За рулем — сухой закон

Следует ли делать порог концентрации алкоголя в крови и выдыхаемом воздухе, при котором гражданин по закону не считается пьяным, нулевым — слишком противоречив и неоднозначен

06.04.2013 15:56

За рулем — сухой закон
За рулем — сухой закон

Вопрос о том, следует ли делать порог концентрации алкоголя в крови и выдыхаемом воздухе, при котором гражданин по закону не считается пьяным, нулевым — слишком противоречив и неоднозначен, чтобы делать столь категоричные выводы…

С некоторых пор пьяным за рулем придется попробовать на себе всю си­лу закона. На них объявляется насто­ящая охота. Умопомрачительные сум­мы штрафов, уголовное преследова­ние, изъятие прав — новые поправки в ряд законодательных актов, принятые недавно депутатами Госдумы в первом чтении, максимально суровы. В по­следнее время трагические сообщения о смертельных случаях на дорогах по вине нетрезвых водителей поступают едва ли не ежедневно. Россия, согласно официальным данным, находится сей­час на третьем месте в мире по числу ДТП, уступая только Украине и Египту. При этом каждое 14-е происшествие в России происходит по вине пьяного водителя. Ежегодно инспекторы ДПС задерживают около миллиона таких нарушителей.

По данным, которые приводит од­на из последовательных сторонников идеи ужесточения наказания, предсе­датель Комитета Госдумы по безопас­ности и противодействию коррупции Ирина Яровая, более 2000 граждан ежегодно гибнут по вине пьяных води­телей, и свыше 18 тысяч получают раз­ные увечья. «Мы имеем дело с серьез­ными преступлениями, которые пред­ставляют угрозу для жизни и здоровья россиян. Многие из них интересуются, почему за такие преступления неболь­шая ответственность и отсутствует уголовное наказание?» — задается во­просом депутат.

С другой стороны, следует ли по­сле двух правонарушений «по пьяному делу», причем совершенных после од­ного бокала пива и задолго до аварии, сажать человека в тюрьму? Так ли уж справедлива норма «нулевого» про­милле? Не слишком ли жестоко нака­зываем? Как-никак, несколько десят­ков тысяч рублей штрафа для небогато­го человека, к тому же не являющегося алкоголиком, а просто оступившегося, — непосильная ноша. Не подстегнут ли такие меры коррупцию в ГИБДД, кото­рая и без того цветет пышным цветом? Как известно, чем выше штрафы, тем выше суммы взяток.

Признаюсь, ранее был скептиком по поводу резкого ужесточения мер в отношении нетрезвых водителей. Но, как говорят, пока жареный петух не клюнет…

С места происшествия скрылся

Удар в задний бампер моего авто­мобиля, стоявшего на красном сигна­ле светофора, был настолько сильным и неожиданным, что если бы не рем­ни безопасности, то пришлось бы го­ловой испытать прочность лобового стекла. Успел только сильнее нажать на тормоза, чтобы не врезаться в ма­шину, стоявшую впереди. Лишь уви­дев водителя врезавшейся иномарки, понял, в чем дело. Он был пьян, как говорят в таких случаях, в доску. Еле держался на ногах. Говорить с таким невменяемым гражданином было бес­смысленно. Пока, отвлекшись, звонил в страховую компанию, в полицию, водитель-выпивоха сумел сообразить, какими могут быть последствия, бы­стренько вскочил за руль — и был та­ков. Одним словом, скрылся с места происшествия.

Приехавшие полицейские пер­вым делом сурово спросили «Что же вы его не задержали?», затем выпи­сали штраф на одну тысячу рублей за то, что не выставил позади машины аварийный «треугольник». Вдобавок громко посетовали на мою память, не сохранившую первую букву номера и цифры региона. После этого они бег­ло осмотрели автомобиль, с хмурым выражением лица выписали справку о ДТП формы №154 и велели прийти через неделю в окружную автоинспек­цию — за постановлением. «А вы что, не будете срочно звонить коллегам «по всем постам», чтобы они задержали водителя-алкаша?» — наивно спросил я, логично полагая, что мой вдребезги разбитый бампер ничто по сравнению с возможной бедой. «Разберемся», — махнули рукой гаишники.

