Быть освободителем небезопасно!

В Москве открылась выставка к 200-летию Александра II — государя-реформатора, вошедшего в историю отменой крепостного права

Быть освободителем небезопасно!

Александр II. Коллаж: ПГ. Фото:shm.ru

У выставки Государственного исторического музея «Александр II Освободитель», торжественное открытие которой состоялось в Москве накануне, есть все шансы стать не просто явлением экспозиционной жизни в честь 200-летия государя, но и претендовать на своеобразное искупление долга нашего общества перед крупнейшим реформатором России XIX века.

Противостояние с народовольцами

Личность государя-реформатора, вошедшего в историю отменой крепостного права и многими другими кардинальными преобразованиями Российской империи, долгое время оставалась в тени его свершений. Не обошлось и без влияния царившего в России после 1917 года так называемого классового подхода, под влиянием которого в исторических трудах и учебниках акцент делался непременно на негативных сторонах правления любого царя, за исключением Петра I.

Экспозиция, подготовленная сотрудниками Государственного исторического музея (ГИМ) к 200-летию со дня рождения Александра II, призвана частично устранить затянувшуюся несправедливость по отношению к человеку, который, по словам историка Василия Ключевского, «не хотел казаться лучше, чем был, и часто был лучше, чем казался».

После Октябрьской революции миссия царя-преобразователя, добровольно взятая на себя Александром II, в лучшем случае подвергалась сомнению, а зачастую обесценивалась отрицательными и даже ядовитыми оценками. Особенно наглядно это чувствуется в зале выставки, посвященном убийственному противостоянию императора и объявившими ему настоящую войну народовольцами. Листовки «Народной воли» с одной стороны зала жестоко контрастируют с народной иконой «Добрый пастырь», на которой безвестный богомаз изобразил самого убиенного императора.

Не обойти вниманием и нательный крестик, сделанный из осколка стекла, выбитого из царской кареты после взрыва бомбы террористов. В той же витрине и сабля, «обагрённая кровью императора», которую после взятия Плевны Александру II преподнесли в дар «За храбрость» офицеры Сводного Гвардейского отряда Почётного конвоя. Надо полагать, что царю этот дар был весьма небезразличен, если он счёл необходимым в день, ставший для него роковым, украсить шинель именно «плевенским» оружием.

Конспирология XIX века

Здесь также становится понятно, что за рубежом многие не могли взять в толк, что императора, освободившего крестьян, погубили те, кто считал себя народными защитниками. Красноречивым подтверждением этому стали помещённые над посмертным портретом Александра II cлова французского дипломата Эжена де Вогюэ, который напоминал, что ещё на несколько часов до покушения император работал над проектом новых преобразований, намереваясь «дать конституцию».

В той же витрине и сабля, «обагрённая кровью императора», которую после взятия Плевны Александру II преподнесли в дар «За храбрость» офицеры Сводного Гвардейского отряда Почётного конвоя. Фото: ПГ / Олег Дзюба

Проводя параллель между судьбой жертвы «Народной Воли» и судьбой Авраама Линкольна, освободившего негров, француз звонко утверждал: «Быть освободителем небезопасно!» Судя по контексту высказывания, его автор считал, будто за спинами убийц стояли крепостники, недовольные отменой своих привилегий распоряжаться крестьянами, как своей собственностью.

Увы, на самом деле всё было куда запутанней и противоречивей…

Неизвестные реликвии

Экспозиция в ГИМ представила публике немало исторических реликвий, о существовании которых многие, очевидно, и не догадывались. Это и прозванный «счастливым» мундир, в котором Александр II прогуливался в Летнем саду в день покушения на него Дмитрия Каракозова, и другое военное одеяние, в котором царь смог уклониться от выстрелов Александра Соловьёва. О гусином пере, которым император собственноручно скрепил подписью журнал с записью заседания Государственного совета, когда было решено покончить с крепостным правом, и подавно много говорить не приходится.

О гусином пере, которым император собственноручно скрепил подписью журнал с записью заседания Государственного совета, когда было решено покончить с крепостным правом, и подавно много говорить не приходится. Фото: ПГ / Олег Дзюба

Но есть и другие, когда трогательные, когда роскошно-эффектные свидетельства «Александровской эпохи». Не сразу бросается в глаза живописное изображение будущего императора в полуторагодовалом примерно возрасте. Однако этот на первый взгляд сугубо семейный раритет намекает, почему честь осуществления столь масштабного музейного проекта досталась Москве, а не Санкт-Петербургу. Конечно, на первом месте здесь миссия Александра как основателя Государственного исторического музея.

Но есть и ещё одно немаловажное обстоятельство, о котором говорил на открытии экспозиции директор ГИМ Александр Левыкин: из всех российских императоров и императриц только Петр I и Александр II появились на свет на московской земле. На это прямо намекает пейзаж на втором плане младенческого портрета с Кремлём и набережной Москвы-реки.

С Москвой связана и композиция, которая наверняка заставит дрогнуть сердца поклонников конного прошлого страны. На муляжах четвёрки лошадей впервые после коронации императора показана та самая упряжь, изготовленная для торжеств знаменитой тогда петербургской фирмой «Вальтер и Кох».

Читайте наши новости в Яндекс.Дзен

Автор: Олег Дзюба

Просмотров 990

04.04.2018 11:33

Загрузка...