Молодых учёных хотят обеспечить жильём и предоставить им свободу творчества

Законопроект об особом статусе начинающих исследователей планируют внести в осеннюю сессию

Молодых учёных хотят обеспечить жильём и предоставить им свободу творчества
  © Игорь Самохвалов/ПГ

Даже самые продвинутые онлайн-курсы никогда не заменят вуз, потому что без живого общения с преподавателями нельзя получить качественное высшее образование, уверен глава Минобрнауки. О том, как будет меняться система высшего образования, в каких отраслях науки Россия может претендовать на мировое лидерство и какие надежды в министерстве связывают с VIII созывом Госдумы, Валерий Фальков рассказал в видеоинтервью «Парламентской газете».

- Буквально сегодня (14 сентября) вступило в силу постановление о проведении масштабных проектов мирового уровня с выделением грантов сроком до 3 лет. Сколько бюджетных средств предусмотрено для научных проектов мирового уровня?

- Сегодня для исследователей проводится большое количество конкурсов. В данный момент — по двум крупнейшим федеральным научно-техническим программам: синхротронным и нейтронным исследованиям и биоресурсной коллекции. Все эти программы — с многомиллиардными объёмами финансирования. Напомню, в 2020 году на исследования было выделено средств больше, чем было ранее. И в дальнейшем, до 2024 года финансирование фундаментальной науки так или иначе будет увеличиваться. И это, пожалуй, одно из главных достижений по сравнению с предыдущими периодами.

- Президент поставил перед российскими учёными задачу обеспечить к 2024 году присутствие России в десятке стран-лидеров по объёму научных исследований и разработок. В каких отраслях отечественная наука, на ваш взгляд, может претендовать на лидерство?

- С учётом имеющихся у нас заделов и современных вызовов в первую очередь необходимо сохранить наши сильные позиции в области ядерной физики. Сегодня мы реализуем очень содержательную программу в НИЦ «Курчатовский институт», ОИЯИ, Институте имени Будкера в Новосибирске и других. Не менее перспективными направлениями являются все вопросы климатической повестки и экологии. Наконец, третий блок — всё, что касается работ с искусственным интеллектом, машинным обучением и большими данными. Ну и, конечно, COVID показал актуальность медико-биологических исследований, в первую очередь  по предупреждению антимикробной резиcтентности. Сегодня очень важным является умение быстро разрабатывать вакцины как ответ на новые инфекции и формировать санитарный щит.

- Минобрнауки вместе с парламентариями работает над законопроектом о закреплении в российском законодательстве статуса молодого учёного. Будет ли эта работа завершена в текущем году?  Какие соцгарантии нужно предоставить молодым учёным, чтобы предотвратить «утечку умов»?

- Мы хотим завершить эту работу с новым составом Госдумы. Я очень надеюсь, что в осеннюю сессию мы начнём рассматривать этот вопрос в первом чтении. Есть, конечно, определённые разночтения, разногласия. Но все ведомства и представители экспертного сообщества единодушны в том, что молодому учёному нужен особый статус. Что касается социальных гарантий, самое главное — это решение вопроса с жильём. На втором месте — стабильная зарплата. Не менее значима атмосфера творчества, свободы исследований, постоянного научного поиска, чтобы молодым людям было интересно делать большие значимые проекты. Если этого нет, то и жильё, и заработная плата — важные, но не ключевые стимулы, чтобы заниматься научной деятельностью в конкретном регионе.

- Из-за пандемии многие вопросы последние полтора года приходилось решать в оперативном порядке, в том числе разрабатывать и корректировать некоторые законы. Как вы оцениваете взаимодействие вашего министерства с депутатами VII созыва?

- Пользуясь случаем, хочу поблагодарить депутатов за сотрудничество. В условиях коронавируса нам вместе пришлось принимать непростые решения. Особенно хочу отметить председателя профильного комитета Вячеслава Никонова, лидеров парламентских фракций. Я думаю, что самым важным результатом работы стало согласование наших позиций в части основных параметров высшего образования. Самое главное достижение, что система высшего образования не ушла в штопор. В сложнейших условиях было организовано обучение, в целом все решения были приняты правильно. Представьте, если бы мы поставили на паузу работу университетов. И в том, что этого не случилось, роль парламента чрезвычайно велика.

