Можно ли судить за слова?

29.10.2020 11:41

Автор: Андрей Клишас

Выстраивание модели регулирования тех или иных общественных отношений всегда связано с балансом различных конституционно-значимых ценностей, что особенно важно при установлении ограничений субъективных прав. Такие ограничения во всяком случае должны преследовать конституционно значимые цели, быть соразмерными, целесообразными и необходимыми.

Субъективные права и свободы индивида нередко вступают в противоречие с правами и свободами других лиц, при этом каждое государство по-своему выбирает, как эти противоречия устранить. В этой связи очень часто на «чаше весов» при сопоставлении конституционно-значимых ценностей оказывается свобода слова, признаваемая и гарантируемая как национальными конституциями, так и актами международного значения.

Так, Конституция Российской Федерации запрещает пропаганду, возбуждающую социальную, расовую, национальную или религиозную ненависть и вражду, а также распространение сведений, составляющих государственную тайну. Зарубежные правопорядки также признают определенные ограничения свободы слова, особенно в тех случаях, когда свобода слова вступает в противоречие с другими правами и свободами, такими как честь и достоинство личности, общественная нравственность, государственная безопасность, защита интеллектуальной собственности и др.

Действительно, абсолютизация прав и свобод отдельных лиц способна нанести вред обществу и государству, поэтому установление ограничений и ответственности за их нарушение направлено на поддержание правопорядка. Ярким примером может служить случай во французском городе Безансон, где 19-летнюю студентку задержали после ее комментария на странице издания L’Est Republican в социальной сети Facebook. Она написала, что смерть преподавателя Самюэля Пати, обезглавленного в городе Конфлан-Сент-Онорин за демонстрацию карикатур на религиозную тематику, была «заслуженной».

Прокурором в качестве наказания было запрошено 6 месяцев тюремного заключения условно и 180 часов общественных работ. Рассмотрев дело, суд вынес решение о назначении наказания в виде 4 месяцев лишения свободы условно и обязательного прохождения курсов гражданского просвещения за свой счет. Как было установлено со слов студентки, комментарий был оставлен после просмотра видео, на котором один из родителей ученика утверждал, что Самюэль Пати плохо отзывается об исламе. Затем она убедилась, что данное мнение было ошибочным и удалила все свои комментарии.

Безусловно, неуважительное отношение к религии, обычаям, традициям и прочим культурным особенностям заслуживает порицания, однако насильственные методы решения конфликтов являются недопустимыми. Оправдание противоправных действий таит в себе огромную опасность, так как стимулирует совершение преступлений, нивелирует элемент раскаяния преступника, снижает превентивный потенциал мер ответственности.

В особенности данное утверждение справедливо в отношении преступлений террористической направленности. Во Франции установлены жесткие меры наказания за оправдание терроризма. Так, ответственность за оправдание терроризма устанавливается статьей 421-2-5 Уголовного кодекса Франции, в соответствии с которой прямое подстрекательство к терроризму или публичное оправдание террористических актов наказывается лишением свободы сроком на 5 лет и штрафом в размере 75 000 евро.

В качестве квалифицирующего состава, наказание за который увеличено до 7 лет тюремного заключения и штрафа в размере 100 000 евро, предусматривается совершение данного деяния с использованием сети Интернет. При этом, когда преступления совершаются посредством опубликования письменной или аудиовизуальной информации для широкой общественности в Интернете, применяются особые положения законов, регулирующих вопросы, затрагивающие деятельность в сети Интернет. К примеру, для пресечения совершения подобных действий могут использования положения статьи 706-23 Уголовно-процессуального кодекса Франции для блокирования интернет-сайтов в судебном порядке, статей 2, 3 Декрета Совета министров No 2015-125 от 5 февраля 2015 г. для ограничения доступа к интернет-сайтам в административном порядке.

Кассационный суд Франции при этом исходит из широкого понимания «оправдания терроризма». Как следует из Решения Кассационного суда Франции от 4 июня 2019 года No 18-85.042, оправдание терроризма предполагает собой выражение положительного отношения к соответствующим преступлениям террористического характера или их исполнителям. Наряду с этим следует учитывать также подход, сформировавшийся в решении Кассационного суда Франции от 14 января 1971 года No 70-90.558, в котором суд указал, что оправдание преступника в отсутствие специальных оговорок предполагает общее оправдание его преступлений.

В то же время неотъемлемым элементом уголовного состава, предусмотренного статьей 421-2-5 Уголовного кодекса Франции, является публичное распространение положительного отношения лица к террористическим актам. Как было отмечено в решении Конституционного совета Франции от 19 июня 2019 года No 2020-845 QPC, само по себе хранение документов или материалов, отражающих положительное отношение к тому или иному акту террористического характера, может рассматриваться в качестве противоправного деяния, выражающегося в оправдании терроризма, только в случае их последующего публичного распространения.

Таким образом, свобода слова должна обладать определенными пределами, обусловленными соображениями государственной безопасности, общественной стабильности, нравственности, а также соблюдения прав и законных интересов других лиц. Особенно актуальным данный вопрос видится в контексте развития информационных технологий и широкой возможности трансляции мнений, идей, взглядов и убеждений — в том числе самых радикальных — на широкую аудиторию. Государства должны обеспечить защиту своих граждан от распространения информации, способной нанести вред окружающим.

Ещё материалы: Андрей Клишас

Просмотров 2901