Природа приказала выжить!

Тема: Арктика: настоящее и будущее

В списке коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока всего 40 названий

Природа приказала выжить!

По данным археологии, предки кереков со времен палеолита жили на Камчатке и Чукотке

Общая численность исконных обитателей суровых земель не превышает 250 тысяч. Если учитывать только тех, кто по воле исторических судеб и природы смог освоиться и выжить именно в экстремальных условиях Крайнего Севера, то эта и без того невеликая цифра еще скромнее.

Самый маленький народ

Знаток Севера, ученый-географ и писатель-фантаст Игорь Забелин придумал в одном из рассказов хроноскоп — гипотетический прибор, способный расшифровывать скрытую от обыденного взгляда информацию на артефактах, оставшихся от исчезнувших народов и племен, и превращать ее в нечто вроде видеофильма. Одно из таких путешествий в прошлое его герои предпринимают на Чукотке, восстанавливая крупицы сведений об исчезнувшем племени коссов — «земляных людей».

Легенд о жителях подземелий на Севере и Дальнем Востоке немало, встречаются они и на материке, и у командорских алеутов. Но есть вполне реальный, хотя и уникально маленький народ, который относительно недавно по историческим меркам времени и впрямь находил себе убежище от стихий и в землянках, откуда зимами можно было выбраться только по снежным коридорам, и даже в береговых пещерах.

Магаданский археолог Николай Диков, открывший палеолит Камчатки и Чукотки, что принесло ему звание члена-корреспондента Академии наук СССР, в своих экспедициях на лодке «Бегущая по волнам» забирался в такие сверхукромные уголки Северо-Востока, где не бывали даже геологи. От него я услышал как-то рассказ о ночлеге в пещере, где он нашёл следы костров и наконечники стрел, некогда изготовленные из кости морских зверей предками современных кереков, которых без преувеличений можно назвать самым немногочисленным народом России.

По данным последних переписей населения, кереками считают себя меньше десятка жителей Чукотки. Этнографы полагают, впрочем, что на самом деле их гораздо больше, поразительно малые цифры связаны с трудностями учёта и с тем, что в нередких смешанных браках с чукчами керекские женщины называют при переписях себя принадлежащими к национальности мужа. Тем не менее они отнюдь не миф, а реальные люди, что признано включением их в официальный перечень коренных малочисленных народов.

Мир узнал о них в самом конце XIX столетия, и совершенно случайно. На излёте «века XIX, железного» на Чукотке последние три года своей жизни работал врач и полярный исследователь Леонид Гриневецкий. Среди многих его заслуг, в благодарность за которые в наше время в столице Чукотского автономного округа Гриневецкому поставлен памятник из бронзы, была борьба с американскими купцами, выменивавшими меха на «огненную воду», основание Ново-Мариинского поста, ставшего впоследствии современным Анадырем, и сбор многочисленных материалов об Анадырском округе. Возглавив в конце жизни эту практически не изученную территорию, статский советник Гриневецкий получил немалые возможности для продолжения изысканий, но, как написал позднее русский географ и этнограф Фёдор Буссе, болезнь «свела его в вечно мерзлую могилу на далеком Севере».

В бумагах Гриневецкого нашлась кипа тетрадей, заполненных неким «жителем села Марково» Г. Дьячковым, о котором тогда не было известно абсолютно ничего, кроме того, что по национальности он чуванец и что «талантливость автора блистательно выразилась в обобщениях расспросных сведений и личных наблюдений, почему у него мы находим прекрасные обзоры и выводы». Вопреки распространенному после 1917 года убеждению, что труды самоучек-самородков прежде были обречены на забвение, рукопись Дьячкова вышла отдельной книгой во Владивостоке. Позднее выяснилось, что автором её был сельский учитель Афанасий Дьячков — личность самобытная и незаурядная, труд которого по сию пору признается наиболее полным сводом сведений о Чукотке того времени.

Анадырь. Памятник первому «начальнику Чукотки» Леониду Гриневецкому, благодаря которому мир узнал о кереках. Фото РИА «НОВОСТИ»

Искренне стремившийся не упустить ничего примечательного из увиденного и услышанного о родных краях и их обитателях, автор упомянул, что чукчи на морских побережьях «живут в соседстве с кереками, от которых отличаются только языком: это племя занимает середину между чукчами и коряками, а по образу жизни вполне сходны с чукчами». Дьячков, по сути дела, вывел кереков из исторической тени, ибо их самоназвание до него учёные и не слыхивали, хотя упоминания о неком особом народе встречались со времен Семёна Дежнёва.