Что удивительно, именно в эти дни в Москве проходило «профилактиче­ское мероприятие по массовой про­верке водителей на предмет выявле­ния признаков состояния опьянения». Впрочем, мероприятие это, увы, про­водилось не в Северо-Восточном окру­ге, где произошла авария, а на терри­тории Юго-Западного, Юго-Восточно­го, Южного округов столицы, а также в районе Калужского и Киевского шоссе. Так что было не суждено убедиться в неотвратимости наказания. «Мой» нарушитель, видимо, так и не вошел в число задержанных 15 марта в пятни­цу шестерых человек. К тому же, как выяснилось, их ловили только в ве­чернее время, а мой случай произошел посреди бела дня. Значит, не повезло: не пойман — не вор.

Спустя неделю, приехав в отделе­ние ГИБДД за постановлением, горь­ко пожалел, что сообщил об автомо­бильном пьянчуге. Нужную бумагу, оказалось, могут выдать только через месяц, пока не завершится расследова­ние. Нарушителя, как мне объяснили, ищут, на что отводится 30 дней. При этом полицейский пожаловался, что телефон подозреваемого владельца «Хюндай»…не отвечает — такое вот расследование. А без постановления в страховой компании никто отсы­лать машину на ремонт не будет. При этом в полиции вновь указали на мою «забывчивость», после чего я оконча­тельно почувствовал себя виноватым. Один из сотрудников, видя мое огор­ченное лицо, посоветовал, — правда, задним числом, — что не следовало со­общать координаты нарушителя. Или сказать, что ударился задним бампе­ром о забор — и никаких хлопот. Дело закрыто — вперед, на ремонт!

Каждый водитель в своей жизни, полагаю, хоть раз попадал в ситуацию, связанную с «пьяным» ДТП. Увы, ко­личество тех, кто находится за рулем в подпитии, в нашей стране не умень­шается. На правительственной комис­сии по обеспечению безопасности до­рожного движения были приведены цифры, свидетельствующие о значи­тельном увеличении числа такого рода происшествий. Так, в прошедшем году их количество возросло по сравнению с 2011 годом почти на пять процентов (всего 12 843). По словам первого ви­це-премьера Игоря Шувалова, пьян­ство за рулем — высшая мера безот­ветственности гражданина, поэтому заслуживает сурового наказания.

Надышать на тридцать тысяч

Подавляющее большинство росси­ян полностью согласно с этим мнени­ем. По данным недавнего исследова­ния ВЦИОМа, проблему нетрезвых во­дителей считают «важной» 97 процен­тов опрошенных. Причем три четверти респондентов утверждают, что вопрос этот не просто серьезен, а «очень се­рьезен». И лишь 3 процента сочли, что он не слишком существенный. Всего один россиянин из сотни не ви­дит проблемы в пьянстве за рулем. Так что авторам нового законопроекта об ужесточении наказаний для граждан, задержанных за рулем в состоянии ал­когольного опьянения, общественная поддержка была гарантирована.

Что касается сути поправок, внесен­ных Ириной Яровой, то они сводятся по большей части к резкому повыше­нию штрафов для нетрезвых водите­лей. За управление автомобилем в пья­ном виде с правами или без — 30 000 рублей, за передачу своего автомобиля нетрезвому водителю — 10 000 рублей. Если нарушитель будет пойман на та­ких проступках больше одного раза, то штраф увеличивается до 50 000 рублей.

Но, как говорят в рекламных роли­ках, это еще не все. Предлагается вве­сти в Уголовный кодекс России новую статью, по которой пьяных водителей, ранее лишенных водительских прав за аналогичное правонарушение, будут наказывать либо штрафом в 200 тысяч рублей, либо обязательными работа­ми на срок до 480 часов, либо прину­дительными работами до двух лет, или же арестом на шесть месяцев. Также предусматривается аналогичное нака­зание для пьяных водителей, вообще не имеющих права управления авто­мобилем. Вождение в пьяном виде по-прежнему будет наказываться вместе с предлагаемыми штрафами, лишени­ем прав на 1,5-2 года. Таким образом, сумма низшего порога штрафа увели­чится в шесть раз: с нынешних 5 тысяч рублей до 30 тысяч.