 - Во время пандемии дистант стал неотъемлемой частью нашей жизни. Однако Госдума отложила рассмотрение законопроекта о дистанционном образовании, так как он вызвал дискуссии в обществе. Нужен ли, по вашему мнению, если не завтра, то со временем, некий базовый закон об онлайн-образовании как основа для разработки дальнейших, более точечных нормативных актов?

- У нас есть хороший Закон «Об образовании» — единый нормативный акт высшей юридической силы. В этом документе системно регулируется большинство наиболее важных общественных отношений, посвящённых общему, среднему и высшему образованию и последипломному обучению. Мне кажется, что лучше обращаться к этому базовому закону и вносить какие-то коррективы. Тут важно на скорую руку не принять изменения.

© Игорь Самохвалов/ПГ

- Остается ли актуальной сегодня тема нового закона о науке, который обсуждается долгие годы? Может ли он стать предметом для совместной работы с депутатами нового созыва?

- Надо понимать, что сама постановка вопроса о новом законе о науке неизбежно требует решения ряда принципиальных вопросов, касающихся статуса учёного и  исследовательской сферы.

Ведь закон должен примирять, а не разделять людей, он должен быть в интересах большинства, отражать чаяния и настроения в обществе. И в этом смысле по целому ряду вопросов ещё предстоит найти консенсус. Я думаю, точечные изменения действующего закона, возможно, и нужны. А когда мы созреем принципиально, мы можем подойти к новому закону о науке. Когда это произойдёт? Может быть, через год, полтора или два. Я  бы пока не форсировал события.

- Сегодня в России науку финансирует в основном государство. Почему, на ваш взгляд, бизнес не стремится активно вкладываться в исследования?

- Я не совсем согласен с такой постановкой вопроса. Ведь надо понимать и интересы бизнеса. Он прагматичен и не готов платить просто за процесс, ему нужен результат, технологии, которые нужно тиражировать, конкретные решения и продукты, которые можно использовать для своих задач. А задача у бизнеса простая — получение прибыли.

Поэтому здесь не только бизнес нужно обвинять. Считаю, что университетам тоже нужно делать шаги навстречу и выстраивать отношения с предпринимателями. А государство в свою очередь должно сделать всё, чтобы комфортно было вести диалог академическому сообществу и компаниям реального сектора.

- Наш читатель интересуется, какими вы видите университеты через 20 лет? Будут ли они существовать или уступят место узкоспециализированным курсам, закончив которые, человек сможет сразу работать по специальности?

- Университеты точно будут существовать. Я вижу, что это будут университеты, где в основании будет очное образование, когда ты находишься в коллективе, где особая атмосфера сотворчества, содружества, обмена мнениями. Это и есть ответ курсам в Интернете. Невозможно получить качественное высшее образование, когда все сидят дома и слушают курсы. Необходимо общение с преподавателями в лаборатории, аудитории, нужны совместные творческие, исследовательские проекты. Университеты будущего — это цифровые университеты с большим количеством сервисов, с обратной связью для студентов, с возможностью выбирать свою траекторию, Эти вузы будут совершенно по-другому отвечать за своих студентов, отслеживать в течение всей жизни успех выпускника и помогать ему в  сложных ситуациях, если он оказался на рынке труда.

Убеждён, нельзя заставлять работодателей брать на работу выпускников. Во многих университетах, и вы все их знаете, выпускники уже сейчас успешно трудоустраиваются. Такое восприятие университета у работодателей, что их всех берут. Тем вузам, у кого сложности с трудоустройством студентов, нужно усиливать связь с работодателями, активнее их вовлекать в формирование программ, больше уделять внимание стажировкам, практикам, искать другие форматы взаимодействия с предприятиями. Это должна быть системная и целенаправленная работа. А государство со своей стороны прилагает максимум усилий. Уже сейчас мы с Минтрудом разрабатываем по поручению президента специальную программу по молодёжной занятости.

Беседовал Александр Коренников

Записала Светлана Заверняева

Читайте нас в Telegram
Просмотров 5093