Владимир Круглый: массовое закрытие инфекционных отделений по стране было ошибочным

Тема: Коронавирус COVID-19: что надо знать

В Совете Федерации считают, что здравоохранение нуждается в дополнительном государственном финансировании

Владимир Круглый: массовое закрытие инфекционных отделений по стране было ошибочным

фото: Игорь Самохвалов / ПГ

В России необходимо законодательно закрепить госстрахование медиков и как можно быстрее создать резерв коек, оборудования и медкадров для борьбы с теми эпидемиями, которые могут вспыхнуть в дальнейшем. Достойно ли отечественная система здравоохранения «встретила» COVID-19, почему возникли трудности и как решить возникшие проблемы, «Парламентской газете» рассказал член Комитета Совета Федерации по социальной политике, заслуженный врач России Владимир Круглый.  

- Владимир Игоревич, была ли готова отечественная система здравоохранения к внезапной пандемии?

- Конечно, нет. Пандемии коронавируса никто в мире не ожидал, поэтому сказать, что в какой-то стране система здравоохранения была к этому полностью готова — неправильно. Готов никто не был. Но все-таки, сравнивая развитие событий у нас с тем, что происходило в некоторых других государствах, можно сказать, что с этим вызовом мы справились достойно — каких-то катастрофических вещей не случалось и не случается.

Сейчас уже с достаточно большой долей вероятности можно утверждать, что эпидемия пошла на убыль, и все предпринятые меры — карантинные, ограничительные мероприятия — дали эффект. Наша страна с честью выдержала это испытание.

Хотя, конечно, нам еще предстоит проанализировать последствия принятых решений. Необходимость развернуть дополнительные койки заставила отложить плановую медпомощь, а это тоже не проходит бесследно. После пандемии жизнь будет другой, в том числе будет меняться и система здравоохранения.

- Насколько кардинально?

- Это вопрос, который мы должны широко обсуждать в обществе, законодательных органах, Госдуме, Совете Федерации. Нам еще только предстоит определиться с тем, какой должна быть «посткоронавирусная» система здравоохранения. Чтобы, с одной стороны, обеспечить помощь людям с неинфекционными заболеваниями — а у нас ведь никуда не делись ни онкологические, ни сердечно-сосудистые, ни эндокринные патологии, а с другой, чтобы всегда быть готовой к возможному повторению эпидемических проявлений. 

Это может быть и новая волна коронавируса, и какие-то другие инфекции. Поэтому у нас всегда должны быть определенные резервы — и материальные, и кадровые, и коечные, чтобы не пришлось снова останавливать оказание плановой медпомощи.

Важно задуматься об инфраструктуре инфекционных больниц и отделений. Мы должны честно признать, что массовое закрытие инфекционных отделений по стране было ошибочным.

Вообще — у руководителей всех уровней здравоохранения должно измениться сознание, и впредь мы всегда должны быть готовы к чрезвычайным ситуациям, в первую очередь эпидемиям.

- А для этого действительно нужно другое сознание?

- Как сказать… В советские времена, в 1984 году мне довелось «принимать» здание детской больницы, рядом с которой было построено огромное бомбоубежище, в том числе с полностью оборудованной операционной. Строительство и содержание этого бункера стоило очень дорого, но государство было готово платить. Это было необходимым требованием к проекту, причем не просто формальным, и относились к нему очень серьезно. В то время регулярно проводились учения, в том числе противоэпидемические… Сейчас все это забыто.

Тогда, бесспорно, все понимали, что риск ядерного нападения в общем-то невелик, но бомбоубежища все равно строили. Но сегодня риск повторения эпидемии гораздо выше. И мы должны быть готовы к ним изначально.

- В проекте постановления Совета Федерации, подготовленном по итогам «правчаса» с вице-премьером Татьяной Голиковой, есть пункт о необходимости реформировать эпидемиологическую службу. О чем важно позаботиться в первую очередь?

- У нас в последние годы велась оптимизации системы здравоохранения, во главу угла ставилась экономия, и финансировать пустующую койку считалось невыгодным.

Что в результате произошло? В районах уменьшалась численность населения, вслед за этим уменьшалось количество коек в местной больнице, потом закрывалась сама больница, оставалась только амбулатория, потом в ряде случаев закрывались и она, в лучшем случае оставался фельдшерско-акушерский пункт. На каком-то этапе оказывалось, что в этом фельдшерско-акушерском пункте некому работать, и никакого медицинского ресурса в результате в населенном пункте вообще не оставалось… И таких населенных пунктов достаточно по всей стране.

Сейчас, когда понадобились дополнительные койки, очень многие регионы столкнулись с тем, что их просто негде разворачивать. В результате властям субъектов приходится обращаться за помощью к военным, «с нуля» начинать строить новые инфекционные больницы, в экстренном порядке ремонтировать старые здания.

