Скорую хотят освободить от бумажной волокиты

Процедуру получения от пациента согласия на неотложную медпомощь предложено упростить

Скорую хотят освободить от бумажной волокиты

Фото: Агентство Москва / Киселев Сергей

Действующее законодательство обязывают прибывшую на вызов бригаду скорой перед оказанием помощи получить у пациента или его законного представителя информированное добровольное согласие на медицинское вмешательство. Однако сделать это зачастую невозможно. Больной может находиться без сознания, в состоянии стресса или шока, а его потенциальные представители — не иметь при себе документов, доказывающих родство. Законодатели предлагают в таких случаях оказывать медпомощь незамедлительно, не заполняя никаких бумаг. Как рассказал в пресс-центре «Парламентской газеты» член думского Комитета по охране здоровья Юрий Кобзев, такой законопроект может быть внесён в Госдуму до конца весенней сессии.

Когда каждая минута на счету

«В год в России осуществляется от 45 до 46 миллионов вызовов скорой медицинской помощи к гражданам, — рассказал Юрий Кобзев. — Представьте, что на каждый из этих вызовов необходимо оформить информированное добровольное согласие, причём на совершение любого действия — начиная от осмотра до медицинской эвакуации в больницу».

По словам парламентария, на заполнение необходимых для этого бумаг обычно уходит от пяти минут и более. «В условиях неотложной помощи это принципиально недопустимо, — уверен он. — В мире уже практически нет стран, где при таких обстоятельствах у пациента получают добровольное согласие».

Юрий Кобзев. Фото: ПГ / Михаил Нилов

В качестве примера Юрий Кобзев привёл случай, произошедший в одном из регионов России около недели назад: «Реаниматолог прибыл на вызов, ребёнку 22 недели, состояние клинической смерти. Как мы понимаем, у мамы — особое эмоциональное состояние, какое согласие с неё в тот момент вообще можно взять? И вот врач видит, что ребёнок в критическом состоянии, а родитель в неадекватном состоянии. Что ему делать? Страховая компания уже штрафовала данную станцию скорой помощи за то, что доктор оказал пациенту помощь, всё закончилось хорошо, но добровольного согласия он взять не успел».

Медсообщество готово поддержать инициативу

Решить правовую коллизию в Госдуме предлагают изменением законодательства — соответствующие поправки в Комитете Госдумы по охране здоровья уже разрабатываются, сообщил его председатель Дмитрий Морозов.

В настоящее время согласование с Минздравом и Минюстом проходит три варианта документа. В одном из версий парламентарии предлагают включить «оказание скорой, в том числе специализированной медпомощи вне медицинской организации» в перечень случаев, в которых лечить пациента без его письменного согласия разрешается. Сейчас это можно делать в том числе в отношении пациентов, страдающих опасными для окружающих заболеваниями, тяжёлыми психическими расстройствами или совершивших общественно опасные деяния.

Татьяна Кусайко. Фото: ПГ / Михаил Нилов

Другие варианты документа более подробно прописывают ситуации, в которых получением от пациента информированного добровольного согласия можно пренебречь. Решение о том, что помощь надо оказывать, в таких случаях предлагается разрешить врачу скорой помощи либо медработнику, назначенному в бригаде старшим. «Эта инициатива поможет снизить смертность в стране, — уверена член Комитета Совета Федерации по социальной политике Татьяна Кусайко. — Одно название скорой помощи направлено на то, чтобы медпомощь была оказана как можно быстрее. Сейчас же, требуя от врача заполнять бумаги, мы теряем драгоценные минуты».

Поддержать инициативу готовы и в медицинском сообществе. «Доктор — это личность, которая априори ориентирована не на заполнение бумаг, а помощь человеку», — считает руководитель отделения неотложной неврологии НИИ скорой помощи имени Н.В. Склифосовского, заместитель директора регионального сосудистого Центра Константин Попугаев.

Константин Попугаев. Фото: ПГ / Михаил Нилов

По словам директора НИИ им. Н.В. Склифосовского Сергея Петрикова, обязанность бригад скорой получать от пациентов информированное добровольное согласие — это нонсенс. «В нынешних реалиях медики сталкиваются даже с языковым барьером: далеко не всем людям, к которым их вызывают, можно объяснить, как и какие лекарства им будут вводиться», — пояснил он.

Сергей Петриков. Фото: ПГ / Михаил Нилов

Автор: Ольга Шульга

Ещё материалы: Татьяна Кусайко

Просмотров 3440

28.05.2019 00:00