В чём встречали Рождество русские императрицы

Главной модницей слыла императрица Мария Фёдоровна — жена императора Павла I и мать самодержцев Александра I и Николая I

В чём встречали Рождество русские императрицы

Портрет великой княгини Марии Федоровны. Около 1777, Рослин Александр (1718 – 1793)

Императрица Мария Фёдоровна, жена императора Павла I и мать самодержцев Александра I и Николая I, слыла большой модницей. Свой высокий статус она подтверждала не только делом — а она патронировала многие учебные заведения России и воспитательные дома, — но и нарядами, причёсками, осанкой. Об этом писали современники царицы, в этом можно убедиться и сейчас: в Павловске, любимой загородной резиденции Марии Фёдоровны, открылась выставка её костюмов. 

Платья в наследство

Кроме вещей из Павловска, здесь представлены платья императрицы из Эрмитажа и Гатчинского музея. А Музеи Кремля прислали изображения сохранившихся элементов коронационного наряда Марии Фёдоровны — корсета, шлейфа и туфель: исторические ткани могли не пережить переезда из Москвы в Петербург.

Известно, что у императрицы было множество платьев — сотни, если не тысячи. Но в экспозиции их только 14. Тем не менее это — её полный сохранившийся гардероб.

«В то время платья были очень дорогими, их шили из роскошных тканей, каждое было настоящим произведением искусства, — рассказала директор Государственного музея-заповедника «Павловск» Вера Дементьева. — Ценные платья завещали, передавали по наследству, даруя им вторую жизнь».

Портрет императрицы Марии Фёдоровны. Художник Джордж Доу,1820-е. Холст, масло

Платья в подарок получали не только приближённые фрейлины. По традиции, богато расшитые наряды передавали церквям и монастырям — там из них шили облачения священников, алтарные покровы, пологи. Кстати, так же происходило во всей Европе. Вот и англичане недавно обнаружили ткань с наряда королевы Елизаветы I в крошечной деревенской церквушке в графстве Хартфордшир. По договору с церковью драгоценный материал поместили на выставку в музей. Посетители могут убедиться, что декор ткани полностью соответствует платью, в котором королева-девственница изображена на одном из самых известных своих портретов.

«В нашей стране — с учётом революционных бурь — такие находки вряд ли возможны», — вздохнула Вера Дементьева.

Так что на выставке в Павловске — только те платья, которые так и остались нарядами Марии Фёдоровны. Показывают публике их редко: ткани очень нежные, им требуются особые условия хранения. И то, что выставка открылась в канун Нового года, — очень кстати: возможно, что в каком-то из этих бальных платьев Мария Фёдоровна танцевала на Рождественском балу, а в каких-то парадных нарядах принимала официальные поздравления от сановников и послов.

Бальное платье, 1827 год. После смерти Марии Фёдоровны на этом платье нашли приколотую записку, гласящую, что это её любимое платье. Наряд сшит из жёлтого шелкового атласа с муаровым узором. Завышенная линия талии. Рукава короткие и пышные, «фонариком», покрыты жёлтым тюлем и лентами из атласа. Юбка сильно расширяется книзу и завершается шлейфом. Форму юбки внизу поддерживают три валика. Подол обшит оборкой из кружева блонды и тюля.

Весь день в нарядах

София Мария Доротея Августа Луиза, принцесса Вюртембергская должна была стать герцогиней Гессенской. Но когда свадьба с принцем Людвигом была на носу, на прелестную девушку пал выбор русской императрицы Екатерины II: она решила, что её рано овдовевшему сыну Павлу именно такая вторая жена и нужна. Помолвку с Людвигом расторгли, а Павла отправили в Берлин знакомиться с невестой.

По свидетельствам современников, юная София, получившая в России имя Мария Фёдоровна, целыми днями ходила в пышных нарядах: «То, что утомляет других женщин, ей нипочём, — писал церемониймейстер двора Павла I граф Фёдор Головкин. — Даже во время беременности она не снимает с себя парадного платья, и между обедом и балом, когда другие женщины надевают капот, она, неизменно затянутая в корсет, занимается перепиской, вышиванием и иногда работает даже с медальером Лампрехтом». 

Мария Фёдоровна пристально следила за всеми новинками в мире моды и вовремя шила новые платья. Во время европейского Гран-тура, который великокняжеская чета совершила в 1781-1782 годах, российская принцесса ни в чём не уступала в пышности нарядов принимавшей их королеве Франции Марии-Антуанетте. Версальский двор надолго запомнил небольшую птичку из драгоценных камней, прикреплённую пружинкой к причёске Марии Фёдоровны, — во время ходьбы она раскачивалась и хлопала крыльями по бутону розы.

Платье кавалерственной дамы ордена Святой Екатерины Большого креста, 1790-е годы Единственное из сохранившихся в российских музеях орденских женских платьев. Хотя когда-то их было много: каждый год 24 ноября все кавалериссы Ордена собирались в Зимнем дворце именно в таких нарядах — начальницу Ордена отличала лишь зелёная мантия с горностаями. Корсаж из серебряного глазета на двенадцати пластинках китового уса со шнуровкой на спине. Отделка из зелёного бархата с вышивкой блёстками по краям. Вырез и рукава обшиты кружевными воланами. Юбка из серебряного глазета с отделкой зелёным бархатом, как и бархатный шлейф, украшена вышитым орнаментом из золочёной нити, канителью и блёстками. Подлинное кружево не сохранилось: так оно было очень дорогим, его постоянно перешивали с одного платья на другое. При реставрации его заменила имитация, выполненная в начале XX века.