В пояснительной записке к законо­проекту разъясняются причины столь жестких наказаний: «Почти 30 про­центов всех пьяных водителей, совер­шивших ДТП со смертельным исхо­дом, не получают реального срока на­казаний, а отсутствие нижней границы сроков для назначения наказания при­водит к тому, что почти 60 процентов всех преступников получают незначи­тельные сроки лишения свободы, явно не соответствующие тяжести насту­пивших последствий».

Кроме того, было предложено резко увеличить наказание для пьяных во­дителей, ставших виновниками аварии с человеческими жертвами. Отныне за совершение ДТП с одним погибшим их могут наказывать лишением сво­боды на срок от двух до семи лет (сей­час до семи лет без нижней границы) с лишением водительских прав на три года. За аналогичный проступок, но с двумя и более жертвами, наказание составит от четырех до девяти лет лишения свободы (сейчас до де­вяти лет также без нижней границы) с лишением прав на три года.

Для всех очевидно, что при таких внушительных штрафных санкциях нужно совершенствовать доказатель­ную базу правонарушения, иначе под горячую руку закона попадут и впол­не законопослушные, добросовестные граждане. Законопроект предусматри­вает фиксировать процесс медицин­ского освидетельствования на видео­регистратор. За отказ от прохождения такой процедуры помимо лишения прав на срок от полутора до двух лет также предлагается штрафовать на 30 тысяч рублей. Нежелание «дыхнуть» повлечет административный арест на срок до 15 суток или штраф в 30 тысяч рублей — для тех, кто не имел права управлять автомобилем.

Если чуть-чуть, то можно?

При дальнейшем обсуждении до­кумента наибольшие дискуссии вызы­вало и вызывает положение о нулевом промилле, которое было несколько лет назад введено по инициативе тог­дашнего Президента, нынешнего пре­мьер-министра Дмитрия Медведе­ва. По сути, был введен «сухой закон» для автолюбителей и профессионалов. Между тем, наказание для человека, слегка выпившего, и человека, напив­шегося до положения риз, но севшего за руль, стало одинаковым: и тому, и другому грозит потеря в лучшем слу­чае 30 тысяч рублей.

Общество раскололось на два ла­геря: на тех, кто считает допустимым иметь в крови несколько десятых про­милле, что, исходя из опыта зарубеж­ных стран, существенно не влияет на рост числа «пьяных» ДТП, и на тех, кто категорически против. По данным опроса, обнародованного ВЦИОМом, две трети опрошенных считают, что нынешний абсолютный ноль опьяне­ния — оптимальный вариант для Рос­сии, и менять его не нужно. Остальные ратуют за возврат прежней нормы — до 0,2—0,3 промилле. Однако нельзя сбрасывать со счетов, что за нулевой вариант в основном высказываются те, кто не водит машин, — пешеходы.

Разумеется, их количественно больше, и они перевешивают сторонников вве­дения определенной нормы.

По твердому убеждению первого за­местителя Председателя Комитета ГД по конституционному законодатель­ству и государственному строительству Вячеслава Лысакова, в законопроек­те должен быть прописан уровень ми­нимально допустимой концентрации алкоголя в крови. Депутат сразу же по­сле первого чтения внес соответствую­щие поправки с «разрешенными про­милле» в документ, принятый в первом чтении. Предлагается, в частности, по­высить минимально возможное содер­жание алкоголя в крови при управле­нии автомашиной до 0,2 промилле.

Многие медики считают, что порог содержания алкоголя просто необ­ходим, так как пройти традиционное медицинское освидетельствование на содержание паров алкоголя в выдыха­емом воздухе раненые в ДТП, находя­щиеся в бессознательном состоянии, не могут. У них присутствует так назы­ваемый эндогенный алкоголь, который участвует в клеточном обмене. К тому же, как говорят медицинские исследо­вания, содержание в крови алкоголя обнаруживается при употреблении не­которых лекарств (0,2-0,5 промилле), кефира (0,1-0,3 промилле), кваса (0,1­0,4) и других безалкогольных напит­ков, конфет, жевательной резинки (0,3 промилле). И хотя эти доводы опро­вергают другие врачи, сам факт такого

ЗАРУБЕЖНЫЙ ОПЫТ

 

