Ура, стартапер торжествует!

Навеяно дискуссией на съезде Общества русской словесности

Мне снился кошмар. За мной гнались стартаперы. Они радостно улюлюкали и клацали зубами. Как это всегда бывает во сне, догнать меня они не могли, но и не отставали. Мучительная гонка продолжалась и продолжалась. Даже во сне я знал, что стартапер — это всего лишь начинающий, новичок, но для русского уха это иноземное слово звучало уж как-то очень зловеще.

Однако стартапер не одинок. Есть ещё стендапер. Стендаперов ежедневно демонстрируют по телевидению. Они кривляются перед камерой и несут пургу, главным образом, на сексуально-фекальную тему. Они позволяют себе полупечатные выражения, и их наставники — есть и таковые — удовлетворённо ржут. Стендаперы происходят от слова стендап.  Помните школьное «стендап» и «ситдаун»? В данном случае ситдауна нет, а стендапом называется разговорный жанр, когда единственный на всей сцене комик развлекает публику своими, как предполагается, остроумными высказываниями.

На Западе высказывания аналогичных комиков иногда бывают более или менее остроумными. У нас же с этим как-то уж совсем плохо. Пришёл на кладбище, а там, оказывается, все умерли. И это вызывает гогот аудитории. Ну, что тут скажешь? Приехали.

Русским людям сознательно ломают языковую матрицу. Русский язык — это язык склонений и спряжений. Этим он труден для иностранцев. Но он такой, таким, хочется верить, и останется. Поэтому у нас такая богатая поэзия. Тушь для глаз от «Макс Фактор». Когда такое слышишь, хочется грязно выругаться. Макс Фактор — это вполне реальный американец, владелец парфюмерной компании, то есть человек и мужчина, а значит, его, по правилам русского языка, надо обязательно склонять. От Макса Фактора, друзья, и никак иначе. И вообще, это «от» относится исключительно к человеку. Нельзя говорить: «Вермишель от макаронной фабрики номер такой-то». Только «колбаса от Елисеева» или «конфеты от Абрикосова».

Говорят, что если названия товаров склонять, то можно перепутать бренды. Миль пардон, можно, конечно, сказать «марки», но это тоже не русское слово. Однако, если я скажу, что Кеша приехал на «мерседесе», едва ли кто-нибудь подумает, что он приехал на «Оке». Извините, на «Ока». Иногда кто-то всё же начинает названия склонять. И ничего, мир не рушится.

Печальнее всего, когда меня призывают пить кока-кола. Обидно за напиток, который десятилетиями был кока-колой, а потом вдруг поменял пол и стал каким-то колом.

А как вам такое сообщение? «Продюсер Максим Фадеев заявил о намерении сделать апгрейд в своём лейбле Malfa». О чём это? Хорошо ещё, если знаешь английский и понимаешь, что такое апгрейд и  лейбл. А если нет. У папуасов Новой Гвинеи есть язык пиджин инглиш. Это смесь исковерканного английского с местным наречием. И у нас сегодня торжествует пиджин инглиш в самом своём натуральном виде. Оно и понятно. Колония должна знать язык метрополии, хотя бы и в уродливой форме.

Граждане Монако, о которых нам сообщают на Первом канале, представляются уже такой мелочью, о которой и говорить не стоит. Напомним всё-таки, что Монако — это монархия, а значит, граждан там нет и быть не может. Только подданные.

Автор: Юрий Субботин

Ещё материалы: Юрий Субботин

Просмотров 1340

07.11.2019 13:22




Загрузка...

Популярно в соцсетях