Попутно с дьячковским открытием выяснилось, что кереки никогда не были объясачены, то бишь не обогащали Российскую империю меховой податью — ясаком. Вопреки ходячему мнению о непременном угнетении «инородцев» царскими властями обложение кереков этой данью смахивало, по выражению этнографа Владимира Богораза, на… «полярный водевиль». Тогдашний «начальник Чукотки», а также весьма достойный исследователь Севера Николай Гондатти послал своего помощника с подарками в виде сахара и сухарей для керекских малышей. Их «боязливые отцы» пожертвовали в ответ несколько лисьих шкурок в ясачный фонд. В рапорте об этом анекдотичном событии оно было пышно названо «подчинением племени прежде совершенно независимого». Раза два после этого кереки привозили в Анадырь понемногу мехов, а потом перестали. Кажется, никто им об этом и не напоминал.

Близкое соседство с более многолюдными и энергичными народами оказало керекам не лучшую услугу. Сближение с чукчами повело их к ассимиляции, и никто не сможет сказать, суждено ли крохотному народу сохраниться в грядущих веках под своим названием.

Сами они забывать о своих корнях не собираются. Старший научный сотрудник Института этнологии и антропологии РАН имени Н.Н. Миклухо-Маклая Елена Батьянова, написавшая обширный «керекский» раздел коллективного труда «Народы Северо-Востока Сибири», сказала мне, что подъём этнического самосознания северян в 90-е годы прошлого века не миновал и кереков. Их представители бывали на съездах народов Севера. Участвуют они и в различных общественных движениях, ставящих своей целью сохранение культуры коренных народов Чукотки.

А керекам, право же, есть что хранить. Их сказки, записанные в середине XX века, порой просто очаровательны. Одну из них — о том, почему у лисиц кончик хвоста белый, — в какой-то мере впору сравнить с киплинговской версией происхождения слоновьего хобота. У великого англичанина нос неосторожного слоненка вытянул до современной длины коварный крокодил, а у кереков хитроумная лиса так напугала волка погремушкой из медвежьих позвонков, что белый полярный хищник потерял со страху свой хвост. Тогда находчивая кумушка отнесла трофей домой и наказала старшей дочери пришить по белому кусочку меха к лисьим хвостам!

Хочешь называться ительменом? Иди в суд

Жизнь на суровых окраинах Евразии всегда была нелегкой, и, прекрасно сознавая это, один из умнейших людей своего времени генерал-губернатор Сибири Михаил Сперанский при деятельном участии будущего декабриста Гавриила Батенькова разработал «Устав об управлении инородцев», действовавший с 1822 года практически до Октябрьской революции.

Так называемых «инородцев» авторы делили на оседлых, кочевых и бродячих. Примечательный этот документ, к примеру говоря, не дозволял селиться пришлым людям на землях «инородцев», запрещал продавать им спиртное. Чиновникам пришлось умерять жажду наживы, так как им категорически возбранялось вести с племенами какие-либо торговые дела. Инородцев разрешалось содержать под стражей «в важных только преступлениях обличаемых». За маловажные проступки их не дозволялось «отлучать» от промыслов.

Немало документов, связанных с коренными народами, было принято в CCCР и в постсоветское время. Совсем недавно на совещании в Государственной Думе депутат от Ямало-Ненецкого автономного округа Григорий Ледков предложил создать реестр коренных малочисленных народов, в который были бы поименно включены все северяне, имеющие право относиться к этой категории россиян. Может показаться, что эта идея чрезмерна, поскольку уже существует утвержденный Правительством России перечень коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации.

Ведущий научный сотрудник Института этнологии и антропологии РАН имени Н.Н. Миклухо-Маклая, эксперт Государственной Думы Наталья Новикова, к которой я обратился за консультацией, обрисовала целый спектр проблем, с учетом которых идея Ледкова предстает уже в другом свете.

"Древняя охота на моржей", резьба по кости. Репродукция. Фото: РИА Новости

Современный период применительно к этому вопросу она охарактеризовала как списочный. Есть перечень коренных народов, есть списки мест их традиционного проживания и традиционной же хозяйственной деятельности… Все это вполне уместно и оправданно, но сам механизм составления списков и жесткая привязка к ним вопросов защиты прав людей далеки от совершенства.