Штрафы

В странах ЕС штраф за нарушение, совершенное в нетрезвом виде, составляет от 1500 до 2000 евро. Самые высокие тарифы в Велико­британии — свыше 7000 евро и Дании — примерно 5400 евро. Самые низкие: в Греции, Македонии и Хорватии — от 70 до 1000 евро в зависимости от показаний прибо­ров. Почти во всех странах Европы за сильную степень опьянения у водителя изымают права на 1-5 лет. В Испании, Италии, Нидерландах, Норвегии, Чехии права забирают вне зависимости от того, насколько превышена установленная планка. В США штраф может достигать 10 000 долларов, в Японии минимальный штраф составляет 8700 долларов. В Китае «нетрезвые» водители (от 0,2 до 0,8 промилле) заплатят штраф в 80 долларов. «Пьяные», чье со­держание алкоголя в крови превы­шает 0,8 промилле, штрафуются на 300 долларов или отправляются за решетку на 15 суток, или лишаются прав на тришесть месяцев. В Китае относятся строже всего к пьяному вождению. Там за алкогольное ДТП, повлекшее смертельный исход, вино­внику грозит расстрел.

 

Промилле

Всего лишь 27 стран придержива­ются сухого закона для водителей.

Кроме России, это Азербайджан, Армения, Венгрия, Италия, Казах­стан, Румыния, Саудовская Аравия, Словакия, Украина, Чехия, Япония и др. Остальные — платят. В Албании, например, максимально допустимая доза алкоголя в крови водителя — 0,1 промилле. В Польше, Норвегии, Швеции — 0,2; в Грузии, Индии и Молдове — 0,3; в Литве — 0,4; в Ав­стрии, Болгарии, Германии, Латвии, Сербии, Франции, Южной Корее, Финляндии, Таиланде — 0,5; в Бо­ливии и Эквадоре — 0,7 и в Велико­британии, Канаде, Мексике, Новой Зеландии — 0,8 промилле.

расхождения в оценках специалистов заставляет насторожиться.

Другое предложение, пока не на­шедшее отражения в документе и свя­занное с промилле: определять степень наказания в зависимости от ко­личества «граммов». 0,1 промилле — наказание нетяжкое, 02 — пожестче, 0,5 — суровое, а выше — наказание «по полной программе». При этом есть ли промилле, нет ли — нарушение есть нарушение.

Не штрафовать безбожно, а лишать прав

Вышеупомянутый социологический опрос показал, что существует и иной путь наказания. Необязательно взвин­чивать штрафы до небес и потом разби­раться с гражданами, не сумевшими за­платить денежную сумму, равную трем пенсиям. Куда эффективнее лишать прав любителей сесть за руль в нетрез­вом виде на длительное время — в зави­симости от степени нарушения. Условно говоря, первый раз — на полгода или год, второй — на три года. При смер­тельном исходе — забирать водительское удостоверение навечно или вообще конфисковать автомобиль. Тут не ис­ключается и уголовное преследование.

Большинство россиян поддержи­вает эту идею. Граждане считают, что лучшая мера — это отбирать права на длительный срок. 35 процентов опро­шенных одобряют идею конфискации автомобиля. 40 — ратуют за установку алкозамков на машинах, которые про­сто не позволят нетрезвому шоферу двинуться с места. Законопроект по этому поводу уже подготовлен. Ины­ми словами, предлагается сдвинуться в сторону лишения имущественных прав, нежели напрямую бить по до­ходам граждан, в той или иной мере незаконопослушных. Это так называ­емое дифференцированное наказание.

По мнению заместителя Комитета ГД по вопросам собственности Антона Белякова, ранее внесшего свой вариант законопроекта, «сухой закон» для во­дителей ведет не к борьбе с пьянством, а к наказанию невиновных. Якобы каж­дый водитель-россиянин может постра­дать из-за неточности алкотестера или естественных особенностей своего ор­ганизма. По данным судебной статисти­ки, приводит цифры депутат, у каждого десятого водителя, лишенного прав за «нетрезвую езду», было до 0,2 промил­ле алкоголя в крови, то есть он мог неза­служенно пострадать из-за эндогенного алкоголя или погрешности приборов. Законодатель предлагает «установить порогом состояния опьянения наличие абсолютного этилового спирта в кон­центрации 0,2 и более грамма на один литр крови или 0,1 и более миллиграм­ма на один литр выдыхаемого воздуха». Раньше, как известно, порог содержания алкоголя в крови, отмененный в 2010 году, составлял 0,3 грамма, а в выдыхае­мом воздухе — 0,15 миллиграмма.

