В России в 2017 году появятся продуктовые карточки

Новый формат социальной помощи поддерживает отечественного производителя

В Чебоксарах, столице Чувашии, Комитет Государственной Думы по экономической политике, инновационному развитию и предпринимательству провёл День поставщика. Представители шести крупнейших торговых сетей федерального значения (около 30 процентов российского товарооборота) встретились с местными поставщиками и производителями продовольствия и промтоваров. В общем-то, ничего особенного, рутинная, хотя и небезынтересная работа, чтобы отладить контакты и взаимодействие. Однако в ходе дискуссии определилась другая тема, не имеющая прямого отношения к торговле: роль сетевых ретейлеров в обеспечении социальной стабильности в стране.

Гарантии для потребительской корзины

История эта началась ещё в 2011 году, когда глава одной известной торговой сети выступил с предложением — ввести продовольственные карты для малообеспеченных. Долго ли, коротко, но к 2016 году такие карты появились в ряде регионов, прошли, как принято говорить, обкатку реальными условиями, доказав не только эффективность, но и, возможно, став основой для создания безналичной федеральной платёжной системы.

В чём суть проблемы? В России около 22 миллионов неимущих, которые, согласно законодательству и обязательствам России как социального государства, имеют право на помощь из бюджета, гарантирующую минимальные социальные стандарты, в том числе минимальный продуктовый набор. С этой целью органы социального обеспечения выплачивают каждому, имеющему право на господдержку, некую денежную сумму, определяемую регулярно в соответствии с инфляцией и стоимостью продуктового набора. Так вот, эту сумму ретейлеры предложили отоваривать в своих магазинах, используя специальные карты социальной поддержки.

Схема такова — гражданин, имеющий право на помощь, получает в собесе специальную карту торговой сети (в Москве используют социальную карту москвича). Этой картой он может расплачиваться в магазинах ретейлера, но только за продовольствие, причём исключительно отечественного производителя. Ни алкоголь, ни табак, ни импортные продукты купить нельзя. Понятно, чем это выгодно сетевикам — они получают гарантированную прибыль и устойчивый покупательский спрос в условиях конкуренции с мелкооптовыми и розничными торговыми точками. Но выгодно ли это покупателю, тому самому нуждающемуся гражданину?

Итоги опроса в сети Х-5 (а это именно она, раскроем секрет, провела эксперимент с социальными картами в пяти регионах России, включая Москву) показали, что 92,2 процента пользователей новой услуги удовлетворены такой формой получения финансовой помощи. Да и изначальное социальное предназначение субсидий для неимущих — обеспечивать минимальный уровень потребления продовольствия — соблюдается максимально полно, траты на алкоголь и табак, которые никак нельзя отнести к жизненно важным, исключены. К тому же в отличие от традиционных продуктовых наборов, которые выдают в органах соцобеспечения, появляется возможность выбирать продукты из ассортимента большого магазина.

Чтобы планировать развитие, нужны достоверные данные о потреблении

А зачем государству усиливать розничные сети, которые, в общем-то, неплохо живут и без дополнительных преференций? Такой резон есть, считает председатель Комитета Госдумы по экономической политике, инновационному развитию и предпринимательству Анатолий Аксаков. Ключевая проблема в организации планирования — достоверные данные о движении финансовых и товарных потоков, а также об уровне потребления и продуктовых предпочтениях граждан России. Росстат объективно не может отслеживать эти процессы, не имея соответствующей электронно-информационной базы. Только в Москве и только в магазинах одной сети в 2014 году более 300 000 человек реализовали адресную социальную помощь на сумму примерно 227 миллионов рублей, выделенных в рамках социальной поддержки правительством Москвы. А ведь есть ещё и Пермь, и Рязань, и другие регионы, где действуют продовольственные карточки. Данные о стоимости покупок, предпочитаемых продуктах, пиках покупательской активности, средней сумме чека и прочем неоценимы для того, чтобы планировать развитие сельхозпроизводства и перерабатывающей промышленности, определять социальные приоритеты и параметры.

Но не только: исчезает необходимость проводить конкурсы на закупку социальных продуктовых наборов, предназначенных к распределению через собесы. Органы соцобеспечения избавляются от затрат на формирование и хранение таких наборов. А это суммы немалые, которые вполне можно потратить на другие цели.

Помогаешь бедному — помогаешь селу

На встрече в Чебоксарах произошёл примечательный эпизод: руководитель крупнейшей торговой сети с семью тысячами магазинов пообещал, в случае успеха с распространением социальных карт на продовольствие, закупить дополнительно у местных производителей продукции на семь миллиардов рублей! А это, помимо прямых инвестиций в село, принесёт дополнительно минимум две-три тысячи рабочих мест, что не для слишком-то жирующей волжской республики очень не лишне. Откуда деньги? Да за счёт новых клиентов и повышенного торгового оборота. И деньги, заметим, не бюджетные. Но и бюджетные средства, которые пойдут на субсидии в новом формате, через социальные расчётные карты также станут дополнительными инвестициями в отечественное сельское хозяйств, как подчеркнул президент Ассоциации компаний розничной торговли (АКОРТ) Илья Ломакин-Румянцев, ведь покупать можно будет только отечественные продукты. И суммы немаленькие: только в 2017 году, когда начнётся масштабное внедрение социальных карт по всей территории России для примерно 16 миллионов необеспеченных россиян, по словам Виктора Евтухова, заместителя министра промышленности и торговли России, потребуется около 70 миллиардов рублей исходя из размеров ежемесячной помощи в 1400 рублей. А в целом продовольственная поддержка будет стоить 240 миллиардов рублей бюджетных средств, которые, тем не менее, в итоге будут косвенно субсидировать отечественного производителя. Это тем более важно, что по кабальным условиям ВТО Россия должна к 2018 году сократить уровень прямой господдержки села вдвое, до 4,4 миллиарда долларов.

Между тем подобная система непрямых инвестиций в своё сельское хозяйство существует во многих развитых странах, включая США. И есть расчёты её конечной эффективности — каждый рубль, вложенный в такую программу, подчёркивает Виктор Евтухов,, приносит два рубля вклада в валовый внутренний продукт.

В карточках на продовольствие для неимущих, конечно, ничего хорошего нет. Они — неизбежный спутник рыночной экономики, включая и экономику США или Германии. Однако в России проблему адресной помощи социально нуждающимся решили просто, инновационно и эффективно, не забыв и об интересах государства в целом. Это один из немногих положительных примеров, когда рыночные отношения удалось удачно совместить с принципами централизованного планирования, а частная инициатива будет работать на общее благо.


Просмотров 5694

12.04.2016

Популярно в соцсетях