Российско-грузинские отношения: каковы перспективы

После избрания Георгия Маргвелашвили президентом и утверждения парламентом нового правительства во главе с Ираклием Гарибашвили, в Грузии завершилось формирование исполнительной власти полностью свободной от влияния Михаила Саакашвили и его «Единого национального движения». Тем самым Грузия вступила в новый этап своего политического развития, и для нас важно понять, как это может отразиться её отношениях с Россией.

Здесь следует заметить, что российская делегация на инаугурацию нового президента Грузии приглашена не была, что и не удивительно, так как между двумя странами нет дипломатических отношений. Тем не менее, есть все основания полагать, что новое грузинское правительство продолжит конструктивный и реалистичный курс в отношениях с Россией, начатый правительством Бидзины Иванишвили. При этом всё же необходимо отметить, что улучшение двухсторонних отношений имеет объективное ограничение — в настоящее время Тбилиси не готов признать независимость Абхазии и Южной Осетии, а Москва уже никогда не отзовёт своё признание.

Кроме того, здесь следует учитывать, что позиция Грузии в отношении своих бывших территорий во многом определяется интересами Брюсселя и Вашингтона. Так, буквально на второй день после инаугурации президента Маргвелашвили, в интервью телекомпании «Рустави 2» специальный представитель генерального секретаря НАТО на Кавказе и в Центральной Азии Джеймс Аппатурай обозначил три главные задачи для Грузии — продолжение евроатлантической интеграции, урегулирование отношений с Российской Федерацией и урегулирование отношений с Абхазией и Южной Осетией.

Неужели Запад искренне заинтересован в восстановлении полномасштабных отношений между Грузией и Россией? Ответ на этот вопрос дал американский посол Ричард Норланд на встрече со студентами в Тбилисском государственном университете. В своём выступлении господин Норланд прямо обозначил интересы США, которые заключаются в выводе Абхазии и Южной Осетии из под исключительного российского влияния:

- «Что касается возможности возвращения оккупированных территорий, эту тему надо рассматривать в долгосрочной перспективе, и быстрого решения тут быть не может. Я не склонен думать, что Абхазия и Цхинвальский регион своё будущее связывают лишь с одним — северным направлением. У них много возможностей, включая экономических, в южном направлении тоже. Мы говорим о новом «Шёлковом пути», транзитном коридоре, поучаствовать в котором захотят жители Сухуми и Гудауты».

Очевидно, что Вашингтон пытается манипулировать темой «Абхазии и Южной Осетии» в своих собственных интересах. Примечательно, что в начале ноября официальные представители Госдепартамента объявили о том, что американским правительством сняты все ограничения на получение американской визы гражданами Абхазии и Южной Осетии, путешествующими с российскими паспортами, выданными российскими посольствами в Сухуме и Цхинвале.

Таким образом, перспективы развития российско-грузинских отношений всё ещё остаются в рамках, которые задаются Вашингтоном и, отчасти Брюсселем. Ведь, как отметил Ираклий Гарибашвили, курс на интеграцию в ЕС и НАТО будет продолжен новым грузинским правительством без изменений. И наверное не случайно, что на состоявшимся в начале ноября 25-м раунде Женевских дискуссий по безопасности на Южном Кавказе переговоры по вопросу подготовки соглашения о неприменении силы в очередной раз зашли в тупик.

Тем не менее, положительные изменения в отношениях всё же есть. Причём прогресс проявляется не только в виде возвращения на российский рынок грузинского вина и минеральной воды «Боржоми». Так, эксперты положительно оценивают прекращение Грузией откровенной антироссийской пропаганды и намерение Тбилиси принять участие в Олимпийских играх в Сочи. Эту позитивную тенденцию необходимо укреплять и развивать, и здесь Россия так же может сделать шаги навстречу, например облегчить визовый режим для простых граждан Грузии.

Кроме того, в сложившейся ситуации целесообразно сделать акцент на развитие культурных и научных контактов между нашими странами. Когда возможности официальной дипломатии ограничены, открывается широкое поле деятельности для народной дипломатии и неправительственных организаций, призванных на экспертном уровне работать над восстановлением атмосферы понимания и доверия между нашими странами.

Просмотров 1075