О подвиге Матросова узнаешь, когда подрастёшь

На некоторых школьных учебниках истории стоит маркировка «18+», не соответствующая возрасту учеников

14.05.2021 00:00

Автор: Валерий Филоненко

О подвиге Матросова узнаешь, когда подрастёшь
Фото: АГН Москва

Мало того, что сведения в учебниках не всегда полны и точны, о чём в своем недавнем Послании Федеральному Собранию упомянул президент Владимир Путин, так ещё и сами пособия промаркированы возрастным ограничением «18+». А это значит, что на кассе книжного магазина прилежному школьнику, скорее всего, посоветуют подтереть сопли, нежели продадут нужную книгу. «Парламентская газета» разбиралась, кто и почему сегодня лимитирует стремление детей приобщиться к шедеврам классической литературы или узнать поглубже историю своей страны.

«Яндекс» за издателей не в ответе

В фильме «Зеркало для героя» есть сцена, в которой две послевоенные школьницы, спрятавшись за кузовом «полуторки», негромко выхватывают из тетрадки богатые красотой рифмы про плачущих глухарей запрещённого тогда Есенина. Сегодняшняя ситуация с издательскими ограничениями снова делает стихи поэта недоступными для подростков.

Пару лет назад в Госдуме на парламентских слушаниях, где обсуждалась концепция законопроекта «О культуре», всплыла история, когда в Екатеринбурге 17-летней девочке отказались продавать стихи Сергея Есенина, а в Москве 15-летнему школьнику не продали книгу Виктора Гюго. Ещё один пример издательского произвола привела директор Российской государственной детской библиотеки Мария Веденяпина, рассказав про мальчика, которому отказались выдать в библиотеке «Сына полка» Валентина Катаева, промаркированного «16+».

По мнению законодателей, причина таких перегибов в действующем в стране с сентября 2012 года законе о защите детей от вредоносной информации. Регуляторные критерии в нём сильно размыты, вот издатели на всякий случай и завышают возрастные рестрикции. Причём даже для школьных пособий.

К примеру, вторая часть учебника по истории России для 9-го класса Николая Арсентьева издательства «Просвещение» на «Яндекс.Маркете» числится в категории «18+». На обложке изображён император Александр II, и, возможно, осмотрительные издатели, памятуя о его не слишком трепетном отношении к семейным узам, решили так оградить пытливый ум школьника от изучения многогранной и любвеобильной натуры государя. Но с другой стороны, это царь-реформатор, не только отменивший крепостное право, но и заложивший основы местного самоуправления. Разве эти сведения не стоит изучать потомкам?

По воле издателей мимо школьников стороной проходят подробности значимых войсковых операций Великой Отечественной войны в учебнике истории для 9-го класса (авторы — Сухов, Абдулаев, Морозов) издательства «Мнемозина» — там тоже стоит ограничение «18+». Почему? Издатели боятся, как бы дети не узнали жестокую правду о преступлениях нацистов и о том, как гнали фашистскую нечисть с родной земли? Не понятно.

В ответе на вопрос «Парламентской газеты» в «Яндексе» подтвердили очевидную нелепость ситуации. «Действительно, на ряд учебников установлено возрастное ограничение от 18 лет», — признали в службе поддержки. Представитель компании также пояснил, что критерии в законе о защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию, не прописаны, «поэтому по факту классическую литературу тоже маркируют».

Фото: АГН Москва

«У «Войны и мира», изданной «Эксмо», возрастное ограничение «16+», а у той же книги издательства «Азбука» возрастного ограничения нет», — привели пример в «Яндексе».

Классику без ограничений

В Госдуме выступили против такого формального, механистического исполнения закона о защите детей от вредной информации. Группа депутатов во главе с председателем Комитета по культуре Еленой Ямпольской разработала законопроект, вводящий особое регулирование в отношении произведений литературы и искусства.

По мнению парламентариев, это абсурд: на книги стоят ограничения, и при этом на телевидении в прайм-тайм каждый день мусолят подробности личной жизни «звёзд».

Поправки должны будут отменить запрет или ограничение доступа детей к культурным ценностям и культурным благам. Также депутаты предлагают снять возрастные ограничения на произведения и авторов, рекомендованных для образовательных программ. Маркировку уберут и с фильмов, которые можно демонстрировать без прокатных удостоверений, а также отечественных картин, созданных до 1991 года.

«Мы провели многократное тестирование общественного мнения — и в рамках специально проведённого круглого стола, и на Общественном совете при Комитете, и на парламентских слушаниях по новому закону о культуре. И ни разу наши идеи не встретили сопротивления, — ранее рассказала «Парламентской газете» Елена Ямпольская. — Напротив, педагоги, чиновники различных ведомств, кинопрокатчики, работники музеев и библиотек, директора книжных магазинов в один голос говорили: ради бога, избавьте нас от этого абсурда! Бунин, Набоков, Есенин, Бродский, Довлатов не могут причинить человеку вреда ни в каком возрасте».

Депутаты предложили наделить Правительство полномочием определять критерии, по которым произведение можно отнести к имеющим значительную историческую, художественную или иную культурную ценность для общества. Такие книги и фильмы нельзя будет запрещать детям.

Спасение от абсурда

Возрастную маркировку ввели, чтобы защитить детей от вредной информации. Но, как многие благие намерения, её не довели до ума — в этот раз оказалось сложным создать адекватную модель описания критериев произведений.

«Понятно, что если «Преступление и наказание» изучают в школе, то нужно решить, что роман не должен относиться к литературным произведениям с актами насилия либо его надо исключать из школьной программы, или изучать уже в вузе», — пояснил «Парламентской газете» основатель одной из крупнейших книготорговых сетей, член правления Российского книжного союза Денис Котов.

Тот же принцип, по его мнению, разумно применять и для учебной литературы: «Речь идёт о размытых описаниях в законе и отсутствии публичных фигур, которые отвечают за дальнейшую проработку этого закона. Нет и определённых сроков разработки поправок, которые доведут документ до здравомысленного и качественного состояния», — уточнил Котов.

Другого пути, кроме совершенствования законодательства, нет, считает он. Процесс этот станет гораздо эффективнее, если государство будет оплачивать работу компетентной публичной группы экспертов, «которая в дискуссиях и обсуждениях выработает более детализированные принципы, логику и критерии возрастных цензов на литературные произведения».

Разные возрастные ограничения на школьные учебники в разных издательствах Денис Котов объяснил желанием производителей книг подстраховаться на всякий случай, чтобы не нарваться на штраф и другие санкции. «В некоторых случаях желание минимизировать возможные риски сопровождается избыточным усердием — ограничения выставляют «с запасом», чтобы у проверяющих органов не возникало вообще никаких вопросов», — признал эксперт.

Избавиться от абсурда поможет единая государственная цифровая платформа — обязательный для всех издателей книжный каталог. «Тогда к возрастной маркировке книг можно будет привлекать квалифицированных экспертов, например из Российского книжного союза, — пояснил суть новации Котов. — Соответственно, эта маркировка появится в учётной системе, и все издатели того или иного произведения будут автоматически указывать тот маркер, который государство определило, исходя из своей информационной политики».

Фото: ПГ

Создание подобной книжной цифровой платформы позволит не просто трансформировать издательскую отрасль, переведя её в современный формат, но и повысит инвестиционный потенциал книжной сферы, считает эксперт. «Потому что сейчас все книжные организации создают свои справочники. Каждый книжный магазин, сети книжных магазинов или библиотеки описывают одну и ту же книгу сотни раз, нередко с ошибками, погрешностями, что приводит к тому, что одна и та же книга в их базах числится по-разному. Из-за этого вести единую политику по поводу возрастных ограничений очень сложно», — отметил Денис Котов.

Читайте также:

• Минпросвещения хочет заменить учебники по истории в колледжах • Минпросвещения проверит школьные программы по истории

Он добавил, что для решения проблемы государство должно взять на себя проведение качественной экспертизы и определение критериев, по которым литературное произведение следует относить к определённой возрастной категории.

Журналиста за ошибку не накажут

Законодатели намерены не только покончить с издательскими перестраховками, но и разобраться, кто должен отвечать, если в СМИ размещены анонсы спектаклей и прочих зрелищных мероприятий с неправильной возрастной маркировкой. По мнению депутатов, вина за это лежит не на журналистах, а на организаторах мероприятий, предоставивших некорректную информацию. Об это говорит законопроект (№978471-7), который сейчас рассматривает Госдума.

Один из соавторов документа, первый зампредседателя Комитета Госдумы по информполитике, информационным технологиям и связи Сергей Боярский сообщил, что действующий КоАП возлагает ответственность на редакции СМИ, если они укажут неправильную возрастную маркировку в теле-, радиопрограммах или каталогах информационной продукции. Только если такие публикации размещают по договору с заказчиком, ответственность возлагается на последнего, а не на СМИ. Однако анонсы спектаклей, концертов, фестивалей и прочих шоу нынешний закон не учитывает, и кто там должен отвечать за корректные возрастные метки, неясно.

В Госдуму поступает масса обращений СМИ с жалобами на штрафы за неверную маркировку зрелищных массовых мероприятий. С начала 2018 года суды вынесли 130 постановлений в отношении СМИ о наложении штрафов на общую сумму более 550 тысяч рублей.

«Законопроект снимает избыточное ограничение на редакционные коллективы, которые, на наш взгляд, несправедливо несли ответственность за неверную возрастную маркировку публичных мероприятий, — пояснил «Парламентской газете» соавтор законопроекта, депутат Госдумы Евгений Ревенко. — Мы считаем, что ответственность за точную маркировку должны нести прежде всего организаторы. Данный законопроект мы рассматриваем как позитивный сигнал журналистскому сообществу, чьи интересы он в полной мере и защищает».