Обсуждение поправок в первом чтении показало, что по итогам второго чтения в документе ожидаются большие изменения. Слишком разно­речивы суждения депутатов, которые почти единодушно готовы ужесточить законодательство в отношении пья­ных за рулем, но расходятся по вопро­су промилле. Не случайно ранее в Гос­думу поступило целых четыре проек­та закона: от парламентских фракций «Единая Россия», ЛДПР, КПРФ и от Сахалинской областной думы. «Стра­дать будут в основном те, у кого 0,2 промилле или 0,3 промилле, то есть добропорядочные граждане», — уве­рен член Комитета ГД по жилищной политике и ЖКХ Андрей Руденко.

Его коллега, председатель Комитета ГД по делам общественных объедине­ний и религиозных организаций Ярос­лав Нилов тоже убежден, что прошед­ший первое чтение законопроект бьет по всем водителям, так как пока не ре­шен вопрос, что есть «состояние опья­нения». Нельзя воспринимать наличие нормы минимально допустимого для вождения автомобиля содержания ал­коголя в организме как разрешение на принятие спиртного перед управлени­ем транспортным средством. Скорее это необходимо для того, чтобы устра­нить спорные ситуации на дорогах, на­пример, при определении степени ви­ны водителей в случае ДТП.

Промилле — стимул к пьянству?

Председатель Комитета Госдумы РФ по конституционному законодатель­ству и государственному строительству Владимир Плигин, наоборот, счита­ет, что введение в РФ так называемого «нулевого» промилле однозначно сни­зит и уже снизило пьянство за рулем. «После стакана кефира промилле нет», — утверждает он. По его словам, стоит только разрешить норму, как люди нач­нут нарушать правило, так как «оста­новиться на одном бокале вина невоз­можно». По мнению Ирины Яровой, возврат промилле «противоречит ин­тересам общественной безопасности и, более того, вскрывает в себе серьезную угрозу, так как фактически призывает к пьянству за рулем».

На эту тему, станет ли «поддатых» водителей меньше или нет, можно спо­рить бесконечно долго. Очевидно, что резкое ужесточение ответственности водителей за вождение под градусом, полный запрет на содержание алкоголя в организме дают еще больший простор для расцвета коррупции. В этом надо отдавать себе полный отчет. Недобро­совестные сотрудники ДПС и врачи, составляющие протоколы и акты меди­цинского освидетельствования, могут быть довольны: для них открывается широкое «поле деятельности». Воз­можностей для злоупотребления свои­ми полномочиями хоть пруд пруди.

Стоит лишь «в случае необходи­мости» подтасовать показания алко-тестера или внести заведомо ложные данные в протокол и акт освидетель­ствования, или просто пошантажировать напуганного водителя — огром­ные деньги рекой поплывут. Необяза­тельно и подтасовывать. У некоторых алкотестеров, как утверждают специа­листы, очень большая погрешность — бывает, вплоть до 0,03-004 промилле. У любого водителя с такими показани­ями прибора тут же можно отбирать права, а ехать в наркологию и тем бо­лее в суд — себе дороже.

Понятно, что садиться за руль в со­стоянии опьянения недопустимо. За это надо наказывать предельно жестко, так как речь идет о жизни людей. Ведь в мо­ем случае стоило нарушителю въехать в стоявшую на светофоре машину не сза­ди, а, скажем, в дверь со стороны води­теля и во время движения, то пришлось бы меня «вырезать» из автомобиля. Перспектива, прямо скажем, очень грустная. Правительство уже внесло в Госдуму законопроект, предлагающий признать отягчающим обстоятельством при совершении любого уголов­ного преступления состояние алкоголь­ного и наркотического опьянения.

Но вот вопрос о том, следует ли де­лать порог концентрации алкоголя в крови и выдыхаемом воздухе, при котором гражданин по закону не счи­тается пьяным, нулевым — слишком противоречив и неоднозначен, чтобы делать столь категоричные выводы. Скорее всего, депутаты найдут ком­промиссное решение, которое устроит общество.

 Николай ЛАШКЕВИЧ

Читайте нас ВКонтакте
Просмотров 11726