Лица, принадлежащие к этой категории наших сограждан, оказались приверженцами советской системы регистрации национальности в паспортах. Причём представители этих народов часто хотят, чтобы этот вопрос остался полностью в ведении органов государственной власти. Получается, что признанная антидемократичной фиксация национальной идентификации человека применительно к северянам многими признается вполне привлекательной. И верно: раз есть льготы, то право на них как-то надо доказать…

В 1999 году Президент РФ подписал Закон «О гарантиях прав коренных малочисленных народов РФ». Работа над ним продолжалась в течение десяти лет, в ней участвовали на разных этапах ученые и представители коренных малочисленных народов Севера, к которым он в первую очередь относится. Согласно этому закону, коренными малочисленными народами считаются народы, проживающие на территориях традиционного расселения своих предков, сохраняющие традиционный образ жизни, хозяйствование и промыслы, насчитывающие в Российской Федерации менее 50 тысяч человек и осознающие себя самостоятельными этническими общностями. Перечень этих народов утверждается Правительством. Однако надо сказать, что критерии, по которым следует причислять того или иного человека к тому или иному малочисленному народу, законом не определены.

Определенные проблемы возникают и в связи с принятым на федеральном уровне списком мест их проживания и хозяйственной деятельности. Данный документ, предназначенный для защиты прав этих народов, в современных условиях подчас является ограничением для них. Для того чтобы сохранить свои права, они вынуждены проживать в определенных районах, а если они выезжают из них, то независимо от причины, которой вполне может быть промышленное освоение территории, они оказываются уже «неполноправными аборигенами» или вообще могут потерять свои права.

«Списочный подход» порождает еще одну проблему. В 2009 году постановлением Правительства был определен список видов традиционной хозяйственной деятельности. У общин коренных народов возникают проблемы с регистрацией, так как их деятельность не всегда укладывается в рамки видов традиционной хозяйственной деятельности, указанных в этом постановлении. Вместе с тем, как отмечают многие аборигены, в нем явно не хватает, например, этнотуризма.

В некоторых регионах национальность коренных жителей подтверждают общественные организации. Еще в 1989 году академик Валерий Тишков предложил заменить паспортную фиксацию национальности составлением официальных списков коренных народов на уровне местных властей. По сути дела, это мнение ученого предвосхитило замысел депутата. При этом сугубо индивидуальное право самоидентификации должно дополняться коллективным правом местных общин и органов власти определять принадлежность граждан к той или иной группе, чтобы избежать возможных случаев злоупотреблений. Что поделаешь, привилегии и дополнительные права всегда притягивают желающих воспользоваться неположенными благами…

В последнее время складывается практика решения этого вопроса в судебном порядке. На Камчатке Вилючинский городской суд принял решение подтвердить принадлежность обратившегося в него заявителя к ительменам, так как его родители и более отдаленные предки являлись представителями этого народа.

Кереки 

Самая малочисленная народность Севера, проживающая в Беринговском районе Чукотского АО (они называют себя анкалгакку — «приморские люди»). Один из палеоазиатских народов России. К моменту выхода русских на побережье Берингова моря (XVII век) территория расселения кереков простиралась от Анадырского лимана до устья Олуки (по археологическим данным, следы древних керекских поселений прослеживаются и южнее — до мыса Олюторский). Вероятно, кереки — представители самой древней народности на Крайнем Северо-Востоке. Археологи выделяют древнекерекскую археологическую культуру (с первой половины I тысячелетия до н. э.). Кереки занимались рыболовством, морским зверобойным и пушным промыслом, охотой на дикого оленя и горного барана, собирательством, держали упряжных собак (считается, что именно они придумали запрягать собак цугом — попарно или по одной в ряд). В XVIII веке во время жестоких военных столкновений между чукчами и коряками кереки оказались между двух огней.

Следствием потерь от военных набегов, а также от эпидемий, прокатившихся по краю в конце этого столетия, стало резкое сокращение численности керекского этноса. По переписи 2010 года кереками себя записали 4 человека (в 2002 году — 8 человек, в 1959 году насчитывали около 100 человек). Делились на две группы: ыйулаллаку — «верхние», жившие в районе Наваринской бухты, и путылаллку — «нижние» — в низовьях р. Хатырки. Проживали в нескольких поселках отдельными семьями смешанно с чукчами, подверглись ассимиляции с их стороны. Керекский язык никогда не имел письменности и был языком общения в семье. Сохранилось примерно четыре-пять тысяч керекских слов.

Читайте наши новости в Яндекс.Дзен

Автор: Олег Дзюба

Просмотров 853

05.12.2018 00:00

Загрузка...

Популярно в соцсетях