Пример

Русские Филиппины

Репортаж крымчанина о том, как на островах День независимости и День Победы отмечают вместе с Россией

Русские Филиппины

Классические филиппинские пейзажи. Фото: ПГ / Александр Мащенко

Куда, скажите на милость, податься крымчанину в поисках приключений? Не в Европу же и не в Америку с Австралией и Новой Зеландией в придачу — не пустят как ренегата, променявшего в 2014 году западные ценности на варварский русский мир. Да и не очень надо, честно говоря. Сами рано или поздно придут и пригласят. А пока на карте мира есть ни много ни мало 75 государств, для посещения которых гражданам России не нужны никакие визы. А еще в 32 страны визу можно получить сразу по прилёте или оформив заранее онлайн-разрешение на въезд. Так что выбор у меня, несмотря на все старания дядюшки Сэма и тетушки Ангелы, был богатый. 

Родриго Дутерте — президент, а не губернатор колонии

Я крутанул глобус — раз, другой, третий… Из-под огромного полуторамиллиардного Китая выглянули и рассыпались по голубой океанской глади семью тысячами островов Филиппины, президент которых Родриго Дутерте изменил традиционную проамериканскую политику своей страны, заявив о намерении избавиться от американских военных баз, и стремится развивать дружеские связи с Россией.

«С момента моего прихода на пост президента отношения с Западом ухудшились, поскольку было принято решение проводить независимую внешнюю политику», — сказал Дутерте в одном из своих интервью. И, согласитесь, это очень похоже на то, как развиваются отношения с Западом у России.

7,1 миллиона туристов посетили Филиппины в 2018 году, 30 тысяч из них — граждане России.
«Я не позволю обращаться со мной как с губернатором колонии. Мы независимое государство, и я хочу, чтобы к моей стране относились с уважением», — обозначил свое кредо президент Филиппин.

Россия помогает Филиппинам в борьбе с ИГИЛ (запрещенная в России организация — прим. ред.) и другими международными террористическими организациями, которые пытаются дестабилизировать ситуацию в мусульманской провинции Минданао. Наше высокоточное современное оружие получило высокую оценку Родриго Дутерте. «Хотел бы передать вам слова особой благодарности от имени филиппинского народа за своевременную помощь, которую Россия оказала нам, предоставив грузовики и вооружение… Мы никогда этого не забудем», — говорил Дутерте в беседе с Владимиром Путиным осенью 2017 года.

В общем, лечу туда! — решил я. Тем более что для россиян Филиппины - ещё и достаточно популярное туристическое направление. По информации департамента туризма этой страны, в прошлом году страну посетили около 30 тысяч наших соотечественников. Это, конечно, не турецкие масштабы (почти шести миллионов российских туристов в год) и даже не соседние с Филиппинами Таиланд (1 миллион 173 тысячи) и Вьетнам (531 тысяча - данные turstat.com), но всё-таки русские на островах сегодня не в диковинку.

Наши на островах: Головнин, Литке, Миклухо-Маклай и Гончаров

Первые контакты между Российской империей и Филиппинами были установлены в начале XIX века. В сентябре 1812 года американский коммерсант Питер Добелл (после принятия российского подданства — Петр Васильевич Добель), долгое время работавший в Юго-Восточной Азии, предложил российским властям открыть официальное представительство в Маниле и в 1817 году был назначен первым российским консулом на Филиппинах. Впоследствии, правда, консульство закрылось, однако в 1870-х годах было учреждено вновь в связи с частыми заходами российских кораблей в манильский порт. В XIX веке Филиппины посещали известные мореплаватели Василий Головнин и Федор Литке, а путешественник Николай Миклухо-Маклай проводил антропологические исследования на острове Лусон. Однако широкой российской публике Филиппины открыл знаменитый писатель Иван Гончаров, побывавший в этой стране в 1854 году во время экспедиции на фрегате «Паллада».

«У кого ни посмотришь — описание Манилы в руках. Все заранее обольщают себя мечтами, кто - увидеть природу, еще роскошнее виденной, кто - новых жителей, новые нравы, кто льстится встретиться с крокодилом, кто с креолкой, иной рассчитывает на сигары; тот хочет заказать белье из травяного холста; у всех различные желания», - писал классик, предвосхищая встречу с экзотической страной.

Классические филиппинские пейзажи. Фото: ПГ / Александр Мащенко

С тех пор прошло уже больше полутора веков, но Манила, прошу прощения за невольную тавтологию, по-прежнему манит миллионы путешественников — несмотря ни на террористическую угрозу, ни на природные катаклизмы. 

О двух очередных крупных землетрясениях на Филиппинах, которые унесли в конце апреля жизни нескольких десятков человек, я узнал уже в самолете, мчавшем меня за тридевять земель, за тридевять морей, в тридесятое царство, подсолнечное филиппинское государство. Отступать было поздно.

