Почему большевики хотели отказаться от кириллицы

24 мая в России отмечается День славянской письменности и культуры

Почему большевики хотели отказаться от кириллицы Коллаж Михаила Нилова

Русский язык — национальный язык русского народа - один из наиболее распространенных в мире. Шестой по общей численности говорящих на нем и восьмой по численности владеющих им как родным. Кроме того, он один из шести рабочих языков ООН, ЮНЕСКО и других международных организаций.

В письменной версии русский язык уже много столетий использует кириллический алфавит. Эту же графическую систему использовали многие славянские народы Европы и народы, входившие в состав Российской империи, позже — СССР. Однако сегодня некоторые страны отказываются от применения кириллицы и переходят на латиницу. Последний пример тому — Казахстан, который по заявлению его руководства, должен перейти на латиницу к 2025 году.

«Во дни сомнений, во дни тягостных раздумий о судьбах моей родины, — ты один мне поддержка и опора, о великий, могучий, правдивый и свободный русский язык!» - так отозвался о нем однажды классик отечественной литературы Иван Сергеевич Тургенев. Но когда мы читаем эти строки, то даже не задумываемся, что изложены они привычными нам и нашим предкам буквами русского алфавита под названием «кириллица». За долгие века своего существования этот алфавит стал неотъемлимой частью русской культуры и культуры многих других народов. Так как же он развивался и трансформировался вместе со страной? Чем это было вызвано? И почему в какой-то момент исторического развития кириллицу в России хотели поменять на латиницу?

Истоки

Долгие времена славянские племена, проживавшие на территории Европы и уже тогда имевшие письменность, пользовались распространенным алфавитом под названием «глаголица». Это был весьма сложный по начертанию алфавит, созданный на основе греческого, с использованием огромного количества знаков, некоторые из которых напоминали рисунки. Глаголица чем-то похожа на иероглифическое письмо, а иероглифика в эволюции знаков письменности предшествовала буквенному алфавиту, рассказывает декан филологического факультета Государственного института русского языка имени А.С. Пушкина Андрей Щербаков. А дальше события стали развиваться по канонической легенде. 

В IX веке в Моравию из Византии приезжают два монаха — Кирилл и Мефодий, названные впоследствии великими просветителями, создавшими тот самый алфавит, названный кириллицей. Создавали они его, правда, для перевода греческих богослужебных книг на славянские языки, но получилось так, что с течением времени кириллица не только получила более широкое распространение, но и стала частью светской жизни большинства славянских народов Европы. Заслуга Кирилла и Мефодия как раз и заключается в том, что они придумали такую графическую систему отображения звуков славянских языков, которая была максимально приспособлена именно под них, потому она и стала общеславянской.

Первоначально кириллический алфавит насчитывал 48 букв. За основу был взят также греческий алфавит, целиком вошедший в кириллицу, включая такие, как «пси», «кси», «фита», «ижица», долгое время остававшиеся в нем.

И добавлено еще 19 букв, отображавших звуки, не присутствовавшие в языке греческом, но имевшиеся в славянском. Вот и вся технология процесса, к которой следует прибавить, что Кириллом и Мефодием была создана более простая по начертанию графическая система, более удобная для письма, а значит, и для распространения знаний, ведь книги в то время переписывались, а не печатались. В результате кириллица распространилась в большинстве регионов Южной и Восточной Европы. По сути, это был колоссальный шаг вперед в эволюционном развитии.

Пришла она и на Русь, где существовала почти в первозданном виде, пока до нее не добрался царь-реформатор Петр I. Именно великому российскому императору принадлежит пальма первенства в реформировании кириллического алфавита. По его указу в 1708 году был создан русский гражданский шрифт, появились строчные варианты каждой буквы (до этого все они были заглавными), несколько букв из греческого алфавита были упразднены (кси, пси и так далее). Позднее возникли новые, например буква «ё» (ученые до сих пор спорят, кто ее автор — то ли историк Николай Карамзин, то ли княгиня Екатерина Дашкова). Так или иначе русский алфавит неуклонно приближался к современному состоянию.

