Театры ждут большие реформы

В прошлом году театры посетили 40 миллионов человек, однако храмы Мельпомены по-прежнему нуждаются в поддержке государства

Театры ждут большие реформы

Фото: РИА Новости

В нашей стране 2019 год объявлен Годом театра. Он стартовал 18 января во Владивостоке со Всероссийского театрального марафона. Запланированы не только показы спектаклей и встречи деятелей искусства со зрителями, но и различные форумы, на которых профессионалы отечественного театра будут обсуждать его насущные проблемы и вызовы. По-прежнему главным нерешенным остается вопрос: как государство собирается поддерживать театр и будет ли его реформировать?

Каким должен быть современный российский театр? Чего от него ждет зритель — развлечения или возможности пережить катарсис? Наконец, нужен ли в России репертуарный театр и почему антрепризе удается сегодня его во многом заместить?

Будущее театра - за антрепризой

В 2018 году россияне установили рекорд по посещениям театров, сообщила вице-премьер Ольга Голодец. Она объявила, что за год театры посетили 40 миллионов человек, что таких высоких показателей не было даже в советское время, когда численность населения страны была существенно больше.

Сегодня выбор у театралов, особенно живущих в больших городах, огромный. Есть постановки на любой вкус, есть подороже и подешевле, но в целом театр стал тем видом искусства, который могут позволить себе потреблять далеко не все. В столичных городах идут спектакли, которые пережили несколько поколений зрителей, собирая и сегодня полные залы. Например, легендарный мюзикл «Юнона и Авось» в Ленкоме. Репертуарный театр — это театр долгого становления, театр-дом, театр-традиция. Но капитализм диктует и этому виду искусства другие темпы производства спектаклей, их количества и гастрольных туров. Заработать быстро и достойно актёру сегодня может дать антреприза. Жаль, что в последние годы это слово стало чуть ли не ругательным, его произносят даже с пренебрежением, намекая на низкий уровень спектаклей и плохую игру актеров.

Для начала нужно разобраться, что же такое антреприза. Слово произошло от франц. entreprise, означающего «предприятие». Театр антрепризы — это форма театральной организации, при которой антрепренер (иначе — организатор) приглашает актёров из других театров для участия в спектакле. Антреприза — это фактически театральное предпринимательство, бизнес-проект, для которого характерно собрать для игры в постановке звездных актеров, чтобы устроить аншлаги и как следствие — получить прибыль.

Антреприза — явление в театре совсем не новое. В России, например, до революции большинство театров были такими. Сегодня театры антрепризы разделяются на два типа. Это гастролирующие, которые путешествуют по различным городам и театральным площадкам, и стационарные, которые имеют одну или несколько площадок для выступлений в пределах одного города. В России антрепризные постановки в основном рассчитаны на провинциального зрителя — приезды столичных артистов всегда срывают аншлаги. Многие антрепренёры делают упор именно на звездный состав труппы, экономя на декорациях, проработке драматичности.

Интересно, что на Западе антрепризный театр очень востребован. Во многих странах прошла реформа финансирования учреждений культуры, и в результате независимые антрепризные театральные труппы получили право на получение дотаций и грантов от государства. Притом правомочием на такую материальную поддержку стали обладать не только актеры, режиссеры, перформеры, продюсеры, но и организации, которые делают возможным создание и демонстрацию спектакля.

Многие театральные деятели и менеджеры от искусства сегодня утверждают, что в России не предусмотрено условий для создания частных независимых театров: нет площадок с постоянными зрителями, дотаций или иной поддержки от государства, льгот и преференций. При всём этом репертуарный театр в России — убыточный. Вместе с тем нет и никакой другой формы государственной театральной организации, которая бы окупалась, позволяла создавать коммерчески успешные постановки.

А что такое репертуарный театр? Это одна из форм театральной организации, для которой характерен постоянный либо не спеша обновляемый репертуар. Ещё одна особенность — постоянная труппа. При этом такому театру не запрещено нанимать сторонних актёров для игры в определенных спектаклях. Стационарный репертуарный театр более всего характерен для нашей страны и государств Восточной Европы.

Прежде чем предпринимать радикальные шаги, государственные структуры должны подумать о том, что делать с людьми, которые, может быть, и не виноваты в том, что всю жизнь работают в театре, в котором на протяжении многих лет, а то и десятилетий нет никаких событий.