В аэропорту Манилы я прыгнул в такси и первым делом спросил у водителя Хосе, как страна пережила стихийное бедствие?

- Что? — переспросил Хосе.

- Ну, землетрясение, — уточнил я.

- А, никаких проблем, — отмахнулся таксист.

Филиппинцы живут, наверное, на самой зыбкой почве в мире. Земля в буквальном смысле этого выражения уходит у них из-под ног, и они давно к этому привыкли.

День независимости Филиппины отмечают вместе с Россией

Моим следующим собеседником стал портье в отеле. Его звали Бенинго. Подавляющее большинство филиппинцев носят испанские имена и фамилии, но при этом по-испански не знают ни бельмеса, зато более или менее сносно объясняются на английском. И то и другое — наследие колониального прошлого. На протяжении более трех столетий Филиппины были колонией Испании, а потом ещё около полувека принадлежали Соединенным Штатам Америки.

Шоколадные холмы Бохола. Фото: ПГ / Александр Мащенко

Надо признать, языковая политика американцев оказалась намного дальновиднее испанской. Если испанцы не допускали основную массу туземцев к изучению и использованию своего языка, сохраняя за ним статус языка высшего общества, то американцы, наоборот, старались как можно быстрее распространить английский среди населения колонии, логично усматривая в этом одно из действенных средств «американизации». С 1901 года обучение на английском языке было введено во всех государственных учебных заведениях — от начальной до высшей школы. Английский стал языком управления, бизнеса, средств массовой информации со всеми вытекающими отсюда социальными и культурными последствиями, а испанцы несолоно хлебавши убрались к себе на Пиренеи.

США предоставили независимость Филиппинам аккурат 4 июля 1946 года. Так что поначалу острова отмечали свой главный национальный праздник в один день с американцами, однако затем, в начале семидесятых годов прошлого века, решили перенести его на дату провозглашения независимости от Испании в 1898 году - 12 июня. Напомню, тогда же отмечается и День России. Совпадение, конечно, случайное, но в каждом случае, как в каждой шутке, есть доля истины. В данной ситуации она заключается в постепенной внешнеполитической переориентации Филиппин.

Америка хоть и предоставила островам независимость в 1946 году, но обложила её такими условиями, что долгие годы она носила бутафорский характер. Упомяну лишь, что в один день с провозглашением независимости был подписан Договор «Об основах взаимоотношений между США и Филиппинами», включавший статью о сохранении на архипелаге целой сети американских военных баз. Немного позже, в марте 1947 года, было заключено дополнительное соглашение, по которому в пользование США на 99 лет передавалось 23 участка на территории архипелага. И подобру-поздорову, будьте уверены, американцы оттуда не уберутся. Вон из Гуантанамо кубинцы их сколько лет пытаются выкурить, и всё безрезультатно.

Памятник Ляпу-Ляпу в Маниле. Фото: ПГ / Александр Мащенко

Ляпу-Ляпу против европейского агрессора Магеллана

Слово за слово, Бенинго рассказал, что, оказывается, я приехал в Манилу как раз накануне большого национального праздника — Дня Лапу-Лапу или, как мягко произносят филиппинцы, Ляпу-Ляпу. Это филиппинский вождь, который 27 апреля 1521 года убил легендарного испанского мореплавателя Фернана Магеллана, добравшегося сюда во время своего исторического кругосветного путешествия и попытавшегося с ходу захватить архипелаг. То, что не удалось Магеллану, позже сделали его соотечественники. Как уже говорилось, с середины XVI века Филиппины на протяжении более трех столетий находились под властью испанцев, которых в 1898 году сменили американцы, тех, в 1942 году, - японцы, а японцев - снова американцы.

По случаю Дня Ляпу-Ляпу у огромного памятника вождю в главном национальном парке страны в Маниле давали бесплатный праздничный концерт, на который я и поспешил. Сначала дети из кружка художественной самодеятельности на языке танца изобразили сражение между испанскими конкистадорами и мужественными туземными воинами, в финале которого Ляпу-Ляпу убил европейского завоевателя. А потом на сцену вышла чиновница из правительственной комиссии по культуре и произнесла длинную эмоциональную речь.

«Ляпу-Ляпу — наш первый национальный герой, - сказала представительница власти. - Он отдал жизнь в борьбе за свободу филиппинского народа от европейских захватчиков, и мы должны воспитывать молодые поколения на его примере». «Дела, - отметила чиновница, - говорят лучше любых слов. Уже тогда, в XVI веке, наш народ показал всему миру свой характер и стремление к независимости».

