ЕГЭ: эксперимент продолжается

Систему решено совершенствовать, а не отменять

На этой неделе Рособрнадзор опубликовал интересные данные: в 77 процентах работ по ЕГЭ обнаружены нарушения, а результаты половины тестов завышены. Что делать с Единым государственным экзаменом, обсуждали участники заседания «Открытой трибуны».

И уже из названия мероприятия было понятно, что сложности с ним как были, так и будут. «Проблемы ЕГЭ: вчера, сегодня, завтра» - так обозначена тема встречи, в которой приняли участие учителя и социологи, представители регионов, исполнительной и законодательной власти.

«Тема ЕГЭ является раздражителем общественного мнения, - отметил, открывая заседание, председатель Государственной Думы Сергей Нарышкин. - Это связано со злоупотреблениями, которые происходят по вине чиновников, учителей, школьников». Причём ежегодно к старым нарушениям добавляются новые. «Во многом это связано с тем, что технология ЕГЭ отрабатывалась, когда не было современных мобильных телефонов, которые могут снять информацию и передать по электронной почте», - сказал в оправдание заместитель министра образования и науки Игорь Реморенко. Учитель математики санкт-петербургской гимназии № 261 Дмитрий Гущин в отличие от зам­министра уверен, что утечка информации не была случайностью.

Самое интересное, что законодательство не предусматривает ответственности ни за размещение, ни за продажу результатов ЕГЭ. Ещё один правовой нюанс: за проведение ЕГЭ отвечает не столько федеральный Центр, сколько регионы. Но местным властям невыгодно искать мошенников, чтобы не портить отчётность. «Пока не будут решены правовые вопросы, бороться с нарушителями бесполезно», - считает Дмитрий Гущин. Сергей Нарышкин обратил внимание, что сегодня законодательное регулирование проведения Единого государственного экзамена является компетенцией органов исполнительной власти, а в законе об образовании ЕГЭ лишь упомянут. Некоторые эксперты считают, что это неправильно. «Всё с помощью права не исправить, главное, чтобы эта форма проверки знаний была объективной и давала равные возможности для дальнейшего образования школьников», - подытожил Сергей Нарышкин.

По мнению же вице-спикера Госдумы Людмилы Швецовой, роль ЕГЭ в общем процессе оценки качества образования завышена. В этом, на её взгляд, кроются проблемы достоверности результатов Единого экзамена и причины коррупции. «Как только мы введём дополнительные методы оценки качества образовательного процесса и дифференцируем формы Единого экзамена по разным предметам, мы снимем негативную нагрузку на образовательные учреждения», - считает она. 

В итоге участники «Открытой трибуны» сошлись во мнении, что систему нужно совершенствовать. Министерство образования предлагает в следующем году ориентироваться на случайный выбор из заранее размещённых заданий — чтобы школьники не смогли вычислить, какой именно вариант будет на экзамене.

мнения фракций

Владимир Васильев

заместитель председателя Государственной Думы, руководитель фракции «Единая Россия»:

- Мы ещё молодое общество и живём в переходе от советской системы образования к новой. Кто-то говорит об отрицательном зарубежном опыте ЕГЭ, но нам тоже нужно его пройти. Сегодняшняя практика - это уже излечение болезни. Система ЕГЭ заслуживает того, чтобы развиваться дальше, ликвидировать её нельзя. А те проблемы, которые сегодня существуют, - это вопрос для законодателей, а не для детей и педагогов. Да, по данным социологов, большинство россиян предпочитают для своих детей старую систему. Но среди тех, кто уже сталкивался с ЕГЭ, 37 процентов эту систему поддерживают. Мы сегодня находимся в движении и можем получить положительный результат от введения Единого государственного экзамена. Надо только создать условия, которые позволили бы системе ЕГЭ стать более эффективной.

Иван Мельников

первый заместитель председателя Государственной Думы, член Комитета по образованию, фракция КПРФ:

- Споры вокруг Единого государственного экзамена идут с 2001 года. Ещё тогда многие предупреждали, что вреда от ЕГЭ будет значительно больше, чем пользы. Я тогда был председателем Комитета по образованию и науке, и наш комитет негативно относился к этой идее. Сегодня многие опасения оправдались. Годы проведения ЕГЭ выявили две глобальные и очевидные для всех проблемы. Во-первых, это коррупция, и речь не идёт о каких-то локальных случаях. Рособрнадзор провёл исследования высокобалльных работ и выявил 77 процентов нарушений - в основном это завышение балла. Во-вторых, ЕГЭ приводит к схематичности знаний. Вместо развития творческих способностей идёт натаскивание учеников на тесты. Особенно это касается школьников старших классов. Один маленький плюс в том, что ребята из регионов имеют больше возможностей. Но это даёт поток абитуриентов из регионов в Москву и Санкт-Петербург. Причём многие из них не собираются возвращаться обратно. А государство между тем принимает программы по развитию Сибири и Дальнего Востока.

Сергей Миронов

руководитель фракции «Справедливая Россия»:

- Не вижу у Единого государственного экзамена ни одного плюса. Наша фракция является принципиальным противником и ЕГЭ, и поспешного и необдуманного вступления России в Болонский процесс. Мы пожинаем и будем пожинать последствия ЕГЭ. Убеждён, что скоро мы от него откажемся. Те скандалы, которые происходили в этом году, обусловлены очень острой реакцией общества на то, что происходит у нас и в системе образования и в соответствующем министерстве. ЕГЭ планировался как одна из форм оценки усвоения материала или проверки готовности к поступлению в вуз, но стал смыслом, целью и сутью всего нашего образования. Школьники, сдающие ЕГЭ, знают, что такое коррупция, как нечестно можно получать результаты. Резко отменять ЕГЭ нельзя, так что мы поддерживаем предложения коллег из КПРФ - нужен переходный период с добровольной сдачей ЕГЭ.

Михаил Дегтярёв

заместитель председателя Комитета Государственной Думы по науке и наукоёмким технологиям, фракция ЛДПР:

- С введением ЕГЭ школьники утратили творческое начало. Когда я заканчивал школу и поступал в вуз, никакого ЕГЭ не было. Экзаменом была беседа, творческий процесс. Само название ЕГЭ стало нарицательным и несёт такое бремя негатива, что я бы предложил переименовать ЕГЭ в «ФИН» - финальный тест. Улучшать систему можно до бесконечности, но самое главное, чтобы ЕГЭ не оставался критерием для поступления в вузы.

Просмотров 324

27.06.2013 18:09