Художественный руководитель Государственного Театра Наций Евгений Миронов, например, считает, что махина под названием «репертуарный театр» заржавела. «Но я очень надеюсь, что обойдется малой кровью. Безусловно, прежде чем предпринимать радикальные шаги, государственные структуры должны подумать о том, что делать с людьми, которые, может быть, и не виноваты в том, что всю жизнь работают в театре, в котором на протяжении многих лет, а то и десятилетий нет никаких событий», — сказал он.

Народный артист РФ уверен, что может и должно существовать много форм театральной организации: «Репертуарный театр должен остаться в лучших своих проявлениях. Существует ведь «Комеди Франсез» в Париже, МХТ, Малый театр. Есть замечательные коллективы, которые должны быть репертуарными театрами. Например, театр Льва Додина в Петербурге. Но существует и огромное количество театров, которые еле держатся, которым уже никто не верит, в том числе зрители».

Ситуацию в российском репертуарном театре назвал катастрофической художественный руководитель Александринского театра Валерий Фокин. «Репертуарный театр по сути своей убыточен и требует солидного финансирования. Чиновники намерены сократить расходы, закрыв часть театров, хотя напрямую и не признаются в этом», — отметил режиссер.

«Чиновники хотят оценивать деятельность театра по результатам. Но как такое может быть? Где критерии «результата»? Бывает шедевр, который оценят не больше 200 зрителей, и он, конечно, не принесет театру дохода. А бывает масштабная постановка, которую не сделаешь за месяц. И потому затраты на неё могут вообще не окупиться. Должен ли театр идти только по коммерческому пути? В провинции ситуация ещё сложнее. Там многое будет зависеть от местной власти, и потому, принимая закон, кто-то предложил поощрять губернаторов, которые помогают театрам. По-моему, это абсурд», — высказал свою точку зрения режиссер.

В том, что антрепризный театр имеет право на жизнь и развитие, заявил художественный руководитель Театра имени Вахтангова Римас Туминас. Он заверил, что именно в антрепризных постановках бывают настоящие актерские откровения. «Я иногда сам специально иду на антрепризную постановку и смотрю именно актерскую работу. Бывает, что артисты играют лучше, чем в том театре, где они постоянно служат», — объяснил Туминас.

Он рассказал, что недавно был в одном из самых известных и успешных в России антрепризных театров — «Арт-Партнер-XXI» продюсера Леонида Робермана и посмотрел прекрасный спектакль, в котором главные роли исполняли Александр Домогаров и Анна Большова: «Я получил удовольствие, прекрасные актёры — прекрасная работа». Премьера спектакля «Генри и Эллен» по пьесе современного американского драматурга Дона Нигро состоялась в конце января на сцене Театра имени Пушкина. В центре повествования реальная история любви знаменитых британских актеров конца XIX — начала ХХ века Генри Ирвинга (Александр Домогаров) и Эллен Терри (Анна Большова).

По словам режиссёра, артисты в антрепризных постановках каждый раз идут ва-банк, рискуют и одновременно понимают, что многие к их работе относятся априори с пренебрежением. «Я думаю, что будущее именно за антрепризным театром, а от десятков репертуарных театров, функционирующих только в столице, останется семь-девять, не более», — констатировал режиссер.

Искусство, как и жизнь, слабым не по плечу

В феврале отмечает свой столетний юбилей один из самых прославленных, легендарных театров нашей страны — Большой драматический театр (БДТ) в Санкт-Петербурге. Эпоха новаторства, смелости и постановок, на которые невозможно было достать билеты и люди дежурили у касс сутками, началась в этом театре с середины 1950-х годов, когда руководить труппой БДТ пришёл Георгий Товстоногов.

Он создал театр, который на протяжении десятилетий неизменно оставался лидером отечественного театрального процесса не только Ленинграда, но и всей страны, поражая новизной трактовки, оригинальностью режиссерского взгляда. Именно тогда появились такие спектакли, как «Пять вечеров» по Александру Володину, «Варвары» по Максиму Горькому, «Прошлым летом в Чулимске» по Александру Вампилову.