Отречемся от старого мира

Следующая серьезная реформа русской графической системы была проведена в 1918 году, вскоре после Октябрьской революции. Строго говоря, реформа правописания готовилась еще в царские времена, по ее наполнению работала специальная комиссия. Старт реформе дало уже Временное правительство, а большевики, взяв власть в свои руки, придали ей ускорение. Вся реформа была направлена на упрощение языка: упразднялись некоторые буквы — «яти», «фита», «юсы», «десятеричное и». Изменялись правила правописания, грамматики, орфографии. Именно с 1918 года русский алфавит насчитывает те самые 33 буквы, которые дошли до наших дней…

Во всей этой истории можно понять, почему над реформой русского алфавита задумывалось еще царское правительство. Язык и алфавит как графическая система — это не одно и то же, объясняет ситуацию Андрей Щербаков. Алфавит призван отображать на письме звуки нашей речи, чтобы унифицировать две формы языка - устную и письменную. А язык, как живой организм, постоянно изменяется. Когда Кирилл и Мефодий создавали первый вариант алфавита и позже, в Средние века, состояние русского языка было другим и существовала необходимость в наличии нескольких букв, обозначавших разные по качеству звуки. Однако постепенно язык развивался: какие-то звуки просто совпали в произношении и обозначение их разными буквами стало ненужным. Поэтому в отличие от языка, куда вмешаться невозможно, в графическую систему необходимо вносить изменения, чтобы она соответствовала современному состоянию языка. Это, кстати, касается не только русского, но и всех других языков, имеющих письменный вариант.

Но здесь другое вызывает вопросы. Идет 1918 год. Россия по большому счету разрушена последствиями участия в Первой мировой войне и потрясениями от революционных событий. Экономика в упадке, в стране голод, начинается Гражданская война и интервенция. О хлебе надо думать, об обороне. Но большевики в самом начале своей государственной деятельности решают заняться вопросами реформирования русского языка. Почему?

Следовало придумать нечто, что поставило бы границу между старым миром, который нужно было разрушить, и новым, который еще предстояло построить.

Эксперт видит две основные причины. Первая. Поскольку речь шла об упрощении алфавита, правил орфографии, то эти действия решали проблему с повышением грамотности. На начало ХХ века в России подавляющее большинство населения жило в сельской местности и было сплошь неграмотным. При упрощении орфографической и графической системы образование и грамота становились более доступными для людей, то есть это была целенаправленная борьба с неграмотностью

Но имелась и вторая причина — идеологическая. Следовало придумать нечто, что поставило бы границу между старым миром, который нужно было разрушить, и новым, который еще предстояло построить. Как в известной революционной песне того времени: «Отречемся от старого мира, отряхнем его прах с наших ног!». И вполне возможно, идеологическая причина была далеко не последней, может, даже стояла на первом месте. Не случайно ведь процессом с благословления Ленина руководил нарком Луначарский, а решения принимались на высочайшем государственном уровне, что подчеркивает: решалась важная задача.

И в дальнейшем вопросам языковой политики правительством молодого Советского государства уделялось большое внимание, причем с очевидным идеологическим уклоном, который, похоже, никто и не скрывал. Так, воплощалась в жизнь идея всеобщего перехода на латинский алфавит. С 1923 по 1939 год из 72 письменных языков, существовавших на тот момент в СССР, 50 были переведены на латиницу. До русского языка дело не дошло, хотя идея такая была и это, конечно же, в первую очередь подчинялось идеологическим причинам. Нужно было вырастить поколение принципиально новых советских людей, для которых то, что веками создавалось хоть и на русском языке, но на старом кириллическом алфавите, было бы просто недоступно, оставалось за пределами их знаний, как идеологически чуждое и вредное.

Что и делалось, не считаясь с затратами. Процесс перевода с одной графической системы на другую сложен, дорог и растянут во времени. В СССР этим занимались выдающие ученые-лингвисты, трудились целые институты, все действия проходили под эгидой Академии наук. Продумывался каждый шаг. Ведь какое-то время две графические системы существуют параллельно, чтобы произошло привыкание, параллельно происходит процесс перевода издательской деятельности на новый алфавит, что требует переподготовки кадров, связанных с этими процессами. Но в первую очередь это должно касаться изменений в школах: нужно издавать новые учебники, готовить учителей. А еще следует менять вывески, документооборот, дорожные указатели и так далее и тому подобное. Это огромный труд и колоссальные финансовые затраты. 

Нужно сказать спасибо Сталину, который поставил крест на этих прожектах. Русский язык не тронули, а те языки народов СССР, которые успели перевести на латиницу, вернули на кириллицу. И какие бы ни были перегибы в языковой реформе в 20-30-е годы прошлого столетия, отдельным народам, у которых письменности не было, власти сделали огромный подарок: адаптировали кириллический алфавит под их языки. А это, несомненно, важно для сохранения культуры народов, обучения, издания книг, газет на родных языках.

