Забвению не подлежит

Энциклопедия Первой мировой

Имя генерала Михаила Алексеева, командующего Северо-Западным фронтом, а практически главнокомандующего русскими войсками едва ли не большую часть Первой мировой войны, много лет оставалось в забвении. В советское время его фигура замалчивалась, так как он был основателем Белого движения и создателем Добровольческой армии.

И только в этом году увидела свет работа доктора исторических наук Александра Дегтярёва и заместителя главного редактора журнала «Наше Наследие» Бориса Егорова «Генерал Алексеев: трагедия без триумфа», дающая возможность в полной мере оценить талант русского полководца Первой мировой войны - генерала-адъютанта Михаила Васильевича Алексеева.

В своих воспоминаниях о генерале Алексееве, относящихся к январю 1918 года, ветеран Добровольческого движения полковник Владимир Мезерницкий дал очень краткую, но поразительно точную и ёмкую характеристику: «Маленький старичок с курносым носиком и добрыми, умными и печальными глазами, в стареньком засаленном кителе. Это был идеалист, принесший всё на алтарь Родины, ничего не требующий для себя и веривший, что и другие поступят так же, как он».

Первый боевой опыт Михаил Алексеев получил ещё в годы Русско-турецкой войны 1877-1878 годов, когда служил в 64-м пехотном Казанском полку. В то время ему было всего 20 лет. Он стал участником боёв под Плевной, состоя полковым адъютантом при штабе отряда генерала Скобелева. Позже зарекомендовал себя в качестве исполнительного молодого офицера, что после окончания боевых действий позволило ему быстро продвинуться по службе.

В августе 1914 года, с началом Первой мировой войны, Михаил Алексеев, получивший к тому времени звание генерал-майора, был назначен начальником штаба Юго-Западного фронта, который должен был действовать против Австро-Венгрии. Алексеев предложил направить все усилия русских войск на решение главной задачи - нанести поражение австро-венгерским войскам и вывести их из войны. Генерал полагал, что в этом случае Германия окажется на грани поражения и будет искать мира. Но, вопреки его предложениям, в начале 1915 года Ставка вновь распылила силы на два стратегических направления: Австро-Венгрию и Германию. И как показали дальнейшие события на фронтах, это серьёзно осложнило положение русских войск.

Однако к концу августа 1915 года Алексееву удалось укрепить положение императорской армии и стабилизировать фронт. Хотя немецкие войска и одержали крупную победу, но не достигли решающих стратегических целей.

В это же время войска Северо-Западного фронта были разделены на два: Северный фронт под командованием генерала Рузского и Западный фронт, остававшийся за Алексеевым.

Серьёзные перемены произошли в это время и в Ставке. Император Николай II решил занять пост Верховного главнокомандующего, назначив вскоре начальником штаба генерала Алексеева. В целом это назначение приветствовалось многими офицерами. И на новом высоком посту он неутомимо работал; по словам современников, не мог лгать, хитрить и ставить личный интерес выше государственной пользы.

Когда в апреле 1916 года Алексеев получил звание генерал-адъютанта, а это звание давало право прямого доклада императору, то на поздравления отреагировал сухо: «Стоит ли поздравлять? Разве мне это надо? Помог бы Господь нам, - этого нам надо желать!» Став начальником штаба Верховного Главнокомандующего, генерал, по сути, сосредоточил в своих руках всё реальное управление русскими армиями. Император, как правило, принимал лишь общее участие в разработке операций, влияя лишь на кадровую политику. План на 1916 год Ставка вырабатывала с учётом действий союзников. Основное наступление решено было вести войсками Западного фронта, при этом остальные фронты должны были оказать ему максимальное содействие. Юго-Западному фронту Алексея Брусилова предписывалось нанести удар на Луцк. Таким образом, изначальная идея Брусиловского прорыва была выдвинута Алексеевым. Наступление началось 4 июня, и его успех превзошёл все ожидания.

Ксения Редичкина

Просмотров 561