Москволенинград так и не построили

100 лет назад, в марте 1918 года, советское правительство переехало из Петрограда в Москву

Москволенинград так и не построили

Москва стала столицей Русского государства в конце XV века при князе Иване III Васильевиче. И перестала ею быть в XVIII, когда в 1712 году царь Петр Первый перенес ее в построенный им Санкт-Петербург. «И перед младшею столицей / Померкла старая Москва / Как перед новою царицей / Порфироносная вдова», — написал в «Медном всаднике» Александр Пушкин. Но стольным градом Петербургу, а впоследствии Петрограду суждено было быть до марта 1918 года, когда его покинуло большевистское правительство во главе с Владимиром Лениным.

ПЕРЕЕЗД ИЛИ БЕГСТВО?

Правда, еще в 1915 году царские власти задумывались о переносе в Москву части правительственных учреждений и оборонных заводов — шла Первая мировая война, а Петроград в силу его местоположения был весьма уязвим. Когда осенью 1917 года немецкие войска приблизились к городу, о переезде задумалось и Временное правительство, за что его критиковали большевики.

А после Октябрьской революции немецкая армия заняла Псков, и над Петроградом нависла совсем уже реальная угроза захвата. Тогда-то об эвакуации стали помышлять и ленинцы.

К середине февраля 1918 года обстановка на фронте стала критической — немецкие войска находились в нескольких десятках километров от Петрограда. Совнарком 21 февраля издал декрет-воззвание «Социалистическое отечество в опасности!», а 26 февраля принял решение о перебазировании в Москву - его инициатором был управделами Сов-наркома Владимир Бонч-Бруевич.

Газета «Знамя труда» в те дни писала: «Петроград представляет собой объект для нападений и наступлений, во втором случае ему грозит также постоянная угроза нападения не только с суши, но и с моря. Поэтому если нужно вообще сохранять столицы, то, конечно, нужно избавить их от риска быть захваченными врагом».

Начали большевики с эвакуации ценных бумаг, золотого запаса и переселения иностранных дипмиссий. Посольство США, например, было выселено в Вологду. Но общественности о своих планах большевистское правительство не сообщало, наоборот, Феликс Дзержинский заявил о том, что слухи о переносе столицы не более чем слухи.

Официально столицей Москва была названа в 1922 году, после образования Союза Советских Социалистических Республик. А в 1924-м, после смерти Ленина, Петроград стал Ленинградом».

Большевики боялись не только немцев. Страшило их и то, что в Петрограде усиливались контрреволюционные настроения. Начали бастовать служащие почты, телеграфа, работники банков, учителя. Встали некоторые заводы. Все это сопровождалось сокращением продовольственного снабжения города — хлебный паек уменьшился до 120 граммов в день, а также мародерством и разбоем матросов, солдат-дезертиров и различных беженцев. Плюс к тому иностранный шпионаж и деятельность политических провокаторов.

В общем, власть могла в любой момент рухнуть. Но переезду ее в Первопрестольную сопротивлялись меньшевики, заявившие в газете «Новая жизнь»: «Что такое Москва? — провинциальный город с двухмиллионным населением, живущий своей жизнью, куда явятся тысячи пришельцев из Петрограда, чтобы править не только Москвой, но и всей Россией».

Однако вечером 10 марта из Смольного вышли Ленин вместе с женой, сестрой и Бонч-Бруевичем, сели в автомобиль и поехали на пустырь за Московской заставой. Там чекисты посадили всех в спецсостав №4001. Бонч-Бруевич вспоминал потом о своем замысле: «Накопить спальных вагонов, в последний момент сформировать поезд и выехать без огней, пока не достигнем главных путей Николаевской железной дороги».

