Адгезия «моделей» уголовной превенции или «западный» способ организации системы мер содержания под стражей

Несмотря на продолжающийся процесс интеграции Украины в европейское правовое пространство представителями публичной власти Украины все чаще принимаются решения, которые не только концептуально диссонируют с целью, для достижения которой граждане рассматриваемого государства совершили контрконституционный переворот, преминув всеми возможными демократическими процедурами, но и которые под пассажем «создания» (что, в свою очередь, нельзя путать с определением или выявлением) внутригосударственных и внешних «врагов» и последующей «сакральной демократической войны» с ними нарушают основополагающие положений европейской и международной правовых практик соблюдения прав и свобод граждан, находящихся под арестом или ожидающих суда, и, в большей степени ориентированы на решения (окончательные?), апробированные практикой Соединенных Штатов Америки.

Современные развитые правопорядки, как правило,  приходят к универсальной модели обеспечения прав и процессуальных гарантий лиц, в отношении которых ведется уголовное преследование, и, что в рассмотрении настоящей ситуации наиболее значимо, в том числе лиц, в отношении которых осуществляется расследование совершенных ими преступлений (лиц, не являющихся в установленном национальным законодательством порядке осужденными в совершении того или иного преступления). Концепция habeas corpus, зародившаяся в английском праве существенно ранее принятия в 18 веке Парламентом Великобритании соответствующего акта (Habeas Corpus Act), так или иначе отражена практически во всех современных правовых системах, а также в нормах международного права jus cogens (императивных нормах), действующих erga omnes ( в отношении всех).

Представляется, что значительное количество нарушения прав (предусматриваемых как национальными правовыми актами, так и международными документами) лиц, являющихся «подследственными заключенными» (лицами, арестованными или находящимися в заключении по обвинению в уголовном преступлении и содержащимися либо в полицейских участках, либо в тюремных учреждениях (следственных изоляторах), но еще не вызванных в суд и не осужденных) опосредовано функционированием так называемых «тайных тюрем» — зданий или комплексов зданий, формально не относящихся к учреждениям пенитенциарной системы того или иного государства, но обслуживание ( в том числе в части обеспечения соблюдения «режима») которых осуществляется, как правило, сотрудниками правоохранительных органов.

Практика функционирования тайных тюрем, а также применения незаконных и антигуманных мер воздействия в отношении удерживаемых в них лиц, связана, прежде всего, с такими «печально известными» учреждениями как американская тюрьма Абу-Грейб в Ираке, военная база Гуантанамо на Кубе, где применение пыток и иных унижающих человеческое достоинство мер многократно подтверждалось как мировым сообществом, так и руководством Соединенных Штатов Америки. Осуществление уголовного преследования с существенными нарушениями международных норм, в том числе, на территории Европейских государств, устанавливалась и международными судебными органами, так, продолжительный период времени на территории Польши размещались и функционировали подведомственные ЦРУ места лишения свободы, в обеспечении деятельность которых принимали участие, в том числе, компетентные государственные органы Польши, в том числе посредством предоставления ЦРУ возможности использовать свое воздушное пространство и аэропорт, посредством участия в сокрытии полетов передаточного самолета, посредством предоставления логистики и услуг, включая специальные меры по обеспечению безопасности, особый порядок приземления, перевозку групп ЦРУ с задержанными по земле, предоставление базы для секретного подневольного содержания людей.

К сожалению, такого рода места лишения свободы стали появляться в настоящее время и в Украине. Как следует из данных Amnesty International, имеют место случаи содержания заключенных в здании управления Службы безопасности Украины (СБУ), имена части из которых [ указанных заключенных] были включены Amnesty International в список тайных заключенных. Украинские власти, при этом, отрицают факт «тайного» нахождения таких лиц под стражей. Из совместного доклада Amnesty International и Human Rights Watch от 21 июля 2016 года «Вас не существует» следует, что в трех эпизодах, которые детально рассматриваются в докладе, речь идет о длительном насильственном исчезновении людей в СБУ: от полутора до 15 месяцев ряд лиц являлись задерживаемыми в официально не признаваемых местах содержания. В докладе также отмечается, что большинство людей, давших интервью сотрудникам правозащитных организаций, утверждали, что по передачи в СБУ подвергались пыткам, некоторые также заявляли, что после передачи в СБУ они подвергались побоям, применению электрошока и угрозам изнасилования, расстрела и расправы с членами семьи с целью принуждения к признанию или к сообщению той или иной информации.

Сам по себе факт тайного содержания лиц под стражей входит в противоречие с положениями Конституции Украины, демонстрируя фиктивность конституционных норм, фактический отказ от реализации положений международных документов, явно диссонирующий с «избранным европейским курсом» развития страны.



Ещё материалы: Андрей Клишас

Просмотров 1195

13.09.2016

Популярно в соцсетях