В России делают не более 20 процентов субстанций для лекарств

Депутат Александр Мажуга рассказал, когда в нашей стране запустят полный цикл производства препаратов

28.07.2022 00:00

Автор: Юлия Сапрыгина

В России делают не более 20 процентов субстанций для лекарств
Александр Мажуга © Юрий Инякин/ПГ

Сегодня примерно 80-85 процентов российских лекарств делают из импортных субстанций. Производство каких препаратов нужно в первую очередь полностью наладить в России, 28 июля обсудят в Госдуме. Об этом в пресс-центре «Парламентской газеты» рассказал первый заместитель председателя думского Комитета по науке и высшему образованию Александр Мажуга.

- Александр Георгиевич, больше или меньше импортных субстанций сегодня используют в сравнении, например, с СССР?

- Сейчас собственных субстанций мы производим не более 20 процентов, а по оценкам некоторых экспертов, и того меньше. Если говорить об СССР, тогда субстанции для медпрепаратов производились преимущественно внутри страны. Более того, именно мы научили делать субстанции Индию и Китай.

- А откуда в Россию везут импортные субстанции сегодня?

- Большая часть поступает из Китая и Индии, то есть именно тех стран, на них приходится около 80 процентов импорта, 15-16 процентов идет из стран Евросоюза, немного поставляют США.

- Есть ли перебои с поставками?

- Несмотря на санкции, сегодня ни один фармпроизводитель не отказался от сотрудничества с нашей страной. Правда, есть проблемы с логистикой — удлинились сроки поставок. Если же посмотреть на статистику, закупок субстанций в этом году стало даже больше, из чего можно предположить, что производители делают некий запас.

- Говорит ли создание такого запаса о возможном дефиците лекарств в будущем?

- Запас нужен, чтобы не останавливать производство. Дефицита лекарств на основе импортных субстанций мы не ожидаем. При этом производство таких субстанций на территории страны — это вопрос национальной безопасности.

- Проблемы есть только с субстанциями или и с другими компонентами для производства лекарств?

- Субстанция — это главное действующее вещество, которое есть в любой готовой лекарственной форме: таблетке, инъекции, мази — это именно тот компонент, который оказывает терапевтическое действие.

Помимо субстанций есть еще и вспомогательные вещества: наполнители, добавки, которые сегодня также в основном закупаются за рубежом, это те же Индия и Китай. С ними такие же проблемы — логистика, сроки поставок.

- А какой процент препаратов из перечней стратегически значимых и жизненно необходимых и важнейших лекарств локализован на территории России?

- Здесь дела обстоят неплохо. У нас есть два перечня: 215 стратегически важных препаратов — из них около 90 процентов локализованы на территории России — и 808 жизненно важнейших препаратов — из них где-то 70 процентов локализовано, остальное привозится.

- Когда мы говорим о локализации медпрепарата на территории России, что имеем в виду?

- Еще 10 лет назад российские фармпроизводители покупали за рубежом готовые таблетки или растворы, фасовали их по баночкам и клеили этикетки — и это называлось локализацией. Потом мы научились делать таблетки, прессовать и закатывать их в блистер — это уже был следующий этап, приготовление готовой лекарственной формы. Теперь мы хотим выйти на новый уровень, когда и производство самой субстанции было бы в России. Таким образом, санкции даже подтолкнули нас к развитию фармотрасли.

- В Госдуме предложили определить перечень фармацевтических препаратов, производство которых необходимо организовать на территории страны. Что может в него войти?

- Этот вопрос мы обсудим 28 июля на круглом столе в Госдуме. Ключевые задачи: определить потребности рынка — эту информацию мы ждем от Минздрава — и определить возможности производства — об этом расскажет Минпромторг. Конечно, такие цифры были и раньше, но теперь  мы должны посмотреть на них с другой стороны — они должны стать своего рода дорожной картой развития российской фармотрасли.

- Есть ли проблемы с оборудованием для фармотрасли?

- Отечественное оборудование для фармотрасли у нас сегодня практически не производится. Кроме того, разработка и сопровождение новых инновационных препаратов требует большого числа научных приборов. Они тоже в основном иностранного производства. Уже сейчас многие компании не продают России такое оборудование и отказываются обслуживать купленное ранее.

Именно поэтому по инициативе Правительства при содействии «Единой России» реализуется программа поддержки научного приборостроения. На эти цели будет выделено более 16 миллиардов рублей. Я думаю, что первые прототипы российских научных приборов появятся через год-два.

- Какие российские города могут стать центрами фармпроизводства?

- В России в последние годы появились несколько фармацевтических кластеров. Это Иркутская область, Ярославль, Новосибирск, Калуга. Уверен, что таких предприятий будет становиться все больше.