Товстоногов собрал ансамбль уникальных актёрских индивидуальностей, составивших лучшую драматическую труппу страны. Роли, сыгранные на сцене БДТ, принесли известность Иннокентию Смоктуновскому, Олегу Борисову, Сергею Юрскому, Олегу Басилашвили, Алисе Фрейндлих. Последние двое служат в БДТ и поныне.

После неожиданной смерти Товстоногова в театре сменилось несколько художественных руководителей, а с 2013 года театр возглавил бывший режиссер Александринского театра Андрей Могучий. Он философски считает, что процесс обновления планеты, как и театрального искусства, необратим. И как бы ни трактовали те явления, которые имеют место в Петербурге и в Москве, какой бы приступ ярости они ни вызывали или, напротив, какой бы поддержкой ни пользовались, все равно признаки нового в театре есть и будут.

По словам Могучего, театральное сообщество четко улавливает процессы, которые сопутствуют вступлению России в Год театра. Проблем, считает режиссер, немало и связаны они, в частности, и с системой распределения государственных средств, поддерживающих существование русского репертуарного театра. «Но искусство, как и жизнь, слабым не по плечу», — сказал Александр Блок и возглавил Большой драматический театр. Это было 100 лет назад. Так родился БДТ», — резюмировал он.

Режиссер, художественный руководитель Академического Малого драматического театра — Театра Европы («Санкт-Петербург») Лев Додин признался, что ему трудно ставить вопрос о репертуарном театре в дискуссионном плане, а та модель театра, которая была изобретена Станиславским и Немировичем, является уникальным завоеванием ХХ столетия. «Это не просто театр постоянной труппы и репертуара, это театр единой художественной мысли и воли, труппа, которая воспитывается в единых художественных побуждениях. Планкой здесь становится не более или менее удачно сыгранная роль и не количество ролей, а общая художественная, лирическая, гражданская линия жизни театра, выражаемая в его репертуаре», — высказался народный артист России.

Планкой здесь становится не более или менее удачно сыгранная роль и не количество ролей, а общая художественная, лирическая, гражданская линия жизни театра, выражаемая в его репертуаре.

По его словам, любая антреприза заканчивается после истечения ее действия: спектакль поставили, отыграли, собрали деньги и все. Если государство считает себя культурным и социальным, то оно должно содержать институты культуры. Никакой театр никогда себя сам не окупит. Окупает себя только низкопробная антреприза, которую к нам привозят. Но опять же, сегодня она есть, а завтра нет.

Как функционируют театры за рубежом

Ни в одной стране мира театр не является самоокупаемым бизнесом. В Великобритании все государственные (частные театры частично) получают государственное финансирование. Национальная политика Великобритании нацелена на распространение и популяризацию британского искусства по всему миру. Поэтому театры могут позволить себе пустые залы, при этом вольны в экспериментах, так как полностью финансируются государством. Частные театры находятся на неполном, частично государственном покрытии расходов. Но практически все театры имеют гарантированное государством покрытие некоторых сторон своего бюджета.

А вот Швейцария имеет другую модель культурной политики. Там много культурных институтов, которые открыты для работы с частными театрами. Интересно, что в США, на Бродвее, нет ни одного репертуарного театра. Эти театры, набрав труппу и режиссера, выпускают спектакли и крутят их, пока есть спрос. Есть спектакли, пользующиеся популярностью десять лет, а есть просуществовавшие один сезон. Репертуарные театры там существуют в основном при богатых университетах. Считается, что если театр оправдывает себя на 49 процентов, то это уже рентабельный театр. Остальные проценты набираются из муниципальных, федеральных, меценатских перечислений.

«Мне пришлось двенадцать лет руководить репертуарным театром почти в самом маленьком городе мира, где существует репертуарный театр. Это город Вильянди в центре Эстонии. Там живет двадцать одна тысяча человек. И вот в этом городе уже семьдесят семь лет существует профессиональный репертуарный театр», — рассказал член парламента Эстонии, режиссер, театральный критик Яак Аллик.

В театре, которым он руководит, труппа состоит из 28 актеров, а общий штат — это 110 человек, в год выпускается 10-12 новых спектаклей, в 2002 году было 27 разных наименований в репертуаре. И на таких условиях работают все эстонские театры, потому что в маленьких городах антрепризе делать нечего.

Просмотров 4736

18.02.2019 00:00



Загрузка...

Популярно в соцсетях