В Латвии обнаружен страшный недуг: русофилия

В Латвии обнаружен страшный недуг: русофилия
Юрий Виноградов

Парламентские националисты обвиняют МИД, хвалят министра обороны и не хотят видеть результатов экономического сотрудничества с РФ

Вдруг выяснилось, что за внешнюю политику в Латвии отвечают две силы - собственно министерство иностранных дел во главе с Эдгаром Ринкевичем и… министерство обороны, руководимое бывшим главой МИД республики Артисом Пабриксом.

Ну, в общем, это внутреннее дело соседней страны, но все же с интересом наблюдаешь – чья возьмет? Позиция условных русофилов или все-таки русофобов? Мнения МИДа Латвии и министерства обороны расходятся. Это проявилось при парламентском обсуждении курса министерства иностранных дел в отношении России. Национальное объединение, входящее в правящую коалицию и скрыто (из-за радикальности ультранационалистов) либо напрямую поддерживаемое партией власти «Единство» во главе с премьером и спикером Сейма, обвинило Ринкевича… в русофилии, зато министра обороны похвалило.

Депутат от националистов Янис Домбрава так и оценил высказывания МИДа об отношениях с Россией: «Трудно назвать иначе как русофильскими«. И пояснил, почему: “Неужели со стороны Латвии достойно несколько раз подчеркивать желание формировать добрососедские отношения с Россией?„ Домбрава с возмущением сказал о якобы имеющем место влиянии России на Латвию и даже напугал нарушениями воздушного пространства российскими военными самолетами.

На самом деле лишь однажды – в октябре 2010-го — был эпизод, который, впрочем, все равно вызывает сомнения, зато ультранационалисты радостно расценили его как вторжение в латвийское небо. А »вторжение» происходило над нейтральными водами Балтийского моря. Там появились два бомбардировщика Су-24. Навстречу на всякий случай поднялись истребители НАТО. Они сопровождали бомбардировщики до тех пор, пока те не покинули зону, но в прессе это событие расценили как выдворение вражеских машин. В министерстве обороны РФ пояснили: «Российские самолеты не нарушали воздушного пространства Латвии. Полет проходил в рамках плановой боевой подготовки». Латвийские ультранационалисты как бы и не слышат этого.

Но самое страшное обвинение в адрес МИДа Латвии из-за того, что Эдгар Ринкевич подверг сомнению возможность компенсации ущерба от так называемой «советской оккупации«. Причем “нагло„ выступил после »удачного» подсчета, сделанного с помощью Европарламента, суммы, которую по мнению ультранационалистов должна выплатить Россия — примерно 290 миллиардов евро. И вот Ринкевич заявил, имея в виду эту проблему: «Очень многие важные и тяжелые вопросы следует решать на академическом уровне. Я пока не вижу возможности, во всяком случае сейчас, говорить о компенсациях». Министр сказал, что общая история Латвии и России — чрезвычайно тяжелая, поэтому все это надо обсуждать, и срок тут не установлен. «Впереди предстоит еще очень большая работа», - сказал он.

Причина такого поворота достаточно банальна – тяжелое экономическое положение Латвии, чья экономика зависит от сотрудничества с РФ. Россия является главным партнером республики в сфере транзита. Она в числе лидеров и по экспорту-импорту. По данным, которыми располагает доктор экономики из Риги Ольга Павук, российский капитал работает в таких крупных латвийских компаниях, как «Latvijas gaze», «Lukoil — Baltija», «Itera Latvija», «LatRosTrans», «Severstallat», Рижский электромашиностроительный завод, Рижский молочный комбинат, автосборочный завод AMO Plan, рыбоперерабатывающее предприятие в Лиепае, Baltic Coal Terminal в Вентспилсе и других. Однако латвийские русофобы не намерены учитывать реальность. Гипотетические 290 миллиардов евро застилают взор. Домбрава возмущен: никто не давал министру иностранных дел права отказываться от требования компенсаций за «советскую оккупацию».

Коллега Домбравы по Национальному объединению Дзинтар Расначс сказал без обиняков: в Латвии есть две внешние политики. Вторую проводит министерство обороны. По словам Расначса, глава военного ведомства «смело называет вещи своими именами». Депутат считает, что курс внешней политики должны определять и военные.

Позиция Пабрикса известна – он атакует Россию по любому поводу. Так, на конференции в Эстонии по вопросу сотрудничества стран Балтии в области безопасности глава министерства обороны не уставал ругать РФ за то, что Москва пытается влиять на информационное пространство соседей.«В информационном пространстве сейчас идет война – за влияние и человеческие умы«, - сказал Пабрикс. Наверное, он прав. Но так поступает и он.

В беседе с единомышленницей – министром обороны Литвы Расой Юкнявичене (ныне она рядовой депутат – избиратели Литвы в октябре прошлого года отказали в доверии свои ультрапатриотам) они вместе возмущались по поводу размещения вооружений в Калининградской области.

Пабрикс активно требует увеличения военных расходов. Он недоволен тем, что оборонный бюджет Латвии составляет около 1 процента от ВВП, а по стандартам НАТО должно быть 2, но это планируется лишь на 2020-й год. Денег нет. И вот парадокс: без эффективного сотрудничества в экономической сфере с Россией этих 2 процентов не достичь.

А когда в соседней Литве прошел референдум о строительстве новой АЭС, и инициаторы проекта проиграли – люди сказали “нет„ (а в проекте предполагалось участие Латвии и Эстонии), Пабрикс тут же заявил, что результат референдума — это победа… России. Между тем, жителям Литвы так и не представили цифры, характеризующие экономическую сторону проекта – он как кот в мешке. При том, что в России – в Калининградской области, а также в Польше и Белоруссии в ближайшие годы появятся свои АЭС – в любом случае раньше литовской. И что забавно: российский и белорусский атомные проекты в Прибалтике расценивают как козни против маленьких независимых республик. А про польские проекты ничего не говорят…

Когда речь идет о реализации интересов балтийских соседей, министр обороны Латвии признает реальность. Говорит даже о конкуренции портов, о том, что так будет и в будущем. »Таковы отношения между соседями. Бывают хорошие, а бывают не очень хорошие вещи. Будем реалистами. В обычной жизни мы тоже иногда ссоримся с соседями», - утверждает Пабрикс. Но как только вопрос касается интересов России, желание быть реалистами у ультранационалистов исчезает, эти интересы расценивают как «вражеские». А стремление искать компромиссы и точки соприкосновения называют русофильством. Не потому ли, что эту оценку дают русофобы?

Ещё материалы: Юрий Виноградов

Просмотров 1601