Наряды великая княгиня заказывала у лучших модельеров Европы. Например, во Франции она сшила несколько платьев у Роз Бертен, личной модистки королевы, а по возвращении в Россию продолжала пользоваться её услугами. Кроме того, Марию Фёдоровну обшивали прибывшие из-за границы портные - Иоганн Петерсон, Иоганн Геттингер, Иоганн Ральф, мадам Дауни, мадам Дювердир. Императрица прожила в России 50 лет, так что сегодня по её гардеробу можно проследить, как менялась мода от рококо до классицизма, ампира и романтизма.

«Все эти платья уникальные, — уверен замдиректора Павловского музея по научной работе Ринат Гафифуллин. — По традиции лишь коронационные платья передавали в Оружейную палату, поэтому они сохранились, а гражданские после смерти императриц отдавали церквям. Сохранились частично гардеробы жён Александра III и Николая II, потому что случилась революция. Но если говорить о XVIII-XIX веках, то существует только гражданский гардероб Марии Фёдоровны. Свои лучшие платья она завещала женским учебным заведениям, которые патронировала, — в первую очередь Екатерининскому и Смольнинскому институтам, и после 1917 года они оказались в музеях. Несколько платьев остались у её сына Константина Павловича, несколько разошлись по фрейлинам, камердинерам».

«Русское» придворное платье, 1790-е годы. Фасон придумала Екатерина II. Платье состоит из верхнего распашного платья и юбки на фижмах. К плечам пришиты ложные рукава. Ткань — белый шерстяной креп. Украшено вышивкой из серебряной нити, блёстками, аппликацией из серебряной фольги и искусственным жемчугом.

Кстати, военным костюмам самодержцев повезло больше: мужские мундиры было принято раздавать гвардейским полкам, в которых они состояли. Сохранились и военные платья Екатерины II, многие из них хранятся в Павловске. Но её бальных, придворных, визитных нарядов не осталось совсем.

Революция в гардеробе

Начало жизни Марии Фёдоровны в России пришлось на эпоху рококо, и в гардеробе молодой жены цесаревича преобладали платья фасона «а-ля франсе», которые состояли из распашной робы, корсета и пышной юбки, которую поддерживали фижмы — каркас из овальных обручей. Главная особенность силуэта — очень тонкая талия, стянутая лифом, и огромная юбка, окружность подола которой могла достигать четырёх метров. И неимоверное количество кружев, рюшек, воланов, лент, вышивки. Вдобавок костюмы и причёски украшали цветами — чаще искусственными, так как свежие не выдерживали многочасовых церемоний.

Правда, с 1782 года французским платьям пришлось уступить пальму первенства «русским» нарядам. Так распорядилась императрица Екатерина II, решив, что необходимо следовать своим традициям, а не подражать Западу. Одной из главных примет «русского» костюма стали откидные рукава — элемент, заимствованный из боярской одежды допетровского времени. Такие придворные парадные платья использовались при дворе аж до самой революции 1917 года. Разумеется, было оно и в гардеробе Марии Фёдоровны. К счастью, оно сохранилось; сейчас им владеет Гатчинский музей, который предоставил наряд для выставки в Павловске.

Придворное платье, 1800-1801 годы. В нём императрица была в ночь убийства Павла I. Сшито из атласа цвета морской волны. Отделка из бархата песочного цвета с рельефным узором. Короткий лиф, плотно облегающий грудь и плечи, высокая линия талии — юбка начинается под грудью. Покрой асимметричен: полы лифа и разрез юбки смещены в противоположных направлениях. Платье оторочено чёрной бархатной тесьмой.

«На левой стороне груди этого платья нашит маленький мальтийский крестик, — показала хранитель фонда тканей Наталья Вершинина. — Хотя вообще-то в мальтийские рыцари женщин не принимали, а членам Ордена даже запрещалось жениться. Но Павел смотрел на эти правила широко, по-русски».

В конце XVIII века на смену рококо в моду пришёл классицизм, подчёркивающий природные линии тела. Пышные юбки на фижмах уступили место ниспадающим, с длинным шлейфом. А вскоре вместо отдельных лифа и юбок модницы стали носить цельные платья, напоминающие свободные древнегреческие туники. Шили их из дорогих «статусных» тканей — шёлка, бархата, атласа. Кстати, некоторые фасоны из гардероба Марии Фёдоровны, выглядят вполне современно и сегодня.

Например, зелёное придворное платье вполне подошло бы и для нынешних празднеств. Его асимметричный покрой привлекает внимание модельеров и сейчас.

Придворное платье, 1826-1828 годы. Сшито из голубого шёлка. Завышенная линия талии, круглое декольте, короткие рукава фонариком, покрытые петлями из тюля и расшитые мишурой. Юбка книзу расширяется, укреплена валиком. Вышивка по подолу выполнена серебряной нитью, мишурой и битью с изображением ромашек и колокольчиков. Края рукавов и декольте обшиты узким кружевом блонды. Пояс из голубого атласа с бантом на застёжке.

«Это французская мода времён Директории, до прихода к власти Наполеона, — рассказала Вершинина. — Тогда всё было по-новому, и в одежде тоже. Это был очень кроткий период, всё быстро закончилось. Так что подобных платьев сохранилось мало».

Но ценно платье не только этим. Именно в нём Мария Фёдоровна была в последний раз в статусе жены — она надевала его в тот вечер, когда убили Павла I. А утром она проснулась уже вдовой.

Просмотров 5392

05.01.2020 00:01




Загрузка...
Пример

Популярно в соцсетях