Язык — это политика

Сегодня мы лишний раз убеждаемся в правильности тезиса о том, что история повторяется. На сегодняшний день от кириллицы к 2017 году уже отказались Молдавия, Азербайджан, Узбекистан и Туркменистан. Недавно о переходе на латиницу заявил Казахстан. Официальные причины называются разные, никто из руководителей этих прежде братских республик, а ныне независимых государств и словом не обмолвился, что делается это по идеологическим причинам. Однако наш собеседник Андрей Щербаков уверен, что языковые вопросы — это всегда вопросы политические, особенно в условиях существования многонациональных стран. И отказ от кириллицы, конечно же, связан с идеологическими соображениями. У образовавшихся на постсоветском пространстве государств еще не завершился процесс национальной самоидентификации и они желают хоть каким-то образом заявить о своей независимости или показать свое отличие от ближайшего соседа - России.

Если же рассматривать этот процесс с точки зрения глобализации, применительно к таким языкам, как русский и английский, то это уже вообще вопросы геополитики. И можно с большой долей уверенности предположить, что решения наших соседей связаны с тем, чтобы сориентировать свои страны и народы на более развитые в экономическом смысле государства, которые пользуются латиницей… Но здесь присутствует некоторая доля наивности, полагает наш собеседник. Никто не может предугадать, что будет через два-три десятилетия: не придет ли экономика тех стран в упадок, не появятся ли другие лидеры? И не придется ли тогда этим странам переходить на какой-то другой алфавит, на китайские иероглифы, например?

Вопрос, кстати, далеко не праздный. Например, в Таджикистане никто не объявлял об отказе от кириллического алфавита. Но в стране наблюдается очень серьезное проникновение Китая, действует немало центров по изучению китайского языка, причем бесплатных, и это привлекает многих. Таким образом и проводится экспансия в современных геополитических условиях. А распространение своего языка в других странах — это решение вопроса влияния, возникновение связей, за которыми стоят и политика и экономика.

Но все же если попытаться вывести за скобки идеологические соображения и политику и попытаться сравнить два алфавита — кириллицу и латиницу с практической точки зрения, то какой удобнее в использовании? По мнению Андрея Щербакова, такое сравнение не очень уместно. Практичнее тот алфавит, где начертание букв более удобное, и тот, который больше соответствует устной форме языка. И в этом смысле кириллица больше подходит для славян, в языках которых много шипящих звуков и есть знаки, их обозначающие. Но и это, как показывает жизнь, не критерий. В Чехии и Польше больше пользуются латиницей. А если взять такой язык, как сербско-хорватский, то хорваты пользуются латиницей, а сербы - кириллицей. Так сложилось исторически и не без политических вводных.

Не будет языка — не станет и государства

По разным подсчетам, около 110 языков в мире используют или использовали кириллический алфавит. И примерно столько же — латиницу. Но, судя по последним событиям, ареал использования кириллицы сужается. А это не может не сказываться на распространении и использовании русского языка. Достаточно часто приходится слышать комментарии о том, что русский язык теряет свою значимость, привлекательность и находится чуть ли не на стадии вымирания. Может быть, он вновь нуждается в реформах или, по крайней мере, в законодательной защите? 

Слухи о смерти русского языка сильно преувеличены, считает Андрей Щербаков. Но любой язык всегда отражает состояние общества. Он очень чутко на него реагирует, являясь своего рода зеркалом, в котором отражается происходящее в людях и умах. И если мы говорим, что язык упрощается или огрубляется, то это повод задуматься над тем, что мы сами такими становимся — проще, грубее, агрессивнее со всеми вытекающими последствиями. Эта реальность, от которой никуда не уйдешь, повлиять на которую практически невозможно даже законом.

Хотя в отдельных сферах жизни законодательное регулирование не повредило бы, особенно когда речь идет о публичной коммуникации — публикации в СМИ, публичные выступления политиков, делопроизводство, госуправление. Сегодня в стране действует два закона «О государственном языке Российской Федерации» и «О языках народов Российской Федерации». Но если второй более конкретен, в нем прописывается, где и как национальный язык может функционировать, то закон о государственном языке очень короток и неконкретен. И вот его, как представляется, следует переработать, более тщательно и конкретно прописать условия функционирования русского языка как государственного в отдельных сферах - в том же делопроизводстве, государственном или муниципальном управлении, может быть, в сфере образования.

Но в принципе регулировать законом функционирование русского языка, его состояние, как считает эксперт, невозможно. Здесь вопрос скорее личного отношения гражданина к родному языку. И если каждый из нас задумается над тем, как и что он говорит, или пишет, попытается что-то исправить, то это будет личный вклад каждого россиянина в сохранение нашего национального достояния — русского языка. Ведь на самом деле наше национальное достояние не Газпром, а русский язык. Не будет его - не будет и страны.



Автор: Николай Дорофеев

Просмотров 1399

24.05.2017

Популярно в соцсетях