В частных банках есть всё, кроме кредитов для экономики

Продолжаются попытки оздоровить финансовую систему с помощью наступления на банкиров

В частных банках есть всё, кроме кредитов для экономики

Фото Игоря Самохвалова

По пятницам и понедельникам в банковской системе — судный день. Центробанк отзывает лицензии и прекращает деятельность кредитных учреждений. 26 февраля этой процедуре подверглись достаточно известный банк «Церих» и малоизвестные «Милбанк» и «Расчётный дом». А накануне приостановил проведение операций ещё один кандидат в банкроты — Росавтобанк. Таким образом, из 676 коммерческих банков, зарегистрированных на 1 февраля этого года, осталось около 660.

Финансисты на все руки

Причины санкций, как правило, Центробанк комментирует сходными терминами: неисполнение федеральных законов, наличие реальной угрозы интересам кредиторов и вкладчиков, нарушение положений и требований в области противодействия легализации преступных доходов, финансированию терроризма и незаконного вывода средств за рубеж.

Но за этими формулировками стоит, как правило, элементарное воровство или мошенничество. К примеру, руководство или хозяева банка, собрав средства клиентов и вкладчиков, кредитуют собственные фирмы-однодневки без надлежащего залога. А затем эти деньги обналичивают и присваивают. Либо по фиктивным экспортно-импортным контрактам выводят за рубеж, прогоняют по цепочке фальшивых фирм, затем также обналичивают и разбегаются. Другой вариант — обслуживать теневой вывод средств за рубеж: в России есть немало желающих перегнать заработанное непосильным трудом в иноземные кущи. Тут-то и возникают банкиры-кудесники, придумавшие сто и один способ, как вывести миллионные и миллиардные суммы в тихие офшорные гавани. Разумеется, за немалую мзду, которая в последнее время, если верить представителям спецслужб и финансового мониторинга, достигает до 20 процентов от обозначенной нелегальной суммы. В итоге, если верить отчётности Центробанка, российские предприниматели в 2014 году владели зарубежными активами на 400 миллиардов долларов! Только где они, эти производства? Если не считать зарубежных сетей бензоколонок «ЛУКОЙЛа» (стоимость не больше 500 миллионов долларов), о крупных объектах ничего не известно, хотя на почти полтриллиона американской валюты можно купить, к примеру, десяток мировых гостиничных люксовых сетей уровня «Шератон» или «Мариотт».

Есть и немало других, хитрых и не очень, вариантов, как мошенничать с привлечёнными средствами. С одним, впрочем, финалом — кучка руководителей получает немалые капиталы, раньше принадлежавшие доверчивым «физикам» и «юрикам» — на банковском жаргоне физическим и юридическим лицам.

Куда деваться бедному банкиру

Разумеется, абсолютно несправедлива мысль, что все банкиры промышляют жульничеством и мошенничеством. В государственных и корпоративных банках, обслуживающих интересы корпораций или конкретных персон-хозяев банка, пытаются вести дело по-честному, вернее, соблюдая закон и требования регулятора. Но большинство банков, если верить отчётам ЦБ России, всё же в той или иной мере грешат сомнительными операциями. И можно только приветствовать действия регулятора, вследствие которых количество банков сокращается: с 1991 года прекратили существование 2438 кредитных организаций, особенно динамично банковская ликвидация происходит в последние годы. Но мешает одно обстоятельство: заниматься незаконными или дурно пахнущими операциями отечественных банкиров вынуждает долгосрочная стратегическая политика того же Центробанка. Кредитное учреждение живёт на заёмные деньги: в теории у одних берёт в долг, другим одалживает под более высокий процент — кредитует. На разницу — банковскую маржу — живёт. Происходит этот процесс в разных формах — от выпуска облигаций до покупки или отчуждения высокодоходных производств. Но принцип один — основа существования банка — кредит.

Принцип же руководителя Центробанка Эльвиры Набиуллиной, о котором она не раз рассказывала, — максимально ограничить кредитование экономики, чтобы не допустить инфляции. Если Центробанк не даёт денег, откуда их брать банкирам для последующих займов? Привлекать средства населения? Это очень дорогие деньги, ведь, занимая у людей под 10—12 процентов (такова ставка, определяемая сегодня инфляцией), надо найти заёмщика, который согласится взять кредит под минимум 20—25 процентов, а с учётом рисков ставка доходит до 30—35 процентов годовых! Такие проценты можно «отбить» только в спекулятивных или высокорисковых операциях, например на валютных спекуляциях. Либо финансируя полузаконную или незаконную деятельность вроде проституции или торговли фальсификатами. Но никак не кредитами в реальный сектор экономики, где срок окупаемости инвестиций — самое малое 7 лет при условии рентабельности по минимальной нижней границе самоокупаемости в 15 процентов.

ЦБ провоцирует ухищрения

Вот и получается, что Центробанк, лишая банки финансирования, вынуждает их руководителей идти на все возможные и невозможные ухищрения, в том числе и обходя закон. И в частности, раскручивать ту же самую инфляцию, с которой таким оригинальным методом пытается бороться главный финансовый регулятор. Не случайна закономерность: в 2015 году курс доллара резко взлетел после того, как было принято решение в рамках антикризисного плана выделить банковской системе триллион рублей. Большая их часть тут же оказалась на валютных торгах, раскрутив курс доллара и принеся банкирам сверхприбыли. А вот главную свою задачу — кредитовать реальный сектор экономики, создавая новые и модернизируя старые производства, система коммерческих банков в нынешнем виде не в состоянии: общая ситуация в финансовой сфере и стратегические приоритеты Центробанка делают это невозможным независимо от желания банкиров.


Просмотров 1730

26.02.2016

Популярно в соцсетях