Забытый автор символов страны

2014 - Год культуры

До наследия знаменитого скульптора Вучетича сегодня фактически никому нет дела

На улице Тимирязевской в Москве, за высоким забором, неподалёку от префектуры Северного административного округа располагается особняк известного скульптора Евгения Вучетича (1908-1974), автора знаменитого на весь мир монумента «Родина-мать». В одном из номеров «Парламентской газеты» мы рассказывали о том, что голова копии этого памятника видна прохожим через забор его дома, как и многие другие работы скульптора. Так хочется зайти внутрь и рассмотреть всё, что скрыто, но нельзя, калитка закрыта — это частные владения.

- Мы здесь уже два часа стоим у ограды любуемся, — рассказали мне два солидных граж­данина в галстуках, — интересно к дому поближе попасть, хоть забор перелезай. Это же знаменитые монументы, ещё из учебников истории их помним.

И памятник самому Вучетичу здесь же неподалёку. Кстати, улица, его именем названная, здесь недалеко. Имя на века. Вучетич стал одним из создателей стиля сталинского классицизма, он создавал сверхчеловечески-грандиозные ансамбли. Его скульптура «Воин-освободитель» находится в Трептов-парке в Берлине. «Родина-мать» расположена на Мамаевом кургане в Волгограде…

Разговорившись с любопытными гражданами, выясняем, что за забор пытались проникнуть… преподаватели права МГУ. И другого пути, кроме как перелезть через ограду, у них нет. Хоть и называют особняк музеем — попасть туда желающим невозможно.

Звоним в Академию художеств. «Как так? Почему не пускают? Дом скульптора находится в статусе частного музея, — объяснили нам в пресс-службе. — Посылайте заявки в дирекцию, договаривайтесь о посещении».

Но какая же здесь дирекция? Живёт в недоступном доме вдова монументалиста и гостей принимает редко. 92 года уже Вере Владимировне. Но, может, всё же пустят? Звоним в дверь. Молодой охранник Иван разрешает тайно пройти во двор, предупреждая: «Только тихо, хозяйка спит. Вы же понимаете, в этом возрасте она как ребёнок, ей покой нужен и тишина».

Осторожно проходим во двор. Здесь копия памятника русского солдата со спасённой девочкой на руках («Воин-освободитель»). Скульптура казака за окном в мастерской виднеется. А вот и копия известного монумента «Перекуём мечи на орала».

- Этот памятник стоит у здания ООН в Нью-Йорке, — с гордостью замечает охранник. — Копия сейчас находится в Москве, на Крымском Валу. Здесь сплошь всё шедевры. Кстати, вы знаете, вдова была музой скульптора, лицо «Родины-матери» он с неё рисовал. Говорят, что Евгений Вучетич так и называл монумент «Родины» своей Верочкой.

- Перелезают через забор любопытные?

- Да каждый день, — улыбается Иван. — И ведь серьёзные такие люди, не мальчишки. Иногда пускаю посмотреть: не один я — все люди имеют право видеть эту красоту. Кстати, не так давно реставрировали памятник Дзержинскому с Лубянки, тоже работа Вучетича, он сейчас будет на Крымском Валу установлен. У Веры Владимировны есть первое фото монумента — только на нём осталось изначальное изображение памятника.

- А помогает как-то государство вдове скульптора? Его музею? Может, деньгами?

- Не особо. Когда Вера Владимировна попросила помочь отреставрировать копию головы «Родины-матери», находящуюся у неё дома, отказали. Сказали, что работа скульптора Вучетича в частных руках — и, значит, по закону государство к нему никакого отношения не имеет, сами и реставрируйте. Вдове, конечно, больно было это слышать.

Государству, похоже, нет дела до наследия скульптора. На вопрос о том, как помогает музею Вучетича государство, министр культуры Владимир Мединский ответил «Парламентской газете» на одной из своих пресс-конференций: «Пишите запрос». Мы написали. Официальный ответ гласил: «Дом-музей скульптора Е.В. Вучетича не является подведомственной организацией Минкультуры России. Благодарим за Ваш запрос». Вдове бы лично попросить о помощи, но она делать этого не хочет. Она и не должна ничего просить, ей прийти и предложить помощь должны были. А у неё и сил нет обивать пороги. Возраст всё-таки. И кстати, Вера Владимировна как-то заметила, что не хочет делать из дома проходной двор, не сможет она уследить за многочисленными посетителями.

- Пускать всех желающих в дом по нынешним временам просто опасно, — считает скульп­тор, секретарь отдела скульп­туры Российской академии художеств Александр Цигаль. — Но если очень хочется кому-то взглянуть на работы Вучетича у него в доме, нужно позвонить в Академию, договориться, может, и проведём. Я считаю, что работы знаменитого скульптура Вучетича — не частное достояние, а общественное. Художнику удалось создать не просто произведения искусства, он возвёл символы своего времени: «Воин-освободитель», «Родина-мать». Нужна ли сегодня помощь вдове, чтобы содержать наследие в порядке? Может, и нужна, но она никогда не будет просить…

В обществе усиленно ищут национальную идею, кинематографисты обращаются за вдохновением к славному военному прошлому. А история-то вот она — за высоким забором дома скульптора. И женщина с лицом той самой «Родины-матери» пока жива. Да, музей Вучетича частный, и формально Министерство культуры страны не несёт за него ответственности. Но музей музею рознь. Вучетич создавал символы страны, которые относят к мировым ценностям. И страна не вправе о нём забывать. Это не личное дело того или иного чиновника, это обязанность государства перед поколениями. В 2015 году страна будет отмечать 70-летие Победы в Великой Отечественной войне. Хорошо бы к этому времени открыть музей знаменитого скульптора, где каждый желающий смог бы увидеть прославленные на весь мир монументы, символы СССР.

Архив

В 2004 году вдова Евгения Вучетича рассказала в интервью нашему изданию о своём знаменитом муже.

- Он говорил вам, что собирается лепить образ Родины-матери именно с вас?

- Это было внутреннее его решение. Мысленно он представлял именно мой образ в этой статуе. Получилось очень похоже. Да, у него каждый человек похож на себя. Это говорили все, с кого лепил Евгений Викторович. По его скульптурам можно увидеть характер человека, его психологию.

- Сейчас вам тяжело от того, что искусство мужа уже не так почитают, как в былые времена?

- По идее, я могу распоряжаться произведениями мужа и реагировать на всё, что происходит с ними. Евгений Викторович оставил мне авторское право. Но у нас авторское право — мёртвое дело.

- Вера Владимировна, а с кем вы сейчас общаетесь?

- Большинство близких мне людей ушли в небытие… А те, кто остались, их уже и не вытащишь никуда. Правда, 28 декабря, в день рождения мужа, мы собрались на кладбище со знакомыми, теми, кто знал Евгения Викторовича…

Просмотров 1352