Чтобы такого никогда не повторилось, нужны резервы, запасы оборудования, подготовленная инфраструктура. Конечно, это потребует дополнительных расходов, но их необходимо предусмотреть.

- В России по-прежнему один из самых низких в мире показателей летальности от коронавируса. С чем, на ваш взгляд, это связано?

- Однозначно сказать сложно, уверен, что это многофакторный результат. Но, думаю, важную роль здесь играет широкая иммунизация.

Была теория, что это «заслуга» прививок от туберкулеза. Но мне кажется, более вероятно, что это результат широкой вакцинации от гриппа — эти прививки способствуют выработке неспецифического иммунитета. Сейчас от специалистов приходит информация о том, что люди, у которых есть иммунитет против гриппа, легче переносят и коронавирусную инфекцию.

- Какие меры необходимо предпринять для того, чтобы защитить медиков, работающих с «ковидными» пациентами?

- Во-первых, задачей номер один каждого руководителя региона сегодня должно быть снабжение медработников всеми необходимыми средствами индивидуальной защиты. Причем обеспечивать ими нужно не только тех, кто оказывает помощь в отделениях, где лежат зараженные пациенты, но и всех медработников «первого контакта» — бригады скорой помощи, фельдшеров, терапевтов и педиатров, которые приходят к пациентам на дом. Каждый из них рискует столкнуться с коронавирусом.

Многие медики в нашей стране заболели именно из-за того, что своевременно не получили средств защиты, причем происходило это практически по всех регионах: необходимых запасов создано не было, и даже имея финансовые ресурсы, власти субъектов не могли закупить респираторы, комбинезоны, бахилы — просто было негде.

Сейчас ситуация кардинально изменилась в лучшую стороны, но ее все равно нужно держать на постоянном контроле.

Еще одна важная тема — обязательное госстрахование медработников. Это необходимо предусмотреть в законе, по аналогии с тем, как это сделано в отношении военнослужащих. Причем оптимально, чтобы эта система действовала не только в период эпидемий и в отношении конкретных заболеваний, а постоянно.

- Как проявили себя в борьбе с коронавирусом медики?

- Очень достойно: процент отказов работать в «красной зоне» минимален. Причем о многом говорит тот факт, что минимален он не только среди специалистов, но и студентов старших курсов. Лично знаю врача-кардиолога, который только недавно защитил диссертацию, работает в институте трансплантологии, но после того как этот институт был перепрофилирован для оказания помощи больным с коронавирусом, стал работать в «красной зоне». А у него беременная жена…

И таких людей — десятки тысяч по всей стране! Хотя работа эта очень тяжелая, в том числе физически. Без преувеличения можно сказать, что история медицины нашей страны пополнилась новыми примерами абсолютного героизма. Знаю одного недавно выписанного пациента и как его лечили: у молодого человека произошла расслаивающаяся аневризма аорты, операцию нужно было сделать в течение нескольких часов, а это были майские праздники. Срочно нужно было сделать тест на коронавирус (он оказался положительным), подготовить документацию, в экстренном порядке отправить его в Москву, там вечером в воскресенье его взяли на операционный стол, всю ночь шла операция… Через несколько дней у всей бригады были положительные тесты, его перевели в инфекционное отделение, там с огромными трудностями выходили.

Сейчас в здравоохранении многое смешалось: сердечно-сосудистая, экстренная хирургия, лечение коронавирусной инфекции… Цель у врачей одна — спасти пациенту жизнь.

С большим энтузиазмом на эту работу согласились очень многие студенты — они понимают, что это колоссальная клиническая практика, и далеко не каждому молодому специалисту выпадает в жизни возможность приобрести такой опыт, который поможет сформироваться врачу на всю последующую профессиональную жизнь.

- Как вы считаете, насколько изменится после пандемии отношение к врачам?

- Уверен, что очень сильно. Благодарностью за их героизм, проявленный в эти дни, должна стать не только материальная составляющая — хотя она тоже очень важна. Но еще важнее — в «посткоронавирусном обществе» должно измениться само отношение к труду медиков. Должно прийти понимание, что их работа — одна из самых важных и ответственных в нашем обществе, и она должна быть оценена по достоинству!

- Что бы вы могли пожелать медикам в День медицинского работника?

- Прежде всего, здоровья: часто сами врачи относятся к своему здоровью не совсем внимательно. Хотел бы пожелать, чтобы у них была возможность обратить внимание на свое здоровье, как физическое, так и психическое. А также — семейного счастья, чтобы работа оставляла время для личной жизни…

Просмотров 4453

01.06.2020 00:00