Особая зона для продукции завтрашнего дня

Тема: «Особенности национальных проектов в Санкт-Петербурге»

В Петербурге создают привлекательные условия для инновационного бизнеса

26.11.2021 00:00

Автор: Александр Горелик

Особая зона для продукции завтрашнего дня
  © Александр Коряков/Коммерсантъ

Минимум налогов и бюрократии, максимум удобств — так в двух словах можно описать суть особой экономической зоны. Правда, в Петербурге стать её резидентом может не каж­дое предприятие: сюда пускают только тех, чей бизнес можно назвать инновационным.

ПАСПОРТ ОБЪЕКТА

Название: особая экономическая зона «Санкт­-Петербург» (площадки «Нойдорф» и «Новоорловская»)

Год создания: 2006

Вид работ: строительство объектов инфраструктуры, инженерная подготовка земельных участков, приспособление для инновационной деятельности

Стоимость проекта: 11 миллиардов рублей (только доля городского бюджета)

Время — деньги

Сейчас особая экономическая зона «Санкт-Петербург» — это две площадки: «Нойдорф» в Стрельне, открытая в 2010 году, и «Новоорловская» в Приморском районе, начавшая работу в 2017-м. Скоро будет и третья, а в планах — четвёртая. Петербургская ОЭЗ относится к технико-внедренческому, или инновационному, типу ОЭЗ (бывают ещё промышленные, туристические и портовые). Такой выбор продиктован самой природой Петербурга: огромное количество вузов, великолепная научная школа, обилие высококвалифицированных специалистов плюс близость к транспортным путям — морским, речным, воздушным, железнодорожным, автомобильным. Наконец, город находится у границ Евросоюза, что облегчает и экспорт продукции, и трансфер высоких технологий.

«Основной задачей на старте была борьба за иностранного инвестора, — рассказала гендиректор ОЭЗ «Санкт-Петербург» Тамара Рондалева. — Это территории с преференциями в ведении деятельности со свободным таможенным режимом, особым налоговым режимом и готовой инфраструктурой, которая позволяет инвес­торам на старте экономить до 30 процентов средств от капитальных затрат проекта. И до 30 процентов — времени».

Правда, на фоне кризиса и санкций концепция изменилась, и сейчас 90 процентов резидентов — отечественные. Они приходят на участки, где уже есть необходимое количество электричества, воды, теп­ла, так что им не приходится взаимодействовать с ресурсоснабжающими компаниями, решать проблемы подключения к сетям — для многих компаний это ключевой фактор.

Этому предшествовали годы подготовки: с 2006 года Петербург вкладывался в будущую особую зону — готовил площадки, инфраструктуру. За 15 лет он полностью обеспечил всем необходимым более 183 гектаров в Стрельне и в Приморском районе, потратив на это 11 миллиардов руб­лей. Но плюсы от этого получили все горожане.

«Для площадки «Новоорловская» модернизировали систему теплоснабжения, и ею пользуется не только особая экономическая зона, но и городские кварталы, — привела пример Тамара Рондалева. — Реконструировали дорогу в Каменку, продлили Суздальский проспект, построили часть Парашютной улицы — это делали для «Новоорловской», но сейчас мы видим, какими важными транспортными артериями стали эти магистрали для всех горожан. Модернизировали водораспределительные узлы. Если мы нанесём на карту все объекты, которые город построил для особой зоны, то мы увидим, как они разнесены и как работают на благо всего Петербурга».

Благодаря модернизации систем электроснабжения, которые питают «Новоорловскую» и «Нойдорф», разрастаются жилые комплексы на юго-западе, севере и северо-западе города — новые кварталы сразу могут подключаться к электросетям. «То есть создание зоны стало отправной точкой для развития огромных пространств вокруг», — резюмировала Рондалева.

В ОЭЗ ценят время инвесторов: от прохождения кандидатом в резиденты экспертного совета до заключения договора аренды проходит максимум два-три месяца — и уже можно начинать строительство на площадке. В портфолио зоны есть проект на 500 миллионов рублей, где путь от идеи до готовой продукции занял всего девять месяцев — инвесторы успели всё оформить, построить предприятие и запустить серьёзное производство. «Таких условий в городе больше невозможно найти, — уверена Рондалева. — У нас есть и другие быстро реализованные проекты. А резиденты, которые уже давно работают, сейчас строят вторые, третьи очереди производств». 

Генеральный директор АО "ОЭЗ", в ведении которой управление петербургскими площадками особых экономических зон "Нойдорф" и "Новоорловская", Тамара Рондалева © Евгений Павленко/Коммерсантъ

Наука — обязательно

На площадках «Нойдорф» и «Новоорловская» поселился не только крупный бизнес. Большинство предприятий — малые и средние. У некоторых объём инвестиций — до 30 миллионов рублей. Кто-то размещает в ОЭЗ исследовательские лаборатории, кто-то - заводы, кто-то — и то, и другое.

Сейчас статус резидентов имеет 61 компания — в масштабах города кажется, что не так уж и много. «Это более чем достаточно, — возразила Тамара Рондалева. — Ведь это не просто компании-дистрибьюторы или торгово-закупочные — это предприятия, которые занимаются разработками и производством, которые создают и накапливают технологии. Их деятельность — не сборка, не копирование того, что есть на рынке, не склады, не выпуск мебели, которые, конечно, тоже нужны городу, но для их поддержки есть другие инструменты. А у нас должна быть наука, разработки, то, что будет нужно нашему городу и стране завтра».

Сейчас объём заявленных инвестиций в петербургской ОЭЗ — 92 миллиарда рублей, а в бюджеты всех уровней резиденты уже перечислили 32 миллиарда рублей налогов, из них в региональный бюджет - около 14 миллиардов, то есть больше, чем город потратил на организацию особой экономической зоны.

Во всех аптеках и магазинах

То, что производит в ОЭЗ петербургский малый и средний бизнес, можно увидеть повсюду. Особенно во время пандемии: так сложилось, что многие фармацевтические предприятия «прописались» именно в особой экономической зоне. Они выпускают тест-системы, в том числе для диагностирования COVID-19, лекарства, которые помогают избежать осложнений после этой болезни, антисептики и даже вакцину «Спутник V». А скоро к ней добавится и «Спутник Лайт». Одно из предприятий производит оборудование для обеззараживания помещений и городского транспорта, включая метро.

«Это модернизированные инновационные производственные мощности с хорошо обученным персоналом, — рассказала Тамара Рондалева. — Поэтому, когда в прошлом году Россия столкнулась с новым вызовом, за очень короткое время наши предприятия смогли перестроиться на борьбу с коронавирусом».

Но не медициной единой. Почти в каждой буханке или батоне, которые покупают горожане, есть разработанные в ОЭЗ добавки, улучшающие качество муки и сохраняющие питательные свойства хлеба. Свежие тепличные овощи, выращенные для петербуржцев, защищают от вредителей… хищные насекомые, которых вывели и разводят в ОЭЗ, — ведь в теплицах нельзя использовать химикаты. Сложнейшую лазерную технику из особой зоны поставляют не только в Роскосмос и Минобороны, но и транспортникам: лазерный алкозамок не даёт завести автобус или грузовик, если в выдохе водителя есть пары спиртного.

«И во всех аптеках и супермаркетах можно найти продукцию, связанную с косметологией, произведённую нашими резидентами», — добавила Рондалева.

Люди и роботы

Особые экономические зоны существуют во многих регионах, но петербургская — самая компактная. В городе не так уж много земли, так что десятки производств сосредоточены на 183 гектарах. В других субъектах России территории зон — это тысячи гектаров.

На предприятиях в ОЭЗ «Санкт-Петербург» сейчас работают около 5,4 тысячи человек. Правда, по старым планам их должно было быть восемь тысяч, но сказался мировой тренд: всё чаще людей заменяют роботы, многие производства полностью автоматизированы. А вот кому замены нет — это умным головам.

«Все предприятия у нас имеют большую научную составляющую, все так или иначе занимаются научно-исследовательской деятельностью и разработкой инновационных продуктов», — заметила Рондалева.

Средняя зарплата работников предприятий-резидентов — около ста тысяч рублей, это вдвое больше, чем в среднем по Петербургу. Больше всего получают в фармакологии — это ориентир для других производств. 

«Проект особой экономической зоны было бы невозможно осуществить — и так успешно осуществить — без тесной связки с руководством города, и правительством, и Законодательным собранием, — уверена Рондалева. — Без такой всеобщей поддержки — профильных комитетов, вице-губернаторов, которые нас курируют, такой проект было бы не поднять».

«Особая экономическая зона — это место, где надо воспитывать патриотизм! — уверена председатель комиссии Заксобрания по промышленности, экономике и предпринимательству Ирина Иванова. — Ведь туда приходишь — и испытываешь настоящую гордость за страну, видишь, как можно организовать производство, какие уникальные вещи выпускать. Конечно, депутаты голосуют за налоговые льготы, которые город готов предоставить резидентам зоны, но резидентов пока мало, их нужно больше, а значит, нужны новые площадки. Бюджет много средств выделяет на развитие зоны, и как раз сейчас поправка губернатора предусмотрела ещё четыре миллиарда на освоение новых площадок. Мы обязательно это поддержим».

Проект реализован на средства гранта Санкт-Петербурга.