Эль-Нидо. Фото: ПГ / Александр Мащенко

Впрочем, главное культовое место, связанное с именами Ляпу-Ляпу и Магеллана, находится все-таки не в Маниле, а в городе Себу, на острове Мактан. Именно там ступила на филиппинский берег нога первого европейского агрессора и случилась историческая битва. Памятник Ляпу-Ляпу на Мактане стоит прямо на том месте, где вождь убил почти 500 лет тому назад Магеллана (если быть точным, то 498, так что через два года на Филиппинах грядёт большой юбилей). А всего в нескольких метрах от монумента Ляпу-Ляпу расположена часовня в честь… испанского мореплавателя, вместе с которым на архипелаг пришло католическое христианство. И в целом оба героя сегодня мирно уживаются на островах, помогая филиппинцам зарабатывать их насущный туристический хлеб.

Филиппины и Крым: ключевые «заслонки» в своих регионах

Другой национальный герой филиппинского народа, революционер и писатель, классик филиппинской художественной литературы Хосе Рисаль — из более близких к нам времён. Он боролся за независимость Филиппин от Испании в конце XIX века и был расстрелян колонизаторами 30 декабря 1896 года. Сейчас на месте расстрела Рисаля работает диорама, изображающая казнь революционера, и разбит главный национальный парк, который носит его имя.

Об истории, природе и искусстве Филиппин рассказывает расположенный в этом же парке большой Национальный музей. Вход в него бесплатный, нужно лишь записаться, назвав имя и страну. Пользуясь случаем, я рассказываю о том, что прилетел из российского Крыма, и спрашиваю у сотрудников, знают ли они что-нибудь о наших местах.

«Россия — большая северная страна, - отвечают они, - а Крым - …»

«Крым — это крайний юг России, такие «российские Филиппины», куда приезжают люди со всей страны отдохнуть у самого синего в мире Черного моря», - просвещаю я местных музейщиков, вспоминая, как филиппинские дети зачарованно рассматривали снег на одном из аттракционов в манильском океанариуме.

Часовня в память о Магеллане на острове Мактан, где был убит знаменитый мореплаватель. Фото: ПГ / Александр Мащенко

«А-а-а, так вы наши конкуренты», — улыбаются мои собеседники.

«И еще, — добавляю я, - наш полуостров занимает такое же важное стратегическое положение в причерноморском регионе, как ваши острова - в тихоокеанском».

И действительно, я уже несколько раз ловил себя на мысли о том, что мой Крым хоть и лежит почти в девяти тысячах километров от Филиппин, но между ними есть нечто общее. И это общее — не только море, солнце, туристы, но и стратегическое географическое положение. «Империи строились путём тщательно продуманного захвата и удержания жизненно важных географических достояний, таких как Гибралтар, Суэцкий канал или Сингапур, которые служили в качестве ключевых заслонок или замков в системе имперского контроля», - писал Збигнев Бжезинский. Так вот, и Филиппины  и Крым - безусловно, такие же важные географические точки в системе имперского контроля, как и любая из вышеуказанных.

Не случайно так долго и ожесточенно сражались в разные века за Филиппины испанцы, англичане, голландцы, японцы, так дорожат своими военными базами там «прямо сейчас» американцы. И так отчаянно они же пытаются повернуть вспять ход истории, препятствуя признанию российского статуса Крыма. Борьба за полуостров между крупнейшими мировыми державами разных эпох - Грецией, Древним Римом, Византией, Турцией, Россией, Великобританией, Францией, Германией, США идёт ещё дольше, чем борьба за Филиппины или тот же Сингапур.

Интрамурос: белое солнце… тропиков

Если внедрить на островах свой язык испанцы то ли не смогли, то ли не захотели, то с религией у них всё получилось. Августинцы, доминиканцы, францисканцы, иезуиты и реколеты окрестили подавляющее большинство филиппинцев, сделав их истовыми католиками. Исключение — уже упоминавшиеся в этих заметках упрямые мусульмане с южных островов Минданао и Сулу, которые на протяжении многих столетий упорно борются за свою веру и независимость. Эта борьба продолжается и сейчас, увы, приобретая иногда террористическую форму. В остальном же Филиппины - настоящая цитадель католицизма в Юго-Восточной Азии, символом которой является средневековая испанская крепость Интрамурос в центре старой Манилы - приземистая, вросшая камнями в ненадежную, часто колышущуюся филиппинскую землю, с уникальными историческими памятниками внутри, главные из которых - внесенная в список Всемирного культурного наследия ЮНЕСКО церковь Святого Августина, форт Сантьяго и кафедральный собор Непорочного зачатия пресвятой Девы Марии.

Филиппины - цитадель католицизма в Юго-Восточной Азии. Кафедральный собор Манилы. Фото: ПГ / Александр Мащенко

Интрамурос воспроизводит классическую схему всех средневековых испанских городов. В центре его находится главная площадь с собором и дворцом генерал-губернатора, а от неё расходятся улицы, вливающиеся в площади меньших размеров.

«Я пошёл по площади кругом; она образует параллелограмм: с одной стороны дворец генерал-губернатора — большое двухэтажное каменное здание новейшей постройки; внизу, в окнах, вместо рам большие железные решетки. Здесь все домы в два этажа; в нижних этажах помещаются лавки и кладовые, но не жилые покои, по причине землетрясений. Здания строятся по двум способам: или чрезвычайно массивно, как строятся монастыри, казармы, казенные домы, так что надо необыкновенное землетрясение, чтоб поколебать громадные стены этих зданий; или же сколачиваются на «живую нитку, вроде балаганов, как выстроена фонда и почти все другие частные домы. В них потолки и полы так легки и эластичны, что покоряются движению почвы и, пошатавшись немного, остаются на своем месте. Здесь, говорят, все привыкли к землетрясениям: и домы, и люди. Напротив дворца - ратуша с башенкой наверху. С третьей стороны - собор, на четвертой - ряд больших, выстроенных в линию, частных домов», - описывал эти места Иван Гончаров и жаловался: «Площадь вся так и горела жаром - нужды нет, что был уже в исходе пятый час».

Присоединяюсь к классику. Я бродил по «гончаровскому Интрамуросу» под раскаленным белым солнцем тропиков, которое жгло посильнее, чем в фильме Владимира Мотыля, а я — человек такой же белокожий, как красноармеец Федор Иванович Сухов. Видимо, на этом основании уличный торговец и попытался впарить мне бамбуковую шляпу за пятьсот филиппинских рублей-песо.

- Сто! — говорю я ему.

Туземец хватается за голову и снижает цену до трехсот.

- Двести! — отвечаю я, - и ни сантимом больше.

- Ты откуда? — спрашивает торговец.

- Из России.

- А-а-а! Рос-си-я! Пу-тин! — тянет он уважительно и продает таки мне шляпу за 250 песо.

- Американцу, — говорит, - за такие деньги не продал бы ни в жизнь, а ты - бери!

И я думаю, это правда. Не зря же другой классик — американский, Гор Видал, задавался почти риторическим вопросом: «За что нас все ненавидят?» А вы покопайтесь немного в истории. Хоть филиппинской, хоть российской, а хоть и крымской. Ответ лежит почти на поверхности.

Церковь святого Августина в Маниле внесена в список Всемирного культурного наследия ЮНЕСКО. Фото: ПГ / Александр Мащенко

День Победы: общий праздник

Среди старинных памятников Интрамуроса есть один сравнительно современный. Это мемориал в память о жертвах Второй мировой войны. Филиппины — вообще хорошее место для того, чтобы почувствовать, что та война была действительно мировой. Ожесточенные бои за острова кипели сначала в 1941-1942, а потом в 1944-1945 годах и унесли в общей сложности более полумиллиона человеческих жизней. Помните ведь, Филиппины - это одна из ключевых стратегических «заслонок» в Тихоокеанском регионе.

Ещё один военный мемориал той поры расположен у входа в Манильскую бухту, на островке Коррехидор — своеобразной филиппинской «Брестской крепости», чей гарнизон продержался под ударами японцев в 1941-1942 годах на несколько месяцев дольше самой Манилы.

У обоих мемориалов — живые цветы. Вторая мировая война здесь - не просто глава из учебника истории. И, кстати, даже сюда, за тридевять земель, за тридевять морей, дошёл российский Бессмертный полк. 8 мая на улицы Манилы вышли почтить память тех, кто отдал свои жизни в борьбе с фашизмом, дипломаты российского посольства, представители Иверского прихода Русской православной церкви и просто наши соотечественники, живущие на Филиппинах или путешествующие по островам.

При этом, конечно, главное, чем привлекают современные Филиппины миллионы туристов, — это всё-таки не история и не стратегическое географическое положение, а удивительная тропическая природа: шоколадные холмы Бохола, водопады Лусона, подземная река Сабанга, романтические островки Эль-Нидо и многие другие чудеса филиппинского света. Я видел их, изумлялся их необыкновенной красоте, колесил по островам на экзотическом местном транспорте - драконообразных джипни и смешных мультипликационных трициклах, купался в теплом, слишком теплом для меня филиппинском море, жарился под раскаленным филиппинским солнцем, пил филиппинский ром, курил филиппинские сигары и повторю за Иваном Александровичем Гончаровым: «И при всём том ни за что не остался бы я жить среди этой природы!.. Всё захочешь на север, пусть там, кроме снега, не приснится ничего! Не нашим нервам выносить эти жаркие ласки и могучие излияния сил здешней природы».

Просмотров 6762

22.06.2019 00:00

Пример



Загрузка...

Популярно в соцсетях