Роман Абрамович разводится с женой

Российский миллиардер и его жена Дарья Жукова объявили об официальном расставании после 10 лет брака

Роман Абрамович разводится с женой

Фото: Reuters

В списке миллиардеров, который ежегодно приводит американский журнал Forbes, Роман Абрамович занимает 139-е место с размером состояния в 9,1 миллиарда долларов. Никто не знает наверняка, но, скорее всего, олигарх, заключая официальный брак, подстраховался брачным контрактом, ведь это его третья супруга. А по статистике, граждане заключают брачный контракт, скорее, не в первом браке, а уже  в последующих, если таковые случаются.

Контракт — это не по-русски

Число брачных контрактов в России, по данным Федеральной нотариальной палаты достигает 50 тысяч ежегодно. Возможность их заключать появилась после вступления в силу Семейного кодекса РФ в 1995 году. Но ещё долго после этого договорные отношения были скорее экзотикой. Считалось, что подобные документы вносят элемент меркантильности в любовные отношения двух людей. Но время идёт, и сейчас заключением брачного контракта не удивишь.

Глава Комитета Совета Федерации по социальной политике Валерий Рязанский считает, что брачные контракты не нужно закреплять в федеральном законе: «Всё должно быть по обоюдному согласию и начинать свою семью с недоверия нельзя. Я не исключаю эту процедуру, но делать это законом не нужно».

Категорически против обязательного заключения брачных контрактов выступает глава Комитета Госдумы по госстроительству и законодательству Павел Крашенинников. Он напомнил «Парламентской газете», что «возможность закрепить брачный контракт прописана в Семейном кодексе РФ с 1 марта 1996 года.

Не будем ломать основные семейные ценности. Если люди сами хотят подписывать контракт, то ради Бога.

«Не будем ломать основные семейные ценности. Если люди сами хотят подписывать контракт, то ради Бога. Жизнь вообще показывает, что контракты заключаются, как правило, не в первых браках, а во вторых-третьих. В первом браке — менее 5 процентов людей изъявляют желание. Договор определяет имущественные отношения, то есть за жизнь человек уже что-то приобрёл и старается  обезопасить себя от потерь. А в обычных ситуациях при разводе действует презумпция равенства долей», — объяснил депутат.

Председатель Комитета Государственной Думы по вопросам семьи, женщин и детей Тамара Плетнёва уверена, что подписывать или нет брачный контракт — дело каждой отдельной пары.

«Есть те, кто думают о любви, а есть те, которые давно уже всё просчитали, ещё до брака, и только и думают, как бы разделить имущество. Я считаю, что мы должны стремиться к женитьбе по любви, верить в доброе, растить детей и не думать о том, что кому достанется».

С этим согласен член Комитета Госдумы по международным делам Виталий Милонов: «Мне кажется, что брачный контракт не должен быть обязательным. Он же нужен для чего? Для развода, поэтому предполагать изначально, что брак будет прерван — нельзя». Депутат подчеркнул, что если рассматривать брак и развод как повседневную вещь, то это можно считать приемлемым, но для него лично это не так: «Брачный контракт для  тех, кто женится или выскакивает замуж, чтобы обрести свою выгоду. А нормальному человеку этого не нужно».

Член Комитета Совета Федерации по социальной политике Валентина Петренко заявила «Парламентской газете», что брачный контракт вообще унижает и обижает партнёров: «В России менталитет другой. Мы, в первую очередь, заключаем брак по любви, для нас это главное. Поэтому восприятие брака через контракт будет понято обществом неверно». Понуждение заключать такой контракт вызовет отторжение и человек вообще раздумает жениться или выходить замуж, считает сенатор.

Первый заместитель председателя Комиссии Общественной палаты по общественному контролю и взаимодействию с общественными советами Артём Кирьянов напомнил «Парламентской газете», что Семейный кодекс РФ подробно рассматривает вопросы брака, развода, раздела имущества: «Поэтому, уверен, что брачный контракт как обязательное требование — лишнее. И если у двоих есть вопросы в процессе развода, то лучше их решать в суде».

