лугов, болот, «неуправляемых» лесов - не учитывается вообще. Незамеченным осталось и то, что Россия на сегодня добилась самых высоких в мире показателей снижения выбросов по сравнению с 1990 годом. Не говоря уже о главном вопросе - правомерно ли вообще связывать с парниковым эффектом и глобальным потеплением промышленные выбросы углеродсодержащих газов, на этом основании рисовать катастрофические сценарии и требовать деньги на защиту от них. «Защитники экологии» апеллируют в основном к аргументам политического и эмоционального свойства, что тоже порождает сомнения в истинности исходного тезиса.

Ещё достаточно свежа в памяти кампания по борьбе с озоновыми дырами в земной атмосфере (на поверку оказавшаяся чисто коммерческим «вбросом» компании - производителя хладагентов и бытовой техники) и другие всплески массовых страхов, когда миллиардные средства уходили на борьбу с мнимыми угрозами. Разоблачения подтасовок данных об изменении климата стали одной из первых акций знаменитого портала WikiLeaks. С опровержением теории парникового эффекта вследствие промышленных выбросов уже выступил ряд исследователей.

«Если хотите что-то лечить, поставьте сначала правильный диагноз. Печально, когда под благородными лозунгами мы видим проталкивание лоббистских проектов, не имеющих ничего общего со спасением Земли», - считает гендиректор Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов. «Нам есть что сделать в экологической сфере и нужно этим заниматься. Но делать это разумно, а не принимать на себя мутные обязательства, которые могут болезненно ударить по национальной промышленности», - подчеркнул он. Подумать и рассчитать все возможные последствия призывают и представители ведущих отраслей промышленности РФ.

Кстати, показательный факт: та же Австралия в 2010 году ввела «углеродный налог», а через четыре года отменила. Кроме вреда, экономике Зелёного континента он не принёс ничего. Иногда, видимо, стоит внимательно изучить устройство импортных грабель, прежде чем смело и безрассудно на них наступать.

Александр Кириллов


Просмотров 968

15.04.2016

Популярно в соцсетях