Живодеров упрячут за решётку на пять лет

Госдума 22 ноября планирует рассмотреть законопроект об усилении ответственности за жестокое обращение с животными

Живодеров упрячут за решётку на пять лет

Владимир Бурматов. Фото: ПГ/Владимир Афанасьев

Государственная Дума на пленарном заседании 22 ноября планирует рассмотреть поправки в Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы об ужесточении наказания за живодёрство. Изменения призваны положить конец издевательствам над животными, в том числе с последующей демонстрацией зверств в Сети. Один из разработчиков инициативы, председатель Комитета Госдумы по экологии и охране окружающей среды Владимир Бурматов рассказал «Парламентской газете» о цели изменений и предположил, что законодатели примут документ без возражений.

- Владимир Владимирович, когда, по вашему мнению, инициатива может стать законом?

- 22 ноября в Госдуме пройдёт первое чтение, второе запланировано на 8 декабря, а 13 декабря состоится третье чтение. Так что 15 закон уже должен быть в Совете Федерации. Напомню, это 245 статья УК РФ «жестокое отношение с животными». Мы предлагаем ужесточить уголовную ответственность за жестокое обращение с животными, запись которого впоследствии была выложена в Интернет, до пяти лет тюрьмы. За жестокое обращение с животными из хулиганских побуждений в законопроекте предложено установить максимальное наказание в виде лишения свободы на срок до трёх лет либо ареста на шесть месяцев.

Идея заключается в том, чтобы принятый закон имел, в том числе, характер превентивной нормы. Большинство преступлений такого рода совершают подростки. И если десяти-одиннадцатиклассник будет понимать, что ему пять лет лишения свободы светит за то, что он кота убьёт об стену, то он десять раз подумает, стоит ли ему это делать. Сейчас за это грозит смешной штраф в 300 рублей, это никого, понятно, не останавливает.

Все маньяки с чего-то начинали. Поэтому, мы нашим уважаемым полицейским сказали, что давайте проводите работу с личным составом, проводите разъяснения, проводите повышение квалификации для того, чтобы они 245 учились применять.

Второе — мы хотим вывести её (статью 245 УК — прим. ред.) из «спящего» состояния, чтобы она начала применяться. Третье — мы хотим отрегулировать правоприменительную практику. Что это значит? Мы пригласили в Госдуму руководство МВД, внепланово собрали комитет, разобрались, почему они ленятся её применять. Понятно, в общем, почему. Убили человека и кота — понятно, чем полицейский будет заниматься в первую очередь. Но мы проанализировали и другой факт, что есть статистика, согласно которой часто преступления в отношении животных являются первой ступенью к совершению гораздо тяжких преступлений. Все маньяки с чего-то начинали. Поэтому мы нашим уважаемым полицейским сказали, что давайте проводите работу с личным составом, проводите разъяснения, проводите повышение квалификации для того, чтобы они 245 учились применять. Статья есть в УК, давно введена, смотрим результаты — шесть человек за три года всего село в тюрьму: в 2017 году — два, в 2016 году — два, в 2015 году — два. В среднем сто дел всего доходят до суда с обвинительными заключениями, сто в год и 250 зарегистрировано в всего!

- Как, по вашему мнению, будет проходить обсуждение документа на пленарном заседании 22 ноября?

- Оно консенсусное будет, я думаю. Я такой прогноз делаю, исходя из того, что закон вносился депутатами нескольких фракций: «Единой России» и «Справедливой России». Сейчас к нему присоединилось уже большое количество коллег. Ну кто может быть за жестокое обращение с животными?

- Какова перспектива принятия базового закона «О защите животных»?

- На мой взгляд, законопроект находится в высокой степени готовности. Это базовый закон, который будет регулировать сферу, которая сейчас вообще никак не отрегулирована. В соответствии с Гражданским кодексом животные являются вещью. Он семь лет, с 2010 года, лежал вообще без движения. Мы его реанимировали, фактически переписав вместе с зоозащитниками от начала до конца. Сейчас готовим ко второму чтению, но с учётом того, что это очень сложная конструкция, идёт очень предметная работа.

- Почему эта работа идёт не так быстро, как хотелось бы тем же зоозащитникам?

- Например, сейчас Минприроды вышло с выведением вопроса о притравке в закон «Об охоте». Я считаю, что контактную притравку надо просто запретить и закрыть этот вопрос. Меня поддерживают зоозащитники в этой ситуации. В большинстве стран контактная притравка полностью запрещена. Можно натаскивать на чучело, ещё как-то, но контактной притравки нет. Естественно, что всё это занимает дополнительное время.

Мы его реанимировали, фактически переписав вместе с зоозащитниками от начала до конца. Сейчас готовим ко второму чтению, но с учётом того, что это очень сложная конструкция, идёт очень предметная работа.

Помимо этого Правительством до сих пор не подготовлен ни один подзаконный акт. У нас закон не может быть принят, если не подготовлены подзаконные акты. Что должны они отрегулировать, чтобы вы понимали серьёзность ситуации? Например требования, которые предъявляются к приютам для животных. Закон создаёт эти муниципальные приюты, а требований нет. А если это будет просто выкопанная яма, и туда будут сбрасывать собак, и будет табличка «приют» стоять, это кого-то устроит? Нет. А почему они не могут так сделать. Ответ: они сейчас могут так сделать, потому что Правительство не разработало требования к приютам.

Ещё один момент: кабмин должен прописать регламенты лицензирования цирков и зоопарков. Серьёзнейший вопрос. В соответствии с законом все передвижные нестационарные цирки, зоопарки лицензируются. Сейчас животные содержатся в запредельных условиях. Это дельфины, которых в ванных перевозят, и много других примеров. Умирают в страшных мучениях! Их трупы просто выкидывают, приобретают новых животных. Безобразие. Где регламенты? Нет регламентов. Поэтому пока предсказать, когда законопроект выйдет на финальную стадию я не могу, к сожалению.

Просмотров 3150

22.11.2017 00:00



Загрузка...

Популярно в соцсетях