Расчёт любви не помеха

С одной стороны, контракт даёт возможность на бумаге закрепить сложные материальные вопросы в тот момент, когда двое любящих людей в состоянии и сами договориться. К сожалению, нередко в браке наступает момент, когда люди уже не в состоянии прийти к консенсусу. То есть брачный договор позволяет попросту не омрачать отношения ещё больше.

Брачный договор может быть оформлен как перед вступлением в брак, так и в любое время семейной жизни. Если влюбленные заключили договор до регистрации брака, контракт приобретает законную силу в ЗАГСе, как только отыграл марш Мендельсона.

В Федеральной нотариальной палате поясняют, что раз договор регулирует имущественные отношения между супругами, то, следовательно, предметом договора является имущество как совместное, так и каждого из супругов. То есть можно указать, что, например, на вашей даче вы будете жить по очереди, если разведётесь, а все бытовые приборы заберёт жена, ей-то они нужнее.

В договор можно включать любые условия, касающиеся имущественных отношений. В том числе прописывать порядок и способы несения семейных расходов, порядок предоставления денежного содержания друг другу, как в браке, так и после его расторжения.

Интересно, что в Единой информационной системе нотариата создан реестр брачных контрактов. Любой желающий его посмотреть не может, но любой нотариус может войти в систему и проверить, висят ли на человеке действующие брачные договоры. А практика показывает, что у некоторых граждан уже бывали попытки «забыть» о невыгодном для себя договоре при разделе, например, наследства.

А вот в Европе заключить брачный контракт — означает договориться, прийти к мировому соглашению о будущей семейной жизни, о меркантильности речи не идёт.

В Старом Свете брачный контракт может регулировать как имущественные, так и личные отношения. Например, одним из пунктов брачного контракта во Франции или Германии можно предусмотреть наступление неблагоприятных последствий для супруга, который злоупотребляет алкоголем или изменяет. В этом случае другой супруг, например, может забрать автомобиль или иное дорогостоящее имущество.

В России брачный контракт заключается в письменной форме и подлежит нотариальному удостоверению, а, например, в Англии, он допускается и в устной форме.

И, как было сказано выше, в России контракт можно заключить не обязательно до вступления в брак, но и во время его, то, например, во Франции, - лишь в момент государственной регистрации брака, в свидетельстве о браке делается отметка о наличии брачного договора. В Италии договор должен быть оформлен в местных органах власти, если же он касается недвижимости, то в органах, регистрирующих сделки с недвижимостью. Кроме того, если у нас пункты контракта можно менять в любое время, то в большинстве европейских стран этого делать нельзя.

И последнее отличие: в России нельзя заключать договор с недееспособными и ограниченно дееспособными людьми. А в странах Европы это возможно.

Примеры самых громких разводов российских бизнесменов

2014 год

Был официально расторгнут брак владельца «Интерроса» и генерального директора «Норильского никеля» Владимира Потанина и его супруги Натальи. Сейчас в суде идут процессы о разделе их имущества.

2013 год

Развелся предприниматель Аркадий Ротенберг, состояние которого тогда составляло 3,3 миллиарда долларов. Супруга Наталья пыталась убедить суд признать брачный договор недействительным, претендуя в случае успеха на половину совместного имущества. В сентябре суд отказался удовлетворить иск бывшей супруги Ротенберга.

2012 год

Развелись певица Анжелика Агурбаш и бизнесмен Николай Агурбаш. Они указывали, что споров о разделе совместно нажитого имущества и месте проживания ребёнка между ними нет. Через пару месяцев Кунцевский суд Москвы отклонил иск певицы о признании недействительным брачного договора.

2011 год

Российский бизнесмен Борис Березовский и его вторая супруга Галина урегулировали в лондонском Высоком суде вопрос о разводе.

Бизнесмен выплатил бывшей жене от 165 до 220 миллионов фунтов стерлингов. Туда входили наличные средства, акционерный капитал, а также пентхаус в одном из престижных жилых домов Лондона.

2009 год

Бизнесмен Владислав Доронин после 20 лет брака, развёлся со своей женой Екатериной из-за романа с топ-моделью Наоми Кэмпбелл. Этот шаг стоил ему 10 миллионов долларов.

Просмотров 3322

08.08.2017 20:19

Загрузка...

Популярно в соцсетях


Загрузка...