Пленарное заседание Совета Федерации

12:11Матвиенко заявила о необходимости «рамочных проектов» в сфере государственно-частного партнёрства

11:56ВЭБ планирует выделить на поддержку экономики 850 млрд рублей

11:46Шувалов: в «красной зоне» находятся порядка 50 моногородов

Зачем затевалась перестройка?

Пресс-центр

30 лет назад руководители партии и государства дали старт развалу СССР

У подавляющего большинства российского народа сложилось к результатам перестройки отрицательное отношение, варьирующееся в диапазоне от просто негативного до крайне негативного. Наверное, поэтому политики и средства массовой информации сегодня о скорбном тридцатилетии предпочитают особо не вспоминать. Негатива и так хватает.

- Сегодня страна переживает очень тяжёлое время, — констатировал заместитель председателя Государственной Думы Андрей Исаев. — Она испытывает беспрецедентное давление извне. И эта тема волнует наших сограждан гораздо больше, чем события, происходившие тридцать лет назад. Тогда мы были сильной страной, обладавшей мощными ресурсами, но с руководством, лишённым воли и политического чутья, ставшим на путь торга со слабыми ради самосохранения любой ценой, даже ценой смены общественного строя. Сейчас мы находимся в противоположной ситуации. Несмотря на огромные трудности, народ поддерживает власть. Она сильна, и торговать страной не собирается. Но помнить об уроках перестройки, конечно же, надо.

Характерно, что самым решительным критиком перестройки и её инициатора выступил представитель Коммунистической партии, первый заместитель председателя Комитета Государственной Думы по природным ресурсам, природопользованию и экологии Иван Никитчук. Он подчеркнул, что нынешние наши проблемы, включая последствия санкций и войну на Украине, — это и есть закономерный результат катастрофы под названием «перестройка».

Такую оценку отчасти поддержал и первый заместитель председателя Комитета Государственной Думы по экономической политике, инновационному развитию и предпринимательству Михаил Емельянов. Он тоже считает, что корни наших нынешних бед лежат во временах тридцатилетней давности. И тем не менее он настаивает на том, что сама идея перестройки была правильной, и хотя история не терпит сослагательного наклонения, всё могло сложиться по-другому. А не вспоминают о перестройке потому, что силы, которые её затевали, проиграли. И наследников у них нет.

Председатель Комитета Совета Федерации по социальной политике Валерий Рязанский назвал перестроечное время временем больших несбывшихся надежд. Они не были реализованы прежде всего потому, что инициаторам не хватило умения, а также решимости проводить преобразования, которые могли бы привести к созданию эффективной экономики. В результате появилась более уродливая, но живучая модель девяностых годов.

В ходе дискуссии просто не могла не возникнуть параллель с Китаем, где тоже произошла перестройка, но с диаметрально противоположными результатами. Китай стал вторым по экономическому могуществу государством мира и вот-вот станет первым. Наше состояние даже сравнивать не приходится. Причём у Китая почти нет природных ресурсов, а наши запасы колоссальны. Может быть, нам тоже следовало начинать с экономики, а не с телешоу в виде непрерывных трансляций заседаний съезда народных депутатов, бивших по популярности диковинные в те времена латиноамериканские телесериалы?

Ответ был почти единодушным: у тогдашнего советского руководства не было того, что сегодня называется политической волей, готовности к решительным и даже жёстким действиям, которую продемонстрировал Дэн Сяопин, безо всяких сантиментов убравший с политической сцены противников реформ.

Ещё кто-то бросил реплику, что мы не китайцы. С этим можно поспорить. Не в том, конечно, смысле, что мы — китайцы, а в том, что мы можем работать не менее, а то и более эффективно. Это продемонстрировали наши отцы и деды, модернизировав страну перед войной и восстановив её после войны в невиданные сроки.

Большинство участников дискуссии сочли перестройку провалившейся. Двое с этим не согласились. Бывший министр экономики Российской Федерации, член Президиума Правительства РФ в 1992-1993 годах Андрей Нечаев заявил, что мы должны быть бесконечно благодарны Михаилу Горбачёву за демократизацию нашей жизни. Правда, с экономикой он ничего путного не сделал. Скорее, наоборот.

Иван Никитчук вообще назвал перестройку полностью успешной, только совсем с другой позиции. Он уверен, что это была тщательно разработанная при участии Запада диверсия с целью разрушения советской экономики, разложения советского общества и уничтожения самого Советского Союза. И все эти цели были достигнуты.

точка зрения

Горбачёв упустил страну в погоне за популярностью и поддержкой Запада

Николай Рыжков

член Комитета Совета Федерации по федеративному устройству, региональной политике, местному самоуправлению и делам Севера. С 27 сентября 1985 года по 14 января 1991 года Председатель Совета Министров СССР

До 1987 года я положительно относился к происходившему. А вот в 1987-1988 годах появилась идея о необходимости политических изменений. Якобы если партия сохранится, она не даст проводить реформы. Я понимал, что этого делать нельзя, говорил, что недопустимо во время перестройки экономики — а это всегда болезненный вопрос — ослаблять государство.

В 1989 году я вышел с докладом о переходе на рыночные отношения, было три варианта. Один — быстро провести реформирование, что предполагало сильные потери в жизненном уровне населения. Второй — умеренный, третий — ещё более мягкий, за него я и выступал. Для его осуществления было нужно лет восемь. Но все торопились — куда, правда, и сами не знали. Кончилось тем, что меня начали «прессовать» с двух сторон. Так называемые либералы считали, что надо было «рубить» сразу, а я, мол, этого боялся. Была такая программа «500 дней», предполагавшая быстрый переход на рыночные механизмы, — так вот, мы и за 25 лет не успели сделать всего, что в ней было прописано. А нам тогда за два года предлагали её осуществить. С другой стороны, партия тоже пошла против меня. Им вообще были не нужны рыночные отношения.

Есть мнение, что Горбачёв якобы поступил как предатель. Я этого слова боюсь, да и не в том дело. Своими действиями он привёл страну к развалу. Причина в том, что он прошёл точку возврата — это, на мой взгляд, был 1988 год, 19-я партийная конференция, откуда всё и началось. После этого сделать было ничего нельзя. У него голова шла кругом — чем хуже дела шли в стране, тем больше была его поддержка на Западе. Горбачёв упустил страну в погоне за популярностью и поддержкой Запада».

Ровно тридцать лет назад слово «перестройка» впервые прозвучало в речи Михаила Горбачёва на апрельском пленуме ЦК КПСС. Причём прозвучало всего дважды, в то время как слово «ускорение» — десять раз. Тем не менее стартом так называемой перестройки принято считать именно апрельский пленум 1985 года. О сути этого процесса и его результатах состоялась оживлённая дискуссия на «круглом столе» в пресс-центре «Парламентской газеты».

Просмотров 949

23.04.2015 19:57