Конспирация была во всем. Поезд №4001 вклинился между двумя другими поездами, в которых в Москву направлялись сотрудники комиссариатов и служащие управделами Совнаркома. В пути предполагалось три раза поменять паровоз и поездную бригаду. Но эвакуация едва не сорвалась — в 160 километрах от Петрограда дорогу составу преградил товарняк с дезертирами. Они хотели захватить 4001-й, не подозревая, что в нем едет вождь революции с домочадцами. Но сопровождавшие литерный латышские стрелки выкатили пулеметы, и дезертиры сложили оружие. 

Поезд с Лениным прибыл на Николаевский вокзал Москвы спустя почти сутки после отъезда из Петрограда, 11 марта около 20 часов. А 16 марта IV Всероссийский съезд Советов объявил о переносе столицы в Москву. Перенос был назван временным, до преодоления кризиса, который переживает русская революция. Большевистские газеты писали: «Незачем говорить, что и после временного перенесения столицы Петроград остается первым городом русской революции». Однако нет ничего более постоянного, чем временное, особенно в нашей стране.

Ленин и Крупская вначале поселились в гостинице «Националь», где их охраняли латышские стрелки, а затем переместились в Кремль, в здание бывшего сената. Устроились, надо заметить, скромно — в комнатах, где раньше жили сторожа. Но для аппаратчиков Сов-наркома срочно расчищались «номера» - так, за один час было предписано освободить 30 меблированных комнат «Бельгия» на Тверской улице. А дальше большевики стали выселять из Москвы всех монархистов и капиталистов, конфискуя в пользу советской власти их особняки и квартиры.

Официально столицей Москва была названа в 1922 году, после образования Союза Советских Социалистических Республик. А в 1924-м, после смерти Ленина, Петроград стал Ленинградом.

«ОН БЫЛ РОЖДЕН ИМПЕРСКОЙ СТАТЬ СТОЛИЦЕЙ…»

За сто минувших лет два столичных города превратились в мегаполисы, значительно расширив границы. Им многое пришлось пережить. Оба стали городами-героями в Великую Отечественную войну: Москва — за героическую оборону в 1941-1942 годах, Ленинград - за подвиг, совершенный в годы беспримерной блокады. После войны они активно застраивались и развивали промышленность… Я, коренной ленинградец-петербуржец, после 50-летия переехавший в Москву, помню, как в детстве разглядывал огромные стенды «Москва и Ленинград соревнуются» с фотографиями выпущенных в столице новых «Москвичей» и новых тракторов «Кировец», сошедших с конвейера Кировского завода.

Потеря Ленинградом столичного статуса не то чтобы сильно, но задевала его жителей. В послевоенные годы многие ожидали, что город на Неве будет провозглашен столицей РСФСР, затем появилась идея возводить новостройки вдоль Октябрьской железной дороги — так, чтобы постепенно возникла единая столица - то ли Москволенинград, то ли Москвоград… Но в канун 300-летия Санкт-Петербурга, в 2003 году (а вернул себе город историческое название по итогам референдума в 1991-м), более половины опрошенных жителей его были категорически против перенесения столицы на невские берега.

Хотя тема утраченной столицы периодически возникала в литературе. Еще в 1960 году поэт Наум Коржавин написал такие строки: «Он был рожден имперской стать столицей, / В нем этим смыслом все озарено. / И он с иною ролью примириться / Не может. И не сможет все равно…» А другой поэт, Лев Озеров, «выковал» для Ленинграда формулировку «Великий город с областной судьбой» (ее ошибочно приписывают писателю Даниилу Гранину).

Когда-то город называли столицей российской провинции (хотя его знаменитый житель Сергей Довлатов считал, что более западного города в стране нет). В лихие 90-е Петербург окрестили сначала криминальной столицей России, затем он получил неофициальный статус культурной столицы. Но к своему 300-летнему юбилею он порядком обветшал и смог вернуть свой блеск благодаря солидным вложениям федеральных денег.

Насчет культурной столицы тоже в общем-то натяжка. Да — Эрмитаж, да - Русский музей, великолепные дворцово-парковые ансамбли в пригородах. Но театров, например, в Москве всегда было больше и современное искусство развивается  значительно активнее.

Что касается видных политиков, то город на Неве всегда был ими богат. Вспомним Сергея Кирова, любимца партии, чья смерть породила слухи о «руке Сталина», который испытывал ревность к вождю ленинградских коммунистов. В середине 80-х шансы встать во главе государства были у Григория Романова, долго руководившего Ленинградским обкомом. В 90-е блистал мэр Петербурга Анатолий Собчак, приложивший много усилий для спасения города от грозившего ему голода. Ну и не будем забывать, что множество нынешних руководителей страны, начиная с президента Владимира Путина, — выходцы из Петербурга. Среди них - губернатор города с 2003 по 2011 год Валентина Матвиенко, ставшая председателем Совета Федерации. Ей удалось увеличить петербургский бюджет в несколько раз, на 41 процент возросло количество малых предприятий и привлечено больше инвестиций в город.

В последние годы не раз возникали разговоры о том, что столицу страны надо бы перенести — то в Нижний Новгород, то в Новосибирск. Дескать, Москва задыхается от перенасыщенности чиновным людом, к тому же в глубинке проблемы страны ощутимее. На этом фоне не так давно Петербург получил некоторые столичные функции - сюда переехали Конституционный суд и Главный штаб ВМФ. Говорилось и о переводе Верховного и Высшего арбитражного судов, но этого не произошло.

Правда, председатель Совета Санкт-Петербургского городского отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры (ВООПИиК) Александр Марголис считает передачу городу некоторых столичных функций неким театральным действом. «Никаких существенных перемен после переезда в Петербург Конституционного суда, а также после возвращения на берега Невы Главного штаба ВМФ не произошло, — говорит он. - Уверен, если к нам переедет Верховный суд, это никак не скажется на самооценке горожан, не прибавит городу «столичности», кроме увеличения пробок в историческом центре».

В Петербурге в отличие от Москвы достаточно сильное градозащитное движение. Оно зародилось в конце 80-х годов прошлого века, когда молодые люди устраивали акции по спасению от сноса Дома Дельвига и «Англетера». Не все удалось, но движение действует и поныне. Его активисты говорят о том, что город, включенный в список Всемирного культурного наследия ЮНЕСКО, нуждается в гораздо большей ответственности федеральных властей за национальное и всемирное достояние, находящееся в нем. Только региональными силами его не сохранить.

Что думают московские петербуржцы

Парламентариям, представляющим Петербург, мы задали три одинаковых вопроса:

1. Вы живете на два города. Как часто бываете в Петербурге и какие вопросы там приходится решать?

2. Дал ли что-нибудь Петербургу перевод части столичных функций?

3. Чувствуете ли вы разницу в образе жизни москвичей и петербуржцев или ее нет?

Андрей КУТЕПОВ
Андрей КУТЕПОВ председатель Комитета Совета Федерации по Регламенту и организации парламентской деятельности 1. В Петербурге бываю довольно часто: полнедели в одном городе, полнедели в другом. Жизнь на два города, мне кажется, уже давно вошла у петербуржцев в привычку. Постоянные переезды уже как неотъемлемая часть жизни. Между тем хочу отметить, что москвичом я себя не чувствую и, скорее всего, не стану им никогда. По-прежнему петербуржец. Моя жизнь — в Петербурге, моя семья живет в Петербурге. В Москве я работаю.
Но хочу заметить, что вопросы, которые я решаю в Москве, исходят в первую очередь из Петербурга. Поэтому нельзя сказать, что в Северной столице я решаю одни вопросы, в Москве другие. Все взаимосвязано. Например, летом прошлого года обратился за помощью петербургский водоканал по вопросам закупок по №44-ФЗ, за ним потянулись ТЭК и метрополитен. И именно по их вопросам мы провели ряд мероприятий, собрав представителей из всех регионов, чтобы понять, региональные это проблемы или их нужно решать на федеральном уровне.
Изменения в законе о садоводах, который мы переписали заново и внесли более 36 поправок, также были инициированы из Петербурга. Теперь отзывы идут из всех регионов — благодарят, присылают свои предложения. Вообще когда в субъектах чувствуют поддержку и видят, что их инициативы нужны и принимаются во внимание, идет очень активное взаимодействие. Мы, как палата регионов, именно этого и добиваемся.
Вопросов, которые идут из родного города, много, и все их мы стараемся решить: частично на федеральном, частично на региональном уровне. Это и статус многодетной семьи, и парковки, особые экономические зоны и многие другие.

2. Конституционный суд переехал в Санкт-Петербург, ожидаем, что переедет и Верховный. На мой взгляд, нужно, чтобы органы власти не концентрировались в одном городе. Так происходит по всему миру. Нужно переводить ведомства и в другие города. Люди будут ездить между городами. Руководители должны знать, что происходит в разных уголках страны. Раньше было введено пять лет на одном месте работы, пять — на другом. Больше контактов, больше друзей. Сейчас все больше концентрируется вокруг Москвы, и это не совсем правильно. Все смотрят на Москву и мечтают переехать в столицу. Нужно развивать регионы, высшие учебные заведения, развивать спорт, поднимать уровень жизни.

3. На мой опять же взгляд, сегодня это очень схожие города. Почти нет разницы. Многие высокообразованные люди работают и в Москве, и в Санкт-Петербурге. И чувствуют себя комфортно в обоих городах. Считаю, границы между Москвой и Санкт-Петербургом размыты и в поведении людей, и в организации трудовой деятельности. Я, например, как просыпался рано в Петербурге, так же рано встаю и в Москве. Говорят, что Москва динамичнее и тут быстрее работается. Но я не думаю, что это зависит от города, скорее от человека и его образа жизни.

 

Владимир БОРТКО
Владимир БОРТКО первый заместитель председателя Комитета Госдумы по культуре 1. В Петербурге бываю часто. Принимаю там своих избирателей на Малой Морской улице. Больше всего у них проблем с ЖКХ, далее жалуются на несправедливость начальства и на криминал. Многим удается помогать. Помог и целому Институту растение имени Вавилова, где собрана коллекция образцов и семян всех растений планеты. Ее спасли в блокаду. Но поскольку институт находится в самом центре, на Исаакиевской площади, его здание не так давно пытались отнять. Но мы его отстояли.

2. Перевод Конституционного суда — это, конечно серьезно. Но вообще-то изменений в жизни городе не произошло. Ну хотя бы здание красивое отремонтировали.

3. Разница колоссальная! Несоизмеримая. Ее чувствуешь сразу, как только выходишь из Московского вокзала. Город неухоженный какой-то. Он сереет и беднеет. В Москве дороги выложены толстым слоем пятисотрублевых купюр, а в Питере они ужасны. Уезжают оттуда многие. И актеры в том числе — Хабенский, Пореченков… Культурная жизнь стала невозможной совершенно. С этим со всем надо что-то делать.

 

Сергей БОЯРСКИИ
Сергей БОЯРСКИИ заместитель председателя Комитета Госдумы по экологии и охране окружающей среды 1. В Петербурге я бываю каждые выходные, помимо региональных недель, когда все депутаты разъезжаются по своим избирательным округам. В родном городе интересуюсь экологической ситуацией, закрытием мусорных полигонов, новой системой сбора и переработки отходов.

2. Москва перенасыщена чиновными ведомствами. Она должна делиться своими функциями. Я бы перевел в Петербург Министерство культуры, все-таки город считается культурной столицей. И с другими регионами Москве стоит поделиться функциями. Ведь это полезно и для развития экономики, и для инвестиций — бизнес всегда стремится следовать за властью.

3. Конечно, разница ощущается. Прежде всего, в том, что в Москве все гораздо быстрее, стремительнее, чем в Петербурге.

Читайте наши новости в Яндекс.Дзен
Просмотров 1774

10.03.2018 00:00

Загрузка...

Популярно в соцсетях


Загрузка...