Старое новое скифское золото: от Золотого кургана до Золотых ворот

Скифское золото по-прежнему томится в сундуках в Амстердаме, однако в Крыму есть сокровища, которые невозможно увезти с полуострова ни в какую Европу или Украину. Сегодня маршрут Пушкинской экспедиции «Парламентской газеты» лежит от Золотого кургана в окрестностях Керчи до Золотых ворот Карадага.

Утром 16 (28) августа 1820 года Пушкин и Раевские отправляются из Керчи в Феодосию — еще один античный крымский город, лишь немногим моложе Пантикапея. Археологи датируют основание Феодосии шестым веком до нашей эры. Маршрут путешественников лежит через Султановку, Аргин и Поркач. Султановка ныне входит в состав села Горностаевка, а Аргин и Поркач исчезли с карты полуострова.

За моей спиной Золотые ворота Карадага!

Возможно, так увидел Золотые ворота Пушкин

«Именно в Феодосии был основан первый в Крыму и один из первых в России и Европе музей древностей, — рассказывает ученый-краевед Владимир Санжаровец. — Его создателем был Семен Михайлович Броневский, у которого как раз и останавливаются на две ночи знаменитые путешественники».

«Из Керчи приехали мы в Кефу (так называлась Феодосия в то время — Автор.), остановились у Броневского, человека почтенного по непорочной службе и по бедности. Теперь он под судом — и, подобно, Старику Виргилия, разводит сад на берегу моря, недалеко от города. Виноград и миндаль составляют его доход. Он не умный человек, но имеет большие сведения об Крыме, стороне важной и запущенной», — замечает Пушкин в письме брату.

Иначе говоря, Броневский как бы оказывается проводником поэта в античное царство древней Тавриды. Дом Броневского, где ночевали Пушкин и Раевские, не сохранился, но известно, что он находился на территории современного Феодосийского военного санатория Министерства обороны, о чем свидетельствуют сразу две мемориальные доски на здании.

Вид на Золотые ворота с подножья Кара-Дага

Корреспонденты «Парламентской газеты» читают Пушкина на заповедном берегу

Семен Михайлович хоть и удостоился от юного Пушкина мало лестной характеристики «неумного человека», на самом деле был глубоко образован, служил еще при присоединившей всего каких-то 37 лет назад Крым к России Екатерине, не раз бывал за границей. В 1810-1816 годах Броневский был феодосийским градоначальником, слыл большим знатоком Тавриды и, как уже говорилось, открыл в 1811 году в Феодосии первый в Тавриде и один из первых в России и Европе Музей древностей, проект которого утвердил лично император Александр Первый.

Наконец-то земля!

Основу музейного собрания составила коллекция древностей феодосийского купца Джеварджи, приобретённая за тысячу рублей по решению городской думы, лапидарные памятники из развалин средневековой Каффы-Кефе, античные древности. Некоторые из первых экспонатов — эллинистические мраморные львы, плита с изображением грифона и многое другое — представлены и в современной экспозиции музея.

Было на что посмотреть влюбленному в старину Пушкину в Феодосии и помимо музея. Это прежде всего величественная Генуэзская крепость и древние христианские храмы Карантина, которые помнят самого Афанасия Никитина, отправлявшегося отсюда за три моря в диковинные страны.

Феодосия. Здесь был Пушкин

Феодосия. Здесь был Пушкин

Утром 18 (30) августа Пушкин и Раевские отправляются морем, на двенадцатипушечном корвете Черноморского флота «Або», из Феодосии в Гурзуф. По пути корабль проходит мимо одного из главных символов Крыма — Золотых ворот Карадага. Во времена Пушкина эта скала еще сохраняла свое древнее татарское название: Шайтан Капу — Чертовы ворота. Считалось, что где-то там, среди скал, находился вход в преисподнюю. Вспомним здесь замечание Николая Карамзина о том, что если сосланный из столицы на юг за либеральное вольнодумство Пушкин не исправится в Тавриде, «то будет чертом еще до отбытия своего в ад».

Памятник Пушкину в Феодосии

Пушкин исправился и, если есть на свете Господь Бог, наверняка обретается сейчас в раю, однако Чертовы ворота поэт запомнил крепко, о чем свидетельствует рисунок, сделанный по памяти в 1823 году на черновике первой главы «Евгения Онегина» — там изображены и сами ворота, и черти, готовые утащить грешника в преисподнюю.

Башня Константина в Феодосии. Ею в 1820 году любовался Пушкин.

В заключение заметим: поэту было легче, чем журналистам «Парламентской газеты». Он проплывал мимо Золотых ворот на корабле, а мы гребли туда на каяках несколько километров под палящим таврическим солнцем. Впрочем, тем радостнее было до этих ворот наконец добраться и сделать редкие фотографии — вообще-то высаживаться на берегу заповедного Карадага и тем более на самих Золотых воротах (будем называть их так, потому что бесы нами на месте обнаружены не были) строго-настрого запрещено.

Генуэзская крепость в Феодосии

Пушкинская экспедиция «Парламентской газеты» приурочена к двухсотлетию путешествия поэта по Крыму. Прологом к ней стало восхождение наших журналистов 6 июня, в день рождения классика, на высшую точку Крыма — гору Роман-Кош. Корреспонденты газеты повторят маршрут пушкинского путешествия — проедут почти тысячу километров от Керчи до Перекопа, через Феодосию, Гурзуф, Никиту, Алупку, обойдут на яхте древний Карадаг, поднимутся по Чертовой лестнице в Байдарскую долину, побывают на мысе Фиолент, в Бахчисарае и Симферополе, и расскажут обо всем этом нашим читателям. Каждый день на сайте «Парламентской газеты» будет появляться дневник экспедиции с рассказом о пройденном пути, пушкинских местах, встреченных по дороге людях и сделанных открытиях. А в августовском номере журнала «Российская Федерация сегодня» увидит свет большой итоговый экспедиционный очерк.

Фото Алексея Васильева

Читайте также:

Просмотров 2306

04.07.2020 12:30

Пример



Загрузка...